15 Декабря 2015 16:01

«Буре вышел на лед и упал, но уже тогда было видно, что мальчик покатит»

5eb02d5933ebc113cf59863b8cfac303.jpeg

Советский хоккеист, советский и российский тренер Александр Бирюков, приводивший сборные России к золоту и серебру юношеских чемпионатов мира и серебру молодежного первенства планеты в интервью Дарье Мироновой рассказал в каком возрасте лучше всего отдавать ребенка в хоккей, о том, как делал первые шаги в хоккее знаменитый Павел Буре, и почему в самом начале стоит выбирать не условные ЦСКА, «Динамо» или «Спартак», а клуб недалеко от дома.

Миронова: – Один известный хоккеист – Олег Петров, который и в КХЛ, и НХЛ успел засветиться с положительной стороны, отозвался о вас, что вы, наверное, за последние 20 лет – самый лучший детский тренер. И что за идеальным катанием – это к вам. Идеальное катание – это задатки с детства у ребёнка или всё в руках тренера?

Бирюков: – Я считаю, что это сочетание и многих морфологических особенностей строения тела, и способностей ребёнка, который может усваивать ту или иную информации. В общем-то, если правильно и целенаправленно заниматься постановкой техники владения коньками, то можно в достаточной степени научить достаточно большое количество детей.

– Даже самого бездарного человека, как, например, я?

– Вы знаете, бездарный – это всё очень относительно. Играть в хоккей – это одно, кататься на коньках – совсем другое. Хотя игра в хоккей и предусматривает правильное владение коньками. То есть основа – это быстрое передвижение на коньках. Катаясь не правильно, ты не сможешь быстро передвигаться за теми людьми, которые в совершенстве овладели техникой владения коньками.

– Интересная тема. Наверняка, родители знакомы и с Малкиным, и с Овечкиным. Говорят, у Малкина хорошее катание, а у Овечкина – нет.

– Это разные точки зрения. Потому что все люди разные. Каждый смотрит и видит то, что он хочет увидеть. Поэтому, говорят, что у Малкина – хорошо, а у Овечкина – плохо. Это смотря, что мы подразумеваем под правильной техникой катания. Некоторым нравится одно, а некоторым другое. На вкус и цвет товарищей нет. Поэтому, зная приоритеты – на что обращать внимание, если люди будут знать, тогда они могут изменить свою точку зрения. Поэтому нужно чётко знать, что мы подразумеваем под правильной техникой катания.

– Давайте, с азов. В каком возрасте лучше ребёнку начинать заниматься хоккеем?

– Вы знаете, канадцы и американцы, они говорят, что лучше всего начинать заниматься с четырёхлетнего возраста. Я с ними полностью согласен. Почему? Не оттого, что это канадцы и американцы – нет. Оттого, что мы как раз попадаем в возрасте от четырёх до семи лет на период первого детства. И вот насколько правильно ребёнка поставить на коньки, подобрать правильные коньки и дать ему начальные азы правильного катания на коньках – от этого очень многое зависит. Период первого детства – с четырёх до семи лет. Период второго детства – с восьми до двенадцати. И если мы в эти промежутки времени удачно попадём, удачно успеем всё сделать, то мы имеем возможность в будущем приобрести высококлассного хоккеиста. Всем уже хорошо известно, что, начиная от трёх до семи лет, способность к обучению снижается в 80 раз. Упустив это золотое время, мы потом сталкиваемся с определёнными трудностями и проблемами.

– Допустим, мы приводим ребёнка в четыре года. Всё внимание уходит именно на технику катания, а не на сам хоккей?

– Вы знаете, техника катания – это такая большая, очень широкая тема. Что значит в четыре года техника владения катания? Вы его поставите на коньки, а он упадёт. Потом, как он встанет, как он поедет, как он сделает первые шаги – от этого очень многое зависит. А я уже сказал раньше, что очень многое зависит от подбора формы, коньков, которые мы подберём ребёнку. Как он поедет… это очень важный момент. Поэтому сказать, что в четыре года владеет коньками? Да ничего подобного! Мы просто, во-первых, прививаем любовь ребёнка к тому, чтобы он стоял на льду. Стараемся научить его хотя бы держаться на коньках и хотя бы передвигаться. Вот когда он начнёт передвигаться, хотя бы не падая, тогда уже можно будет говорить, какие должны быть этапы, к чему и когда надо стремиться. И какие выполнять упражнения для того, чтобы техника владения коньками была правильная.

