31 Августа 2015 16:41

Брызгалов: Мы не можем собрать команду олимпийского уровня

Брызгалов: Мы не можем собрать команду олимпийского уровня

Дехтярев В.: В гостях у нас сегодня обладатель Кубка Стэнли, член олимпийской сборной России вратарь Илья Брызгалов! Я приветствую. Как пришла идея создать свою школу вратарского мастерства? Расскажите чуть-чуть подробнее об этом.


Брызгалов И.: Мы были на дне рождения у нашего друга Таша Саркисяна. И мы познакомились с Петром Лидовым, руководителем по связям с общественностью в компании «Мегафон». Мы сидели, обсуждали прошедшие олимпийские игры в Ванкувере. Поднялся вопрос о вратарях. Петр спросил, что нужно для того, чтобы помогать, допустим, детям. Я сказал: «В принципе, всё, что нужно – собрать детей, и предоставить им лед. Я готов тратить свое время, работать с детьми мне интересно, интересно поделиться с ними какими-то своими знаниями, своим мастерством, что-то подсказать им». Компания «Мегафон» с радостью откликнулась. И на протяжении пяти лет она помогает устраивать эти мероприятия, поддерживает мою школу, берет на себе все финансовые затраты. 

Дехтярев В.: Для вас, что это значит? Я имею в виду, такая работа с детьми. 

 Брызгалов И.: Я люблю детей. Мне, прежде всего, интересно, как они учатся, их неподдельный интерес к хоккею, их желание чему-то новому научится. Ты хочешь делиться своими знаниями с ними. Тем, что ты знаешь, что ты умеешь. Очень интересно, когда ты видишь, что есть талантливые ребята, которые быстро схватывают. Кому-то что-то даётся сложнее. Но и они уже многое умеют. И ты думаешь: «Я в их время это не умел делать…» Хоккей уже ушёл далеко вперёд, и во вратарском искусстве тоже. 

Дехтярев В.: Что планируете делать дальше? Карьера, я имею в виду, именно хоккейная, завершилась? Или ещё нельзя сказать, что Илья Брызгалов завершает свою карьеру и будет заниматься чем-то другим. Всё-таки есть мысль карьеру продолжить? 

Брызгалов И.: Вы знаете, 27 лет я отдал хоккею. С восьми лет постоянные переезды, игры, тренировки. Всё было подчиненно только одной цели: сделать себя лучше, забраться на какую-то поставленную перед собой в хоккее вершину. Сейчас момент в жизни переходный. Ты, вроде, еще думаешь, что, может быть, поиграть еще годок-другой. А может, всё-таки, и нет. Надо просто сейчас сесть и подумать, проанализировать, что вообще произошло за последний год. Посмотреть, чем я сейчас могу заниматься в жизни. Попытаться найти себя, узнать, чем мне будет интереснее заниматься в дальнейшем. 

Дехтярев В.: Возраст еще позволяет играть на достаточно высоком уровне. Гашек до 45 играл! Сейчас Мартин Бродор только закончил! 

Брызгалов И.: Мы же все разные… Кто-то может устать от хоккея. Есть дети, которые устают от него в 15. А кто-то устает в 30, кто-то в 45… 

Дехтярев В.: Илья Брызгалов устал от хоккея? 

Брызгалов И.: Вот это я понять не могу. Возраст все равно сказывается. Начинаешь каждый год готовиться после тридцати лет. И ты чувствуешь, насколько тяжелее. Начинаешь бегать, начинаешь тягать железо, делать растяжку… И тогда понимаешь, что не такой гибкий, что уже тяжело бежать. Время на подготовку раньше занимало месяц, за это время ты мог себя подготовить, когда тебе было 25-26 лет. А сейчас тебе надо уже 2 месяца, чтобы себя привести в порядок. Все равно организм получает огромную нагрузку, он изнашивается, устает.

Дехтярев В.: С одной стороны, да. А с другой стороны, в общем-то есть еще заинтересованность? 

Брызгалов И.: Знаете, самое главное, понять, есть ли стимул. 

Дехтярев В.: А стимул есть? 

Брызгалов И.: Мне надо разобраться в себе. Понять, хочу или нет. 

Дехтярев В.: Может быть, КХЛ? 

Брызгалов И.: Знаете, пока я об этом даже не думаю. Моя жизнь в последние 14 лет была связана с Соединенными Штатами. Переезжать сюда, играть в КХЛ – это серьезное решение. Ты должен перевести семью, найти детям школу. Я не могу решать только за себя. У меня есть семья. Я должен делать так, как им будет комфортно. Потому что дети довольно уже взрослые: 9 и 11 лет. И я должен уважать и их решение, и решение жены. Как им будет комфортно. Я не могу все бросить и сказать: «Ребят, сидите здесь, а я поехал играть».

Дехтярев В.: В ЦСКА приезжали ведь, играли. 

Брызгалов И.: Это было время локаута. И у меня был контракт. Все время был как на пороховой бочке, день ото дня ждали новостей, когда он закончится. И у меня был контракт, который я должен был выполнять. Допустим, с «Филадельфией». На протяжