22 Июня 2016 16:41

Вернуть полимеры

Вернуть полимеры

О том, кто действительно виноват в провале сборной России, а вместе с тем всего российского футбола, и о том, что теперь делать.

Тренер чистой воды невиновен

Каждый очередной провал сборной России по футболу подталкивает нас к главной мысли – мы не футбольная страна. С каждым новым провалом для наших болельщиков открывается истина – в футбол научился играть уже весь мир и не стоит свысока смотреть даже на Алжир, Словакию и Уэльс. Но после каждого нового провала мы раз за разом совершаем одну и ту же ошибку – ищем причины в следствиях, обвиняем тренеров и игроков. А они виноваты далеко не в первую очередь.

Тренер сборной и клубный тренер – это разные профессии. Клубный тренер имеет некий люфт и возможность подобрать состав под свою концепцию. Так, с поправкой на хилый трансферный бюджет, привык работать в ЦСКА Леонид Слуцкий. Тренер сборной работает с теми, кто есть. В нашем случае выбор не особо велик. Не каждый клубный тренер может работать тренером сборной. Слуцкий не смог. Это надо признать, это признал он сам.

Кому-то это было очевидно еще до Евро-2016, кому-то нет – вопрос в другом. В нашей стране отсутствует системный подход ко всему, в том числе и в вопросе назначения тренера сборной. Каждый раз стратегия отходит на второй план, каждый раз главный человек в футболе, кем бы он ни был, поддается эмоциям и желанию заткнуть брешь непременно прямо сейчас. Или тем, кто «ближе к миске», кто «засветился» буквально на днях, или тем, кто обладает магическим иноземным именем.

слу.jpg

В данный момент на повестке дня оба варианта – «выстрелившие» Станислав Черчесов и Курбан Бердыев, а также «еще один Капелло» Мануэль Пеллегрини. И снова мы уходим на круг. Мы все это уже проходили. В сборной мы уже попробовали все варианты – заслуженный тренер, тренер-чемпион, успешный-тренер-прямо-сейчас, иностранец-успешно-тренировавший-средние-команды, топовый иностранный тренер за много «зелени», молодой российский тренер. Достаточно сказать, что на троих у Черчесова, Бердыева и Пеллегрини – один короткий опыт руководства сборной. Было это в 1999 году. Речь идет о Туркмении, если что.

Новость о Пеллегрини и 10-миллионном контракте, если честно, ввергает в полное уныние. Если предложение действительно имеет место быть, то это значит, что уроки не усвоены. Ни один из них. А значит в корень зрить никто не собирается. Пеллегрини – это попытка оттянуть решение проблем, самообман и популизм. Реализация спартаковского круговорота «Наконец-то мы избавились от этого дебила, теперь начнем побеждать» со всем известным исходом.

Хуже того: мы не участвуем в отборочном турнире, у сборной не будет официальных матчей, а посему победы над среднепаршивыми командами на протяжении двух лет будут представлять, как успешную подготовку, а поражения – как рабочие моменты. Другими словами, два года команда будет существовать в абсолютном вакууме, а наша неготовность к чемпионату мира станет очевидной уже там, после первого матча.


Игроки почти невиновны

О лимите на легионеров и его вреде для сборной сказано уже не мало. Однако наличие популистов у руля российского футбола – абсолютно решающий момент. Я не знаю позитивных примеров отсутствия конкуренции. Видимо, уважаемые члены исполкома РФС придерживаются иного мнения и обладают иной информацией.

Крайняя попытка спасти сборную России предпринималась в конце 2014 года, когда клубы предложили идеальный вариант – 10 легионеров в заявке. Или система «10+15». То есть каждая команда РФПЛ предоставляла сборной 15 россиян, которые проводили сезон в конкурентной борьбе за место в составе с сильными легионерами. И не факт, что все 10 легионеров вышли бы на поле одновременно – у нас есть немало примеров того, когда молодые игроки в борьбе выгрызали место в основе у иностранцев.

rusijos-futbolininkai-5768d56d04d6e.jpg

Да, вполне возможно, что поначалу многие игроки сборной в своих клубах стали бы «лавочниками», но уязвленное самолюбие, которое, вопреки мнению болельщиков, у наших игроков все же есть, заставило бы их бороться, расти над собой, прогрессировать. Возможно даже, что многим пришлось бы уйти на понижение – в команды нижней части таблицы или даже в средние иностранные клубы. Возможно, средним игрокам пришлось бы перебраться даже в ФНЛ. Не вижу здесь ничего страшного. Все ужасно боятся того, что после операции может стать плохо. Но что если без операции просто нельзя? Мы в очередной раз прикладываем подорожник, чтобы вылечиться от подагры.