– А как быстро случится – всё зависит от ребёнка?

– Это зависит и от ребёнка, его способностей и задатков, которые он имеет. И от той обстановки, которая будет на площадке. Вышел ребёнок на площадку, он стоит, держится за борт – есть такое понятие, как «осваивание пространства». То есть, пришёл – он должен туда поехать, сюда поехать… Вот это для него является стрессовой ситуацией. Он оторван от родителей, хотя мы стараемся, чтобы родители присутствовали, чтобы он себя чувствовал комфортно на льду. Такие моменты, когда детей ставят на льду, родители находятся поблизости, потому что дети бывают разные абсолютно. Некоторые плакать начинают, когда не видят родителей. А когда они привыкнут, когда освоят пространство, когда эта ситуация не будет для них стрессовой, тогда уже и начнётся серьёзное занятие техникой владения коньками.

– А родители не требуют: «Я привёл ребёнка в хоккейную секцию! Дайте ему клюшку! Не нужно нам это фигурное катание!»

– Нет. Дело в том, что нельзя так сказать, что требуют… Пришёл ребёнок в секцию хоккейную – он уже катается с клюшкой. Это немаловажный аспект. Чем больше дети держат в руках предметы, общаются с этими предметами – у них руки становятся более ловкими. То есть нельзя отрывать катание от техники владения клюшкой. Даже когда ребёнок начинает кататься, некоторые призывают держать детей клюшку в одной руке, кто-то говорит, что надо держать клюшку двумя руками. Там есть определённые нюансы, на которые надо обращать внимание. Это не то, что поставили – иди и катайся, сколько хочешь. Нет – будешь кататься с клюшкой.

– Вот видите. Получается, очень важна понять аспект того, что техника катания немаловажный момент, но и форма, как вы уже сказали. То есть, коньки. Скажите, а когда родители в первый раз привели ребёнка, они сначала должны с вами посоветоваться, а потом уже покупать?

– Обязательно. Прежде, чем купить коньки, обязательно родители должны прийти и посмотреть, на чём катаются дети. Просто, чтобы иметь представление, что такое хоккейная форма. Если пришли в магазин и сразу «дайте мне коньки» – это неправильно.

– Да. Причём, самые крутые коньки!

– В том-то и дело. А ведь самые дорогие могут быть не самыми хорошими хотя бы на начальном этапе занятия хоккеем. Поэтому нужно обязательно прийти к тренеру, посоветоваться, какие коньки купить.

– А где взять хорошего тренера? Вернее, как его выбрать и знать, что – да, мой тренер – он высокой квалификации?

– Я думаю, сейчас говорят, что мало хороших тренеров. Но я с этим не согласен. Хотя бы элитных клубах. Там работают специалисты очень высоко уровня. Там, куда стекается всё самое лучшее. То есть происходит естественный отбор. Туда стекаются самые лучшие спортсмены, и специалисты там соответствующего уровня.

– Туда же, наверное, трудно попасть. Я имею в виду, ребёнку.

– Ничего трудного нет, если есть способности и задатки. Выявить эти способности, эти задатки – вот это вот можно на любом уровне. Если обладают определёнными знаниями и способностями, особенно если определённым опытом – не составляет большого труда определить способного ребёнка.

– А как быстро можете определить? Вот Павел Буре. Как быстро поняли, что он будет хорошим хоккеистом?

– Когда Павел Буре пришёл заниматься хоккеем, он пришёл заниматься с детьми, которые были на год старше его. Сначала он вышел и упал. То есть, плохо передвигался на коньках, потому что те дети уже катались. А он пришёл позже – к детям, которые занимались уже год. Но он так быстро их догнал, так хорошо поехал. И сразу было видно, с какой настырностью, настойчивостью он этим занимался. Уже было видно, что этот мальчик покатит. Хотя в то время были не такие хорошие коньки, как сейчас. Сейчас мы имеем отличную форму, которая способствует тому, чтобы дети научились как можно скорее кататься. Тогда-то этого не было. Это было очень давно. Это был 78-ой год.

– Вам встречались такие дети, которые сразу в глаза не бросаются, плачут или падают, медленно развиваются, а потом «бум!» - и звезда!

