1 Февраля 2017 12:47

«Общение с болельщиками позитивно сказалось на ребятах»

d769325cb5dfad7c76e35623f4de60ab.jpg

Главный тренер «Салавата Юлаева» Игорь Захаркин в интервью ведущему «Спорт FM» Владимиру Дехтяреву рассказал об обстановке в команде.

– Игорь Владимирович, какая обстановка сейчас в команде? Что происходит?

– В команде очень рабочая обстановка. Мы, тренеры, перекроили звенья. Всё, готовимся к матчам. У нас остались четыре домашних игры. Мы должны достойно сыграть и набрать максимальное количество очков. Вот такой настрой.

– Матчи предстоят тяжёлые. Лидеры западной конференции – сейчас это лидеры КХЛ. Как-то особо планируете к этим матчам готовиться? Какая-то определённая стратегия, может быть, на эти игры?

– Тут просто все понимают, что, действительно, это на сегодняшний день лучшие команды КХЛ. Но я думаю, что любому парню за честь сыграть с такими соперниками, помериться своим мастерством с ними. Но и в организации игры, конечно, у нас есть кое-какие задумки, которые мы попытаемся реализовать.

– Семь поражений команда потерпела. Что произошло, почему такое количество поражений? Подряд причём.

– Поражения поражениями - да. Но мы проиграли матчи, я посмотрел: три игры мы проиграли действительно вчистую, четыре - перевели в овертайм. И это вообще наш бич в этом сезоне. Мы 19 матчей переводим в овертайм и там проигрываем по буллитам или в добавленное время. Я думаю, что, конечно, с одной стороны, действительно, команда хочет выиграть и иногда делает то, что не нужно делать. Потому что мы помним, какие голы нам забивают в матче три на три: там тройка играет в обороне, убегает вперёд, возвращается, опять пытается бежать вперёд. Игроки настолько хотят выиграть, что иногда теряют голову. Я очень философски смотрю на эти поражения. Важно, что команда держит удар. Мы смогли выйти, мы не сдавались. И это, я думаю, внушает уверенность.

– Если брать третьи периоды, очень много команда уступает именно там. С чем это может быть связано? Или это абсолютно какие-то независимые вещи?

– Здесь надо статистику смотреть, что у нас получается с третьими периодами. Тогда я и прокомментировал бы.

– Ну вот с «Витязем», с «Ак Барсом» то же самое было.

– Я думаю, что это две разных игры. С «Ак Барсом» там оставалась минута, двадцать шесть. В принципе у «Ак Барса» не было возможности забросить шайбу и сравнять счёт. Одна ошибка одного из нападающих, который не сумел блокировать бросок, от синей линии шайба вошла в ворота. Вот такое было поражение. В то время как с «Витязем» было несколько иначе. Здесь вопросы больше в области психологии. Я думаю, что игроки команды к этому матчу почувствовали определённую неуверенность. И, как только соперник давал напряжения, давления в нашей зоне, я видел недостаточно уверенные действия именно в игре в обороне. Если в первом случае, я считаю, игрок должен был блокировать и не дать сопернику довести шайбу до ворот. А там у них уже вышел и шестой игрок. Надо было провести всего две смены. И мы бы закончили спокойно эту игру. Но бросок от синей линии – и гол. В матче с «Витязем» я увидел определённую неуверенность, которая повлияла на структуру игры в обороне.

cc12ae00a713fdc1a779ec513336540d.jpg

– Не могу вопрос не задать. Касается он вратарской бригады. Я знаю, насколько для вас это вообще важная тема. Я вспоминаю СКА и работу в других командах. Вратарь – это практически половина успеха. Можно ли вот так сказать, что во многих играх виноват именно Сведберг? Хотя, когда смотришь на игру обороны, то к представителям, к защитникам этих вопросов достаточно много, не меньше, чем к Сведбергу.

– Ссоглашусь с тем, что действительно в тех командах, где я работаю, вратарь имеет очень важное значение. Действительно всегда хотелось бы играть в конструктивный атакующий хоккей. Проблемы в обороне конечно же будут возникать при такой игре. Но я не могу сказать, что Сведберг - это прямо вот вся наша проблема. Я думаю, я соглашусь с тем, что действительно у нас очень много ляпов в обороне. И они связаны не столько с оппозиционной игрой в обороне, сколько с самоотверженностью игроков. Потому что те броски, которые мы позволяем делать сопернику, мы просто должны их прерывать. Это первое. А второе – если мы с ними прерываем активную работу клюшкой, то мы должно блокировать такие броски. Здесь я полностью соглашусь. Потому что действительно к обороне то же самое. Есть очень много претензий.

– С руководством какая-то беседа была по приезду в Уфу?