Жизнь – это борьба. Для всех, кроме футболистов с российским паспортом в современной РФПЛ. Как только борьба заканчивается – требования к себе снижаются, начинается ожирение. И это нормально. Именно поэтому я не осуждаю наших футболистов. Человек ищет, где лучше, находит и там оседает. Это, повторюсь, нормально. Как и то, что никто не хочет ехать за границу, потому что здесь тоже неплохо кормят, здесь родные и близкие, здесь зона комфорта. Система лишила их шанса развиваться.


No limits

Именно система и лимит, как основополагающая его часть, теперь загнали нас в безвыходную ситуацию. До чемпионата мира осталось всего два года – менять что-то уже поздно, но не менять нельзя. Хотя бы потому, что при нынешней системе через два года нам просто некого будет брать в команду.

Отменять лимит надо было после непопадания на чемпионат мира 2010 года. Сейчас мы уже имели бы результат. Шесть лет на осмысление своего места в пищевой цепочке – более, чем достаточно. Севшие на скамейку сейчас были бы конкурентоспособны, таланты, уехавшие в Европу в поисках лучшей доли, обогатили бы сборную иными стилями. Кокорин не говорил бы на полном серьезе, что гордо пренебрег возможностью полгода поиграть в аренде за лондонский «Арсенал».

946094589.jpg

Мне никто никогда не докажет превосходство футбольных школ Албании, Уэльса или Словакии, но они не являются заложниками денег, которые есть в нашей стране. Их сила в бедности, игроки уезжают за лучшей долей и часто ее находят. Яркий пример Гамшик, уехавший в Серию B, а теперь являющийся лидером «Наполи». У нас же почему-то считается, что условные Миранчук или Ефремов обязательно должны начинать карьеру в «Локомотиве» или ЦСКА.

Есть ли исключения? Есть. Далеко ходить не надо. Перед глазами пример Смолова, начавшего карьеру с нуля в «Урале». Станислав Крицюк уезжал в Португалию никому не известным футболистом, а вернулся кандидатом в сборную. Есть Антон Митрюшкин, Аршак Корян, Андрей Панюков, Джамалдин Ходжаниязов, Иван Злобин и Виталий Лысцов. Но это все единичные случаи, а не системные.


Начать с головы

Для начала Виталию Мутко надо определиться, где он работает. Очень забавно читать комментарии относительно совмещения постов Леонидом Слуцким от человека, который вообще совмещает несовместимое – посты президента РФС и Министра спорта. И откровенно говоря, валится у Виталия Леонтьевича сейчас и там, и там. Думается, не последней причиной того является желание усидеть на всех стульях сразу. Мягко говоря, недостаточное внимание к футбольному хозяйству ставят ему в вину многие в кулуарных разговорах. Даже те, кто относится к Мутко с большим уважением. Это первое.

Второе. Одна из основных проблем в нашей стране – отсутствие на местах профессионалов, людей, разбирающихся в вопросе. «Эффективных менеджеров» и «хороших хозяйственников» у нас навалом. Но они годятся лишь для решения кризисов, стабилизации ситуации, но вовсе не для разработки стратегии развития. Не разразился стратегией и РФС. Тут вина лежит не только и не сколько на Мутко – от чудных предшественников ему достались развалины с миллиардным долгом, тут не до жиру – быть бы живу.

Почему-то и российские болельщики, и футбольные чиновники свято верят в то, что растить футболистов для сборной должны именно клубы. Это не так. От слова совсем. Футбольный клуб – это коммерческое предприятие, которое должно оказывать услугу (в данном случае демонстрировать зрелище) и зарабатывать на том деньги. Было бы странно, согласитесь, требовать от частной пекарни растить для страны пекарей международного уровня, а от юридической фирмы – топового российского адвоката. Так почему же это требуют от футбольных клубов?

cc9f8c5a419b128762a7140ac33698e5.jpg

Да, коммерческое предприятие могут обязать работать по правилам страны, в которой оно осуществляет свою деятельность, установить квоты на иностранных сотрудников, но не более того. Подготовкой пекарей, юристов и прочих работников должно (на коммерческой основе или нет) заниматься государство, развивая систему ПТУ, университетов и тренировочных лагерей. Никто при этом не говорит, что клубы должны отказаться от собственных школ, но, повторюсь, основополагающей должна быть государственная стратегия.

По такому пути пошла Германия после провала на Евро-2000, когда в каждом районе, в каждой земле появились государственные футбольные лагеря, куда попадают лучшие молодые игроки того или иного региона. Подготовкой детей занимаются тренеры на госсодержании, просматривать юных футболистов съезжаются представители клубов, а за понравившихся платят достойные компенсации. И эта система работает. Уже через несколько лет она дала немецкому футболу половину нынешней сборной. До мирового чемпионства Германии прошло 14 лет.

Существуй такая система в России, нынешний лимит на легионеров был бы оправдан – десятки молодых игроков, которых получала бы страна каждый год, обеспечивали бы конкуренцию хотя бы друг с другом. Но комплексный подход к решению проблем – это не наша тема. Наша – отдать 10 миллионов пенсионеру, не прописав ответственность и варианты расставания.

Отсутствие внятной системы и понимание государственной ответственности за развитие футбола - это еще одна серьезная ошибка, до исправления которой голова у «эффективных менеджеров» и специалистов по перекладыванию своих проблем на плечи других дойдет еще не скоро.

Что в итоге?

Есть призрачный шанс на изменение существующей ситуации с нынешними игроками за два года. Первое, что должно случиться – должен пасть лимит. Это может, как уничтожить сборную перед чемпионатом мира, оставив игроков без практики (но она так и так уничтожена уже сейчас – это наш уровень), так и подстегнуть конкуренцию и рост футболистов. Пусть рост этот будет в рамках того мастерства, уровень которого уже не перешагнуть, это будет уже что-то.

Второе. Должна поменяться концепция выбора тренера. Все три предложенных варианта – Бердыев, Черчесов и Пеллегрини – это заход на второй круг. В этих кандидатурах нет никакой логики. Вообще. Подход должен быть внятным и обоснованным, без трясущихся рук и отчета для галочки, мол, Владимир Владимирович, мы все порешали, теперь все будет круто. Не будет.

7ba75a1e13bcc54566ef94f74988a8b555b3bf7a2973b761349842.jpg

Третье. Для появления новых игроков специалисты, прежде всего, профильные, должны разработать или, проще говоря, «слизать» рабочую стратегию развития футбола. К чемпионату мира 2018 года мы уже не успеваем что-либо изменить, но можем сделать задел на будущее. Понимаю, что на 10 лет вперед у нас не сильно любят смотреть, но это надо делать. Уже сейчас. Желательно, для начала вложить в это 10 миллионов, найденных для Пеллегрини.

Но, скорее всего, ничего не изменится. Тренера поставят наобум, за победу в чемпионате Польши или за умение играть в 7 защитников. Под предлогом того, что сборной нужны новые лица, будет введен лимит. 7+4, 8+3, 11+0 – не так важно. Может быть, даже введут потолок зарплат ибо «сволочи эти окончательно зажрались». Максимум – $1,5 млн (+ сколько угодно бонусами, в том числе и за выход суммарно на 10 минут в трех матчах). Два года мы не будем знать о сборной ничего, а на чемпионате мира мы вспомним, наконец, команду Дика Адвоката добрым словом.

Текст: Сергей Бреговский
Программа 100% УТРА 100% УТРА Эмма Гаджиева и Роман Вагин и Александр Боярский
  • Пн.
  • Вт.
  • Ср.
  • Чт.
  • Пт.
  • Сб.
  • Вс.
с 07:00 до 11:00
Подробнее
лента новостей