– Конечно, бывают. Поэтому я и сказал, что все люди, все дети разные. Когда не получается заниматься, вроде как становится не интересно. А вот задача первого тренера – привить любовь к хоккею. Сделать всё от тренера возможное, чтобы он полюбил двигаться, перемещаться. И если ребёнок начинает передвигаться, он проявляет интерес, то больше всего люди учатся тогда, когда гормоны счастья вырабатываются. Дофамин, серотонин. И лучше всего получается, когда ты получаешь удовольствие оттого, чем ты занимаешься. И как только ребёнок начнёт получать удовольствие от передвижения на коньках, от ведения шайбы – тогда всё начинает меняться.

– Вы так интересно рассказываете – неужели так всё хорошо? И тренер не ругает, не кричит, не шлёпает?


– Всё по-разному. Например, для того, чтобы человек быстро обучился, самое главное качество, которым ребёнок должен обладать – это концентрация внимания. В такое случае, обучение будет проходить намного быстрее. И если тренер повышает голос, он иногда это делает для того, чтобы привлечь внимание ребёнка, чтобы сосредоточить ребёнка на чём-то важным. Он считает важным, что дети должны это делать. Бывают дети с рассеянным вниманием, они не выполняют то, что им говорит тренер. И нельзя сказать, что тренер орёт, он просто привлекает к себе внимание. Одному достаточно просто на него посмотреть. Другому достаточно сказать.

– Как вы думаете, правильно, когда родители вмешиваются в тренировочный процесс?

– Что вы под этим подразумеваете?

– Я слышала, бывают такие случаи, когда родители начинают подсказывать тренеру или ребёнка во время тренировок, или чему-то учить, кричать.

– Это часто бывает. Вы сами можете ответить на свой вопрос. Если ребёнок занимается хоккеем, а родители начинают его учить – что теряется? Концентрация внимания. Он отвлекается, он рассеянный. Он не может ни слушать своего родителя, потому что он его любит и ему доверяет. Но контакт с тренером теряется. То есть иногда тренер призывает к одному, а он пока посмотрит, что там папа кричит, а что бабушка говорит – потеряется концентрация внимания. А это самое главное при обучении. Поэтому лучше, чтобы родители не вмешивались. Нужно не отвлекать ребёнка. Если родителю что-то не нравится, он может подождать, когда занятие закончится, а потом ребёнку сказать: «Тут ты не доделал. Или делал не так, как это требуется». Но только после занятия. Можно подойти к тренеру. И если что-то не понятно, если что-то родитель считает для себя непонятным, не может уяснять, он может подойти к тренеру и спросить, почему это делается так, а не иначе.

– А как выбрать правильную школу? Что имеет значение? Имя или всё-таки место расположения, допустим?

– Мы живём в мегаполисе, большое значение имеют транспортные развязки. Если ты живёшь на одном конце Москвы, а хочешь заниматься в ЦСКА, для того, чтобы добраться до ЦСКА это будет связано с определёнными трудностями. Ребёнок, пока доедет, уже будет утомлен. Поэтому лучше на первых этапах выбирать те клубы или те катки, привязанные к твоему месту жительства. Будет ребёнок заниматься со сверстниками, будет видно, что он выделяется способностями, стал откровенно сильнее тех детей, с которыми он занимается, тогда можно уже рассматривать другие клубы, где нужно всё равно воспитывать среди себе подобных. А что значит, среди себе подобных? В элитных клубах как раз и собираются те ребята, которые выделяются, у которых есть способности к этому. И если на своём катке по месту жительства он выделяется, и, придя в тот же ЦСКА, тренер увидит, что он такой же как все остальные способные дети – это и есть естественный отбор. А то, может, он не лучший даже рядом со своим местом жительства, а они говорят – нет мы пойдём в «Динамо», «Спартак», «ЦСКА». Я считаю, что это не совсем правильно. А потом, очень важно то, что опытный тренер отбирает не по льду, а по залу.

– Что это означает, рассказывайте?

– Вот, например, можно ошибиться. Например, один ребёнок как правило начинает заниматься? В пять – в шесть лет. А одного ребёнка поставили в три года на коньки. И он катается быстрее, чем тот ребёнок, который год или два катается на коньках с трёх лет. А другой пришёл в пять лет. Смотришь – этот катается, а это лежит и думаешь: «Ага, вот этот способнее». Да ничего подобного! Просто этот имел практику катания на коньках – а этот нет. А для того, чтобы они были в равных условиях, их ведут в зал. И смотрят на двигательную одарённость, на двигательную активность. Не все спортивные игры предъявляют требования к наблюдательности и быстроте мышления. И вот когда дети будут лишены коньковой подготовки, когда будут в равных условиях, тогда легче отобрать более одарённого, сообразительного, коммуникабельного ребёнка. Это же ведь очень важно иметь коммуникабельные качества.

