14 Сентября 2016 21:40

Империя наносит ответный удар

Империя наносит ответный удар

Мировую спортивную общественность взорвала новость о взломе хакерской группой Fancy Bears базы данных (WADA), в результате которой выяснилось, что сёстры Уильямс и Симона Байлз принимали допинг. Правда, с разрешения самой WADA. О том, что это значит, попытаемся разобраться в нашем материале.

Итак, в самой практике официального разрешения от WADA на приём запрещённых препаратов ничего нового нет. Все мы хорошо знаем о сборной норвежских лыжников, в которой чуть не 100% спортсменов – астматики. Наверное, даже первоклассник, верящий в чудеса и Деда Мороза, поймёт, что тут что-то не так. Но доказывать что-либо здесь просто бесполезно: норвежские врачи грамотно оформляют необходимые документы, поэтому не допустить этих лыжников до соревнований нельзя. Это мало того, что нечестно, но и дико с чисто этической точки зрения: в погоде за медалями люди подвергают себя смертельной опасности. По крайней мере формально. Ясное дело, что никакой астмой лыжники не болеют, а просто употребляют препараты для значительного улучшения «дыхалки». Вроде относительно безвредная процедура. Но то, какие препараты принимали Уильямс и Байлз, повергает в шок.
  
Бывший глава РУСАДА Николай Дурманов в интервью агентству «Р-Спорт» отметил:

«Речь идет об очень сильных препаратах. К примеру, риталин - очень сильный психостимулятор, кстати, запрещенный в России. В Европе в некоторых странах за его незаконное приобретение можно сесть в тюрьму. Пишут, что его применяла Симона Байлз. Сестрам Уильямс инкриминируют целый букет: оксикодон, гидроморфон... Это опять же сильнейшие обезболивающие. Кроме того, пишется, что они применяли кортикостероиды и средства от астмы. Баскетболистке Елене Донн прописан амфетамин. Формально вот они - документы, разрешающие им применение этих препаратов. Но это очень сильные препараты, и диагнозы должны быть крайне серьезными. Некоторые из этих препаратов применяются для терминальных больных, а не для олимпийских чемпионов. Надо послушать объяснения, как такой букет, хотя и на формально законных основаниях, попал на Олимпийские игры. Амфетамин, оксикодон и гидроморфон - это все опиаты, родственники морфина и героина. И риталин на них похож. Все препараты с особо регулируемым оборотом».

Получается, что, раз спортсменкам выписывались такие препараты, то они должны были находиться между жизнью и смертью где-нибудь в отделении интенсивной терапии. Но, судя по результатам, показанными сёстрами Уильямс и Симоной Байлз, дела у них обстоят несколько лучше (и слава Богу!). Некоторые пытаются доказать, что, например, время применения Сереной препаратов совпадало с периодами её травм на крупных соревнованиях. Мол, нужны были обезболивающие. Хорошо, в это хочется верить, но почему тогда первой ракеткой мира употреблялись такие убийственные препараты? Это наводит на некоторые сомнения.

913791.jpg  

Возьмём один из препаратов – преднизолон. В своё время его активно использовали на Тур де Франс (о том, сколько допинга в велоспорте, думаю, лишний раз упоминать не стоит). Употреблялся он вот для чего: спортсмен во время соревнований употребляет, например, нандролон. В больших, огромных количествах. Анаболизм, само собой, становится невероятно быстрым. Но после гонки ноги спортсмена начинают отекать, так как при колоссальной однотипной нагрузке волокна начинают распадаться, а вот вывести их из организма не получается. В итоге у спортсмена бешеный анаболизм, а катаболизм – нулевой. Если вовремя не вывести всю эту дрянь из организма, то буквально через пару дней может начаться фурункулёз, проще говоря, спортсмен покрывается чирьями, так как все не выведенные из организма ткани начинают гнить. И, чтобы ничего такого не происходило, спортсмен вынужден принимать катаболики, одним из которых является преднизолон. Несчастные атлеты вынуждены чуть ли не по пять часов просиживать в туалете, так как все вредные вещества из организма перебрасываются на почки. Зато после этого можно выпить очередную дозу анаболиков и на следующий день снова участвовать в соревнованиях.
Учитывая, что сёстры Уильямс с согласия WADA принимали преднизон, преднизолон и метилпреднизолон, то всё это становится уж слишком явным. Впрочем, какие к сёстрам могут быть претензии – они всё делали согласно букве закона.

