15 Февраля 2016 16:59

«Мы отстаем. Я не вижу нового Овечкина»

686315c0327a20c42d5f320226a7771b.jpg

Детский тренер хоккейной школы «Динамо» Сергей Суярков в интервью ведущему «100% Хоккея» Владимиру Дехтяреву рассказал о своем видении развития детского хоккея в России, о своей методике и своей школе хоккейного мастерства IceStyle.

– Сейчас очень много говорят о создании некой новой программы развития детского, молодежного хоккея, юниорского. У нас какие-то есть программы?
– Не видел. Надеюсь, что всё-таки появится эта программа. Хочется ее очень увидеть. Основной минус в нашем детском хоккее заключается в том, что у нас нет методики, по которой бы работали все тренерские кадры. Одной методики нет.

– А нужна она одна такая?
– Я считаю, что нужна. Это видно по результатам – как работают в Америке, Канаде, Швеции, Финляндии. У них у всех есть методика и есть результат.

– В Канаде эта методика создавалась так: созывали совет «старейшин» – тех, кто в хоккее многое поведал. Те выдвинули какие-то свои предложения. Все это было написано. Далее еще один совет из ведущих тренеров Канады, который обсуждал все, что было написано, отсеял что-то ненужное и добавил что-то свое. Вот так они создавали и сделали программу. Американцы вообще пошли своим путем. У них своя система развития. Шведы свою систему больше прячут. Что-то они выкладывают в общий доступ, но основную часть подготовки игроков они как-то скрывают, наверное. А нам каким путем идти? Канадским? Американским? Шведским? Или, может быть, своим? Как будто на месте топчемся.
– Нет человека, который бы всех объединил, организовал, как вы говорите, старейшин, тренеров, которые работали с детьми. Объединить их – и пусть они создадут эту методику. Я думаю, в России всегда была хорошая школа. И мы готовили хороших хоккеистов мирового уровня. Сейчас мы, конечно, начали немного отставать. И с каждым годом, мне кажется, все сильнее отстаем. Я больше не вижу Овечкина. К сожалению.

– Наверное, это так. А в чем проблема нашего детского хоккея? В целом, Вам, как детскому тренеру, я думаю, все понятно. С чего все начинается? Вот молодежный чемпионат мира. Валерий Брагин перед молодежным чемпионатом мира говорит: «У нас проблема с игроками. Кто-то даже не умеет правильно кататься спиной». Еще проблема: игра на точке вбрасывания, игра на пятаке. И во всем вот этом есть проблема. Но этот игрок пришёл из детского хоккея. Он пришел из юниорского в молодежный… Все говорят, проблема идет из детского хоккея. Действительно так? В чем главные проблемы детского хоккея?
– Первое и основное – это тренерские кадры. Нужно готовить тренеров, учить ребят, как правильно тренировать.

– А кто должен учить?
– Старейшины.

– А вы? У вас же есть своя методика.
– У меня есть. Я выложил её на всеобщее обозрение в интернете.

– А этим пользуются?
– Честно говоря, звонят, говорят, что пользуются. В принципе, она дает результат. Многие ребята работают по этой методике. Сейчас они в школе «Динамо». Видим результат. Все команды, которые работают, которые стараются, придерживаются этой методики.

– А в чем она заключается?
– Индивидуальное развитие ребенка прежде всего. Посмотрите сейчас детский хоккей: самых маленьких мы набираем за деньги. Чем больше детей, тем больше получает клуб денег. Тренер уже не может кого-то отсеять. Он тренирует по 50-60 человек на одном льду.

– Как в Китае.
– Ну да. Поэтому и кататься толком не могут научить. И техника владения клюшкой, и тренировочной процесс проходят очень слабо. Маленькая интенсивность. К каждому ребенку не подъедешь и не исправишь его ошибки. Это первое и основное. Младшие возраста у нас работают за деньги. Особенно в специализированных школах. Этого не должно быть. Хорошо, что в ЦСКА пришел такой спонсор, как «Роснефть». Насколько я знаю, там все бесплатно. Это большой плюс для ЦСКА.

– И родители ни за что не доплачивают?
– Нет.

– А подкатки?
– Родители ходят к разным тренерам, договариваются о дополнительных занятиях. Родители ходят к разным тренерам и занимаются дополнительно. Я считаю, это нужно. Если это дается в школе, то почему это не взять у другого специалиста? Технику броска, технику владения клюшкой. Над этим нужно работать каждый день, даже дома. Мамы, папы должны сами с ребенком заниматься. Очень многое зависит именно от родителей где-то до 14 лет. Я считаю, что основная заслуга – родительская.

– Мы еще к этому вопросу вернемся. Иногда родитель – это польза. А иногда… не совсем!
– Основная проблема, я считаю, это платные группы. Так получается, что приходится тренировать сразу 50 человек.

– А если их как-то разделить – не по 50, а по 10 человек?
– Все меньше и меньше льда у школ.

– Интересно получается… Приходит представитель федерации, представитель Молодежной Хоккейной Лиги, они говорят, вот, Владислав Третьяк открыл очередную площадку. Но никто же не говорит, что сейчас, например, открыт каток в Астрахани. Да, он открыл каток в Астрахани. Все это хорошо и здорово. Но кто работать-то там будет? Нужны тренеры, которые будут этим заниматься. Никто не говорит, что Владислав Третьяк открыл школу для тренерского состава для того, чтобы работали с тренерами.
– Честно говоря, ко мне часто приезжают родители с детьми. Я с ними дополнительно занимаюсь. И они просят, можно ли приедет тренер. Я говорю: «Пожалуйста, с удовольствием». Даже бесплатно тренерские кадры приезжали, когда я проводил сборы своего проекта. И они параллельно с тренерами тренировались, выходили на лед, учились, записывали. И потом уезжали к себе. И старались по этой методике там у себя работать. Я считаю, что обязательно нужно развивать тренерские кадры. Если надо, пусть молодые ребята приезжают, учатся.

– Ваша методика ближе к какому стилю? Или к какому направлению? К канадскому, шведскому, американскому? Или что-то свое?
– Я считаю, что это наше, российское. Когда я начинал тренировать, я, честно говоря, пришел с хоккея и начинал упражнения давать детям такие, которые мне в мастерах давали. Но это ни в коем случае нельзя было делать.

– Не пошло, да?
– Да. Я каждый день ездил по разным школам и смотрел тренеров, которые проявили себя, у которых есть имя. На каждую тренировку приезжал, записывался и учился у этих тренеров. В Казань ездил смотрел тренеров. Потому потихоньку начал что-то свое вносить. Мой первый опыт – это ЦСКА 95-ый год. Именно на них я экспериментировал. Что-то многое правильно давал, что-то переосмыслил, пересмотрел. Но считаю, что есть результат. 17 человек, которых задтрафтовали, сейчас продолжают играть в НХЛ. И в КХЛ есть ребята хорошие. Многие умеют и кататься, и владеть клюшкой.

– Начали мы наш разговор с того, что первая проблема – это тренеры. Дальше – это проблема льда. Какая еще есть проблема?
– Мы говорили и о платных группах. Я считаю, что должна быть конкуренция.

– В смысле?
– Среди команд, тренерских кадров. Сейчас вот в общей школе зачет, он мешает развитию детского хоккея. Нужна конкуренция. Есть хорошие кадры, хорошие молодые ребята, которые хотят что-то показать в ДЮСШ «Марьино», «Серебряные акулы», «Пингвины», например. Они стараются, работают, но они знают, что никогда не будут играть в группе сильнейших. Школа, в общем-то, слабая. Потихоньку хорошие ребята все равно будут уходить. Если они будут стараться, они могут оказаться в первой группе, показать результат. И будет сразу видна работа всей школы. Сколько команд находится в первой группе, играет. Сколько во второй. Разделить на три группы, и тогда, конечно, будет видна работа тренерских кадров. Со многими ребятами я разговариваю, они говорят: «Сергей, нам бесполезно здесь что-то показывать, все равно все хорошие ребята уйдут…»

– Я согласен, такие проблемы во многих школах существуют. Где-то засветился, тебя забирают, и нам этом все заканчивается.
– Нужно обязательно в Москве убирать общешкольный зачет и делать зачет по годам. Тогда будет результат и будет детский хоккей в Москве расти.

– Очень много у нас говорится о детских тренерах. А вообще, какова специфика его работы? Это же не только тренировочный процесс на льду. Это, наверное, еще и какое-то общение. Дети же все разные. К кому-то надо найти определенный подход. Вам это удается?
– Я надеюсь, что удается. Вы правильно сказали, дети все разные. На кого-то нужно покричать, на кого-то ни в коем случае.

– Да, есть те, которые внимательно слушают, а есть такие, которые не слушают, но кататься умеют, их просто надо направить в правильное русло.
– Да, ты должен быть психологом, найти правильные слова, что ребенок услышал тебя, стал стараться.

– А как это сделать, чтобы интересно ему это было?
– Ты сам как-то должен это понять. И чувствовать ребенка. Чувствовать команду и каждого игрока. В игре, в тренировочном процессе. Просят написать конспект на тренировку. Я знаю, что могу прийти и полностью тренировку поменять, глядя в глаза детям. Кто-то, может, устал. Кто-то после тяжелой игры. Для кого-то погода не такая. Приходится им полностью менять тренировки. Планирую одну, а прихожу и делаю совсем другую, потому что вижу: кто-то заболел, кто-то не пришел. Это тренер должен чувствовать. Обязательно.

– Гонка, гонка, гонка… Где-то к годам к 16, 17 некоторые выжаты так, что у них уже ничего не получается. Не идет ли это от того, что от детского тренера в определенном возрасте требуют доказывать и показывать результат? Вы должны войти в тройку, быть в пятерке выиграть тут, выиграть там… Это требование результатов…
– Если ты правильно работаешь с командой – будет результат.

– Мне кажется, иногда загоняют и детей, и тренеров.
– Это какое-то оправдание… Просто тренер должен уметь работать правильно. И с начинающими, и со старшими ребятами. Не все умеют. Тут идет переходный период, изменение характеров. Ни в коем случае нельзя их ломать. Они тебя должны именно уважать. А когда начинаются бояться и ненавидеть…

– А у вас такие были?
– Слава богу, что нет. Надеюсь на это. Все ребята уважали. Бывало даже такое, что пришлось очень сильно накричать на детей, кинул планшет… Нужно было их взбодрить после первого периода. Команда не играла на большом финале в Канаде, когда я работал с юниорской сборной. Я кричал так, что там слышали все. Когда вышел из раздевалки, доктор потом сказал: «Ребята, встали, размялись. Тренер прав. Мы столько отдали сил, а сейчас так катаемся…» Я благодарен ребятам, второй и третий период отыграли отлично, выиграли неофициальный чемпионат среди 17-летних после 12-ти летнего перерыва. Важно, когда тебя именно уважают, а не боятся. Это было приятное ощущение, когда они сказали: «Спасибо, вы нас взбудоражили».

– А могло это сыграть в обратную сторону?
– Унижать детей нельзя.

– А у нас есть такие тренеры в КХЛ…
– Дети тогда могут послать подальше. Можно сказать, на повышенных тонах: «Для чего вы сюда приехали ребята? Для чего показываете результат? Вся Россия на вас смотрит, надеется». И они тебя понимают…

– А сложно работать с детьми? Шум, гам, постоянно что-то происходит. Приходишь домой, чувствуется усталость?
– Усталость всегда чувствуется, но с детьми интересно играть. В этом году я взял ребят 2002 года и 2008 года – совсем маленькие. Они только начинают играть. Совсем разные тренировочные процессы. Совсем разное отношение к детям.

– Я смотрел – что канадцы, что американцы, что шведы или финны – у них начало работы с детьми – это катание, катание, катание. Никаких клюшек. Игра в хоккей – очень-очень редко. Именно все акцентировано на катании. Это так?
– Возможно. Я сейчас часто езжу в Америку и тренирую американских детей. Много приезжают ко мне, приезжают, тренируются. Не скажу, что у них всегда правильно поставлено катание. У них большое количество детей занимается хоккеем. Плюс занимаются дополнительно, в том числе другими видами спорта. Развиваются дети разносторонне. Мне кажется, это основной результат.