– Хоккей, всё-таки, травмоопасный вид спорта. Чего стоит бояться родителям?

– Не то, чтобы бояться… А предусмотреть те моменты, которые могут привести к тому, что ребёнок может получить травму. То есть… Должна быть очень правильно и хорошо подобранная спортивная форма. Должны быть наточены коньки. Потому что вы сами понимаете, иногда бывает идёшь, видишь, что ребёнок снял чехлы и провёл коньком по железу, по кафелю. Естественно, ребёнок этого не заметит, а рабочая грань конька может затупиться. Поэтому, когда он выйдет на лёд, он будет проскальзывать. Если он упадёт, то форма должна быть так подобрана, что падение не будет являться для него травмоопасной ситуацией. Будут правильно подобраны щитки, наплечники, налокотники, шлем с маской, что необходимо. Прежде, чем выпустить ребёнка на лёд, нужно обеспечить ему степень безопасности. В детском хоккее, конечно, скорости небольшие, шайбы так быстро не летают, как в командах мастеров. Поэтому обеспечить безопасность ребёнка в детском возрасте намного легче, чем тогда, когда они становятся взрослые. Особенно многое зависит от тренера, который проводит занятия. То есть нужно исключить те ситуации, когда ребёнок может получить травму. Я уже говорил, у них должна быть концентрация внимания. И упражнения должны быть построены так, чтобы они не наехали друг на друга, не врезались друг в друга. Один катится вперёд спиной, а другой лицом. Они не видят друг друга и сталкиваются.

– Это опять же концентрация внимания?

– Это и концентрация внимания, и организация учебно-тренировочного процесса. То есть, как это всё будет организовано, чтобы не было таких ситуаций, при которых дети могли бы столкнуться или отвлечься. Очень часто бывает, что дети просто из-за своих эмоциональных состояний могут даже иногда клюшкой друг друга ударить. Доводя до сознания ребёнка, что этого делать нельзя изо дня в день. А некоторые, бывают такие случаи – они там столкнулись, кто-то кому-то не понравился. Некоторые даже начинают коньком в сторону другого ребёнка делать движения… Это исключить нужно обязательно с самого начала, с первых дней занятий. Они чётко должны знать, что можно делать, а что нельзя. И если эти все факторы будут соблюдены, то я думаю, что в детском спорте достаточно сложно получить травму. Хотя бывают такие случаи… Вот знаете, едет ребёнок, а сзади кто-то упал под него. И когда человек подает, самое страшное, когда ребёнок может удариться затылком даже когда шлем. Эти моменты нужно заранее исключать.

– Есть такая тенденция сейчас – мы видим и на профессиональном уровне, и в детском хоккее, как вчерашний хоккеист становится тренером. Естественно, он не сможет не только ребёнку, но и взрослому дать то, что можете дать вы.


– Вы знаете, быть хорошим хоккеистом и стать хорошим тренером… это две разные профессии…

– Гретцки не смог…

– Не будем называть фамилии, но я бы мог назвать их массу. Есть много примеров, когда хоккеисты не могли тренировать детей. А могу назвать противоположные примеры, когда люди не играли в хоккей, а у них были прекрасные команды и они готовили хороших хоккеистов. То есть, вот эта вот педагогическая жилка. Любовь к детям, знание, как к ним подойти… Например, я говорил с одним великим хоккеистом, когда ы ехали с ним в поезде. Он говорил: «Я не могу понять, почему они меня не понимают». На что я ему ответил: «Ты просто не можешь с высоты своего положения спуститься на их уровень. Тебе в хоккей бог дал играть. То есть, те моменты, над чем другие трудятся, ты это ловил на лету. Ты даже не можешь себе представить, что то, что ты делал с полуслова, с полуслова, полувзгляда, а другому, чтобы этого достичь, приходится трудиться и трудиться». Поэтому я и говорю, что когда великие, замечательные спортсмены, хоккеисты не могут понять философию ребёнка, тут происходит некоторое несоответствие…

– А какому ребёнку не подойдёт хоккей? Раз мы ушли в психологию. Может быть, шумному, плаксивому? Или наоборот, слишком эмоциональному хорошо быть в хоккее?

– Вы знаете, все люди разные и дети разные. И тут надо очень чутко и внимательно приглядываться к ребёнку. Выявить те хорошие и позитивные качества, которые в нём есть, и на чём можно построить будущее хоккея у этого ребёнка. Существуют и такие дети, которые бывают чрезмерно возбудимые, то есть любая ситуация для них является стрессовой...

– Это про меня.

– И когда такие нестойкие, нецеленаправленные дети приходят и занимаются с людьми, которые в этом плане более одарённые, сразу видно. Они чувствуют себя как бы не в своей тарелке. Есть такие дети – говорю по залу – там сразу видно. Один бегает – он двигательно одарён, и когда ему говоришь, он всё понимает. А другой сел и сидит, ему говоришь: «Иди, пробеги…» У меня был случай уникальный. Пришёл ребёнок, я ему говорю: «Мы учимся тут бегать, в салочки играть». А он сидит и говорит: «Я не пойду, я не пойду». Мне пришлось выстроить всех детей – а было их человек двенадцать. Я говорю: «Хорошо, мы смотреть не будем». Все отвернулись. И только тогда он побежал, когда все отвернулись. И, естественно, что мы же не можем заниматься, когда всё отвернуться и не будут принимать участие в игре, а он будет один бегать. Если в этом мальчике что-то есть, значит, надо этот момент перебороть. Но чаще всего бывает, что такой человек. И тогда с таким ребёнком очень сложно работать.

– А как этот мальчик дальше продвинулся?

– А он никак не продвинулся. Потому что как он сидел, приходил раз пять, так он и сидел на скамейке.

– А вы родителям сказали об этом?

– Не только рассказал, но и показал. Родители пытались как-то его сдвинуть, как-то на него воздействовать. Он как сидел, так и остался сидеть.

– Просто он музыкант в душе.

– Вы знаете, имеет огромное значение конституция тела. Есть определённые моменты… У меня недалеко от дома музыкальная школа. Я вышел, смотрю, парень стоит, а у него конституция идеальная – широкий такой, плотный, а за спиной у него гитара в чехле. Он для меня хоккеист. Я не знаю, как он соображает, но по конституции, поставь его на коньки – он тут же поедет. Тренеру не так много придётся с ним работать, чтобы он правильно покатил. А у него за спиной гитара.

– Что ж, мы сегодня так много говорим о психологии. Это, кстати, очень интересно, потому что многие родители этого не учитывают. А ленивого ребёнка, но у которого есть и физические данные, можно как-то заставить сдвинуться с места?

– Трудолюбие – это социальный момент. И если постоянно целенаправленно над этим работать, то можно. Если ты видишь в ребёнке определённые задатки, призывая его к тому, что нужно делать, всё равно можно добиться своего. То есть нужно с детства целенаправленно воспитывать трудолюбие. Этот фактор социальный и он поддаётся воспитанию. Конституцию изменить, поставить правильные ноги – это нет. А социальные моменты поддаются воспитанию. И тут нужно очень чётко целенаправленно постоянно работать.

– А давайте поговорим о минусах и плюсах. Постараемся подытожить. Есть какие-то минусы занятия хоккеем? Форма дорогая, например.


– То, что форма дорогая – это да. Хоккей является таким видом спорта. Дети растут. Купили хорошие коньки, а он из них вырос. Ребёнку ведь тяжело кататься, когда жмут коньки, он находится в дискомфортных условиях, а покупать коньки на один или два размера больше, чтобы он подольше покатался – это безобразие, такое нельзя делать. Потому что тогда меняется структура движения, техника владения коньками меняется. Поэтому это является минусом. Ребёнок растёт и нужна другая форма – это минус. А всё остальное, я считаю, только положительные моменты. Если с ребёнком правильно работают, повышают его концентрацию внимания. Представляете, ребёнок пришёл в четыре-пять лет. А в школу он пойдёт в семь лет. Он приходит уже подготовленный. Он сидит на уроке, он слушает учителя, всё воспринимает. Если к нему правильно относились, если его научили учиться.

– А можно совмещать детскую серьёзную хоккейную секцию и школу?
– Не только можно, но и необходимо.

– Это понятно, что необходимо.