Как и непобедимая Симона Байлз, которая (внимание!) принимала допинг во время Олимпийских Игр! Особый цинизм ситуации придаёт то, что на Олимпиаду не взяли абсолютно чистых российских спортсменов. Ну да ладно. Байлз принимала риталин – по сути, наркотик. Вот что пишут о нём на одном из медицинских сайтов:

«Риталин – это общее название метилфенидата. Он классифицирован управлением по лекарственным препаратам США, как препарат второй группы на равне с кокаином, морфином и амфетаминами. Риталин запрещён подросткам из-за своего стимулирующего эффекта». Ну, вы понимаете.

Сама Байлз через несколько часов после скандала выступила с заявлением в твиттере:

«У меня синдром гиперактивности с дефицитом внимания, в связи с этим я с детства принимаю лекарства, - сказано в сообщении Байлз. - Пожалуйста, знайте, что я верю в чистый спорт, всегда следовала правилам и продолжу это делать, так как честность необходима для спорта и очень важна для меня».

Стоит отметить, что синдром гиперактивности с дефицитом внимания – заболевание довольно специфическое. Точнее, многие отказываются признавать это заболеванием. Возможно, мы сейчас подгоняем факты под свои выводы, но, согласитесь, дать спортсмену справку с психологическим заболеванием – довольно просто. При этом атлет получает возможность периодически писать письма в WADA и получать разрешения на использование сильнейших стимулирующих препаратов. Помните, кто ещё из знаменитых спортсменов страдает этой болезнью? Вы удивитесь, но его зовут Майкл Фелпс. Совпадение? Возможно. А может быть, и нет. В общем доступе же нет документов о том, когда и сколько раз 22-кратный олимпийский чемпион обращался за разрешением принимать тот или иной препарат.

В недавнем «Круглом столе» на «Спорт FM» Светлана Хоркина поражалась стальным нервам Байлз, намекая на то, что здесь что-то явно не так. А Антон Голоцуцков прямо заявил, что даже у него нет такого бицепса, как у Байлз. Конечно, подозревать всех в употреблении допинга – удел слабых, но сейчас мы сталкиваемся с вопиющим лицемерием. Спортсмены спокойно принимают мощнейшие препараты, при этом никакой публичной огласке это не придаётся. Зато за сравнительно безвредный мельдоний дисквалифицировали всех подряд. Двойные стандарты? Да. Впрочем, ничего нового!

Опять же, давайте посмотрим на моральную сторону вопроса. Точнее, аморальную. Допустим, спортсмены действительно вынуждены принимать препараты из-за состояния здоровья. Но как, как врачи могут допускать людей в таком состоянии до соревнований? Страшно представить, какие адские боли они испытывают во время и после стартов. Ещё один вопрос: почему остальные спортсмены не информируются о том, что их соперник выступает под допингом? Пусть лицензированным, но всё-таки допингом. Это вопиющее нарушение принципов олимпизма, потому что ни о какой честной борьбе здесь не идёт и речи.

Чем всё это закончится? Скорее всего, ничем. WADA будет обвинять Россию в нечестных, «аморальных» способах получения информации, а американские спортсмены продолжат на вполне законных основаниях кушать допинг и калечить себя. Но есть надежда, что российские хакеры окажутся довольно-таки умными ребятами и откопают в WADA что-то ещё. Но положительный для нас, простых российских болельщиков, эффект всё-таки есть. Приятно наблюдать, как после травли россиян едва ли не главная звезда американской сборной ищет, признаем честно, несколько нелепые оправдания. Но! Что бы ни происходило, мы желаем и Симоне Байлз, и сестрам Уильямс здоровья! Спорт не стоит того, чтобы калечить свою жизнь.


Текст: Даниил Бизюкин
Программа 100% УТРА 100% УТРА Эмма Гаджиева и Роман Вагин и Александр Боярский
  • Пн.
  • Вт.
  • Ср.
  • Чт.
  • Пт.
  • Сб.
  • Вс.
с 07:00 до 11:00
Подробнее
лента новостей