– Наверное, видно, что по катанию мы стали уступать. Раньше – я имею в виду советский хоккей и тот период, когда советская школа продолжала действовать – именно катание наших хоккеистов было на высоте. А сейчас мы в этом компоненте не особо кого-то превосходим. Или все к нам подтянулись? Или вообще все по-другому стало? Смотришь на тех же американцев, которые с 1996 года запустили свою новую программу, которая будет третий раз обновляться. Они-то здорово прибавили. У них прибавилось и хоккеистов в стране.
– Я не скажу, что мы стали отставать в катании. Сейчас все изменилось в хоккее, он стал более скоростным, скорость игрового мышления стоит на первом месте. Я считаю, что американцы просто физически здоровее наших ребят и детей. Мы не развиваем физически ребенка. Мы с Капрановым Андеем, когда вели юниорскую сборную России 17-летних, получилось так, что на одной игре в турнире мы разминались вместе с американскими детьми. Прямо контраст – наши дети и американские. Американцы просто атлеты. Физически здоровые ребята. Они катаются правильно.

– Мы что-то делаем ни то, что ли? К чему это?
– После 12, 13 лет нужно правильно развивать физически ребенка. Здесь мы проигрываем. Они в школе играют. У американцев в общеобразовательной школе работают именно над физическими данными ребенка. Ребенок занимается и легкой атлетикой, и американским футболом, в тренажерном зале они в школе занимаются. Где у нас в школе такое есть? Может, только в платной.

– У нас вопрос по поводу большого появления хоккейных центров. Да и вы тоже основатель школы Ice Style – это тоже такой хоккейный центр. Какова их польза? Тем более, их сейчас достаточно много появляется.
– В эти центры приходят передовые методики, передовые тренажеры.

– Странно, почему ФХР от этого отстает, не понимаю?
– Это очень затратно, поэтому все это ложится на частников.

– Если посмотреть на финансирование сборной России по хоккею, то увидишь, что особо там и проблем нет.
– Это хорошо, что появляются такие центры. В Питере очень хороший центр. Здесь у нас в Москве центр есть. На Сахалине очень хороший центр открылся.

– В Новосибирске открылся достаточно большой центр. Сейчас просит открыть такой центр хоккейная команда «Адмирал» из Владивостока. Они тоже заинтересованы. В чем их польза? Вы, как один из основателей своей школы, скажите.
– Это индивидуально развивает ребенка: техника катания, беговые дорожки для хоккеистов, техника броска…

– Это полезно?
– Конечно, полезно. Развивает ноги прежде всего. Я сам на таком тренировался.

– Почему я спрашиваю. Есть тренеры старого формата, профессора выдающиеся, которые говорят, что это особой пользы не приносит.
– Им нужно самим хоть раз надеть коньки, и они поймут все это. Когда я пробовал, я тоже изначально относился скептически. Но ноги после тренировки просто отваливались. Лед такое не даст. Да и тренер находится прямо рядом с ребенком. Он может рассказать, показать, как поставит ножку. На льду это невозможно. Так что, прежде всего эти тренажеры развивают мышцы ног.

– Ну, и координацию. Помимо тренажерных дорожек есть тренажеры «на земле» - всякие «станки» для выполнения определенных заданий на обычных тренажерах.
– Я надеюсь, что эти центры будут разносторонне физически развивать ребенка.

– Они действительно помогают?
– Однозначно.

– Мы говорим, что этих центров много появляется, тренеры некоторые скептически относятся, родители с недоверием…
– Они слушают своих тренеров, со стороны которых идет какая-то зависть. Все-таки это платные центры, кто-то зарабатывает деньги. Многие тренеры запрещают подкатки, дополнительные занятия, запрещают ходить в эти центры. Сами не занимаются и запрещают… Зависть.