– Я считаю – однозначно. Хоккей помогает школе, и школа помогает хоккею. Как ребёнок схватывает материал, насколько быстро он его осваивает, что на площадке, что в учебном классе – это ему помогает. И там, и там с опережением своих сверстников. То есть, хорошо учиться – это прямая обязанность человека, который хочет играть в хоккей на высоком уровне. Опять же мы возвращаемся к Павлу Буре. Он играл во всех сборных. И за свой город, и за сборную Москвы, и за сборную Советского Союза, и за команду, которая и на год, и на два старше. А что такое играть за сборную – это постоянные разъезды. Поехал на сборы, поехал на турнир – опять сборы и турнир, то есть было много пропусков занятий. Но у него никогда не было плохих оценок. Он всегда хорошо учился. И когда я приходил в школу №704, там прекрасные были педагоги, когда с ними советовался, они говорили, что у них к нему претензий нет – приехал и быстро он всё догнал. Эта сообразительность, способность всё ловить на лету, она помогала ему не только в хоккее, но и в школе – не было проблем с учёбой.

– Все бы такие были. Получается, теперь не разрешаете своим детям использовать эту отмазку: «Я спортсмен, значит, школа мне не нужна».

– Мы потеряли очень хорошего мальчика, очень способного хоккеиста. Он в хоккей играл замечательно. Но учиться не любил. Одну школу поменяли, потом вторую, третью, четвёртую. Он говорил: «Почему ко мне так плохо относятся?» Я ему сказал: «А как к тебе будут относиться, если ты плохо учишься?». В конце концов, он не смог играть в хоккей. А был одарённым человеком. Надо было его заставить учиться. Надо было силой заставить. И тогда бы, я думаю, и в хоккее бы у него всё получилось.

– Почти история успеха… Смотрите, интересен такой момент, когда перед родителем или молодым хоккеистом встаёт выбор – ехать в Северную Америку или оставаться, развиваться здесь, на что обратить внимание? Вы можете, как человек, который знает всё о хоккее что-то посоветовать?

– Некоторые спрашивают, когда уезжать, нужно ли вообще уезжать. Всё чисто индивидуально. Некоторые рано поехали – у них ничего не получилось, они вернулись. А некоторые, я знаю, и не буду называть фамилии… Мальчик уехал в десять лет и сейчас занимается, и доволен. Русский ребёнок, а его уже и в сборную команды определили… Это очень редко бывает, когда русский ребёнок там играет за сборную Канады или Америки. Они там свои. А у этого мальчика там достаточно хорошо всё получается. Такие случаи тоже бывают. А бывает, ребёнок поехал позже, и рассчитывал на одно, а получилось совсем другое. Тут ещё огромное значение имеет языковой барьер. Знание языка страны, куда человек поехал играть, я считаю, просто обязательно. Я знаю, что многие родители хоккеистов дополнительно занимаются, что бы они знали язык, я считаю, что это правильно и очень важно. Всё может случиться. Человек может приехать за океан. И если он не владеет языком, то у него может сложиться там всё не так хорошо, как могло бы сложиться.

– Вы молодец, следите за учёбой. И другой вопрос, больше о профессиональном уровне. Ещё буквально лет десять-пятнадцать назад хоккеисты драфтовались в Национальной Хоккейной Лиге и предпочитали бежать сразу – в 18 лет. Сейчас мы наблюдаем, что парни предпочитают чего-то добиться здесь в Континентальной Хоккейной Лиге, а потом отправляются. Опять же, не у всех получается. Как вы считаете, они поумнели, или здесь за деньгами сначала гонятся, а потом отправляются покорять Америку?

– Я думаю, у них есть определённый опыт предыдущих поколений. Раньше уехал молодой, а у него ничего не сложилось. А другой уехал позже, а у него всё получилось. У них есть, с чем сравнивать. А потом, огромное значение имеет физическая кондиция. И если уехать в 18 лет, ты ещё не «обмужичился», а уже поехал играть на высоком уровне – может что-то не получиться. А здесь в КХЛ ты приобрёл определённый опыт, у тебя уже есть определённый запас мастерства, ты уже поиграл за национальную сборную. То есть уже почувствовал уверенность в себе. И приезжаешь уже не просто кем-то, а сложившимся хоккеистом. Это имеет огромное значение!
Загрузка...
Загрузка...
Аудио
Видео
лента новостей
Загрузка...