– У нас постоянно есть люди, есть кураторы от руководства, которые приезжают. Они держат всегда руку на пульсе. Они хотят понимать и понимают, что происходит в команде. Скажу так, что действительно с одной стороны такой ажиотаж вокруг «Салавата Юлаева», потому что нам предстоят такие трудные матчи. А с другой стороны «Салават» идет на пятом месте. А с другой стороны у нас есть четыре игры. Всё решается ведь на льду, а не на бумаге, не в статистике или в другом месте. Только на льду матчи эти покажут, насколько мы боеспособны, насколько мы готовы к матчам плей-офф. Я рассматриваю предстоящие поединки, как очень серьёзные, интересные спарринги, где мы должны показать лучший хоккей и набирать очки при этом.

– Появилась какая-то странная информация по поводу вашего увольнения и назначения Майка Кинэна. Что это такое? Чья-то опять игра идёт?

– Я думаю, что просто в последнее время идёт очень много вбросов различной информации, где пишется откровенная неправда или чушь. Якобы я узурпирую власть в клубе, делаю то, что я хочу. Это совершенно всё не так. Я делаю то, что должен делать в соответствии со своими функциональными обязанностями. «Салават Юлаев» живёт, он работает, он готовится к матчам. Я не слышал ничего. В первый раз от вас я слышу о том, что Кинэн... Я не знаю, мне смеяться или каким-то другим образом реагировать... Я не хочу даже комментировать такую информацию. Потому что я знаю, сколько доброжелателей будут готовить свою занозу внести в тело «Салавата Юлаева».

– Общение с болельщиками как-то встряхнуло команду, помогло?

– Мне кажется, что да. Говорим часто дежурные слова, играем для болельщиков, а когда видишь людей лицом к лицу, понимаешь, что это такая боль для людей, болеющих, отдающих свои деньги за команду. Я думаю, конечно, игроки должны кожей почувствовать, насколько это ответственно, насколько это важно играть на полную. Иногда игроки через не могу будут выдавать максимум. Я думаю, что это очень позитивно сказалось на ребятах. Или скажется. Потому что сейчас это мои ощущения, мои наблюдения... Посмотрим, что будет в матче.

– Я знаю, что для вас очень важно, чтобы в раздевалке всё было тихо, спокойно в плане именно атмосферы. Я имею в виду, не обсуждение игры, а именно сама атмосфера. Сейчас в раздевалке что?

– В раздевалке действительно очень конструктивная работа идёт. Вижу, как парни стараются выйти из этого положения. Я очень сочувствую и болельщикам, и парням, что так затянулась эта серия. Действительно семь матчей, четыре из них мы могли ровно также выиграть, как мы их проиграли. Но не получилось. И мне очень важно, что игроки не теряют присутствия духа, стараются переломить судьбу или удачу спортивную тащить на свою сторону. По любому я вижу, как они настраиваются и с самыми серьёзными намерениями ходят на предстоящие матчи.

– По поводу травмированных хоккеистов. Их много в команде. С чем это связано? Это ведь не только игровые моменты были. А именно просто травмы.

– У нас на самом деле после окончания прошлого сезона с травмами заканчивали его и Соин, и Григоренко, и Майоров. Мы об этом знали. У них был определённый период в восстановлении. Игроки плавно должны начинать были: кто-то вначале октября, кто-то в течение октябре, кто-то в ноябре должен был выходить. Но получилось так, что наша молодёжь уехала, играть было неким. И тогда мы пошли на риск, и ребята захотели сыграть эти матчи и тем ещё усугубили свое положение. Тот же Соин получил дополнительный матч против СКА, потом Григоренко выбыл на какое-то время, Майоров снова получил травмы. Всё, что дальше происходило – это чисто несчастные случаи: сломал ногу Хартикайнен. Это игровой эпизод в матче против «Нефтекамска». Так бывает. Лёг под шайбу Умарк - перелом. Это тоже так бывает. Это чисто игровые моменты, которые никто не может избежать. Или игра против «Ак Барса». Миша Воробьёв играет матч с «Торпедо», получает коньком в лицо и сотрясение мозга. Это чисто такие эпизоды, которые редко бывают, но, к сожалению, мы видим, как много их случилось в нашей команде в этом сезоне.

5b1a283af868f58612766cb5a5d0f0c1.jpg

– Кирилл Капризов – это человек, который взвалил на себя бремя лидера, который пытается и тащит команду. А как к этому относятся, скажем, ветераны, хоккеисты более старшего возраста.

– Если реально смотреть на ситуацию в нашей команде, конечно, я хочу, чтобы опытные ребята, такие, как Энвер Лисин, как Денис Паршин – они безусловно должны усиливать и вытягивать из себя всё, что они могут для того, чтобы максимально помочь командам. Это наш ресурс. Я жду, что они просто значительно прибавят в игре. И это предаст и мощности, и стабильности в игре. А Кирилл – он молодец. Что называется, всегда на максимуме, всегда старается принести как можно больше пользы команде. Он в этом смысле молодец.
Загрузка...
Аудио
Видео
лента новостей
Новости партнеров