– Следующий вопрос по поводу платных и бесплатных обучений. На ваш взгляд, занятия хоккеем должны быть платными или бесплатными. Может, существуют какие-то гранты? Возьмем Северную Америку. Там родители платят. Все платное.
– Там 20 человек в команде – и с ними занимаются. В школе получше – подороже. Более сильная школа – в ней идет отбор. И все равно ты платишь, но идет отбор. Я считаю, платные школы должны быть, но не должно быть такого количества народа на льду и забот, как бы побольше заработать.

– Есть родители, у которых не очень хороший достаток. Есть у них детишки одаренные, но они не могут заниматься. Здесь как быть?
– Насколько я знаю, в нашей школе «Динамо» дается скидка. Михаил Федорович старается убрать оплаты. Многие помогают даже и с формой, и с поездками малоимущим семьям. В школе «Динамо» хорошо смотрят и следят за этим.

– По стране что нам делать? Как нам хоккей вывести на другой уровень?
– Здесь много, очень много нюансов. Первое и основное: если есть возможность, чтобы школа была бесплатной, пусть побольше людей будет, и надо чтобы побольше льда было.

– Насколько я знаю, это уже задача ФХР – привлечение детей в массовый спорт, в хоккейные школы, в хоккейные секции. У нас страна достаточно большая, а занимающихся хоккеем не очень много. С чем это может быть связано?
– Не так много катков хоккейных. Хоть их и появилось много, все равно недостаточно - очень мало. К тому же сейчас кризис, который касается многих.

– Пропаганда хоккея в стране. Канаду брать не будем – там и так все ясно. И то они расстроены, что у них каждый пятый мальчишка идет заниматься хоккеем. Раньше каждый третий шел. Они реально говорят: «Это для нас проблема! У нас мало занимается детей в хоккее». Официально зарегистрированных хоккеистов – 720 тысяч на 35 миллионов. У нас – 146 миллионов человек в стране, а хоккеистов – 86 тысяч всего! Та же Чехия – 110 тысяч. Получается, что на душу населения шведы, финны нас обгоняют, даже Америка, где хоккей – это не самый популярный вид спорта. Там есть бейсбол, есть американский футбол, баскетбол. В то же время хоккеем занимается достаточно большое количество детей и хоккеистов.
– Раньше у нас очень много было дворового хоккея. «Золотая шайба»… Я сам оттуда. У нас во дворе хоккейная коробка была под окнами. А сколько их осталось сейчас? Да и зимы нет сейчас. Я на этой коробке все дни проводил, все свободное время. Не только я. Но и другие ребята. Павел Буре, многие бывшие хорошие хоккеисты там занимались. Сейчас нет этих коробок.

– Родитель-тренер-игрок. Насколько сильно родители могут влиять на своего сына, который занимается хоккеем? А на тренера?
– Я говорил, что от родителей зависит, чему научится ребенок. Но в то же время у меня была мечта набрать детей из детдома. Очень часто мешаются родители. Особенно, когда начинается игра, они начинают считать, кто и сколько на льду находится, кто в каком звене. Родитель считает, что его сын сильнее другого мальчишки. Тот в одном звене, этот в другом… Начинаются какие-то интриги…

– К тренеру приходят? К вам приходили?
– Один раз приходили, второй раз я просто прогонял.

– А что хотели? Деньги предлагали или что?
– Деньги, бывает, предлагают. За свою жизнь никогда не брал и не собираюсь брать.

– Предлагают хоть нормально?
– Был такой случай: клали листочек пустой, и просили написать, сколько нужно, чтобы ребенок играл.

– В общем составе или в пятерке?
– В пятерке. Сумма очень большая, но я никогда на это не шел.

– Ну примерно сколько?
– Вам очень интересно? Три тысячи долларов в месяц.

– Я почему спрашиваю. Заходил этот разговор с Федерацией Хоккея России. И все время ФХР говорила, что этих случаев нет. Что если что, нам сообщайте – мы будем реагировать. Но я так понял, что никто никуда не сообщает, и никто не реагирует. Просто для того, чтобы федерация услышала, что такие случаи есть. Приходят агенты, приходят тренеры. Они же говорят: вот вам предложили такую-то сумму. Дальше идет сборная. Молодежная сборная, юниорская сборная, МХЛ… Ведь там тоже предлагают деньги… Это не для кого не секрет.
– Когда я работал в юниорской сборной, именно агенты игроков присылали сообщения и звонили, называли сумму. Но я никогда на это не шел. Совесть у меня чиста перед ребятами, которые были в этой сборной. Они это знали. Может быть, поэтому они доверяли нам, тренерскому составу. Почему я организовал свой спортивный проект? Чтобы не зависеть от родителей.

– Можно подробнее, что за проект? Это такой же хоккейный центр, где дети обучаются и работают с тренерами и индивидуально тоже, я так понимаю, да?
– Да, это мой проект. Организовал я его в 2004 году. Были спортивные лагеря. Были летние, сейчас они круглогодичные. Плюс дополнительные занятия. 18 человек – тренеры, они тренируют по всей стране. Я долго собирал эти кадры. Считаю, это лучшие тренеры, которые работают с детьми. Многие прошли через мой проект. Приезжает к нам за лето по тысячи детей. Говорят «спасибо». Отзывы, письма – очень приятно. Мы развиваемся и хотим с детьми съездить в Северную Америку. Сейчас в связи с кризисом стало тяжело, но и там в то же время учимся. Чем хорош наш проект, так это тем, что мы собираемся с ребятами и друг с другом разговариваем и продолжаем учиться. Никогда нельзя останавливаться. Развиваемся. Все ребята, которые работают в своих командах - у них команды находятся на первых местах в лидерах.

– Есть помимо прочего много и благотворительных акций, скажем так. Могли бы вы рассказать?
– Мы активно реализуем наш проект, это основной спонсор, благотворительный фонд под названием «Димина мечта». Все деньги, какие соберем, пойдут в этот фонд, который помогает больным российским детям. Хочется помочь, показать детям, что, играя в свою любимую игру, они могут в то же время приносить добро другим детям, которым не так повезло, как им. Надеюсь, мы соберем хорошую сумму. Это первый турнир, первый опыт. Надеюсь, будем также помогать в дальнейшем.

– Это здорово! Возвращаясь ко всему хоккею в целом, скажите, на ваш взгляд, каковы основные проблемы нашего взрослого, молодежного хоккея? Последний чемпионат мира среди молодежных команд четко показал, что у нас была реальная команда мужиков, но… С другой стороны, у нас, к сожалению, не оказалось лидеров. Все-таки чувствуется, что не хватает одного-двух игроков-звездочек, которые могут дать результат. Как сборная Финляндии в какой-то степени. Несколько человек сыграли свою ключевую роль. Да, финал 50 на 50. Но когда у тебя в команде есть несколько таких человек – я имею в виду финских хоккеистов…
– Обратите внимание, там 16-ти летние были.

– А почему мы не подводим? Или у нас их нет? Или мы просто боимся? Или нам нужен результат.
Суярков С.: Я думаю, что появятся, именно начиная с 98-ого года. Произошли перемены. Сборная России играет в МХЛ с 98-ого года…

– На ваш взгляд, это хорошее начинание?
– Очень хорошее начинание. Когда мы с Андреем Капрановым работали в юниорской сборной 95-ого года, мы тогда давали предложения организовать на базе города Клина такую команду, чтобы она играла в МХЛ. Но тогда как-то не получилось.

– Другие люди стояли тогда.
– Стояли те же люди.

– Но добавились другие к ним. Когда пришли новые, эта идея…
– Это же все взято у американцев…

– Я согласен. Но на ваш взгляд, ребята отыграют там год-два – по возрасту – а дальше что? Вернутся они в свои клубы, а какая перспектива дальше у них?
– Я надеюсь, они покажут результат. Когда тренер тренирует целиком команду целый год, я думаю, они со своими сверстниками играют против более старших, более сильных. Тем более сейчас дают результат. И эти ребята, придя в свои клубы, я думаю, они будут намного сильнее по отношению к другой молодежи, которая осталась в этих клубах, не попала в сборную.
Загрузка...
Аудио
Видео
лента новостей
Новости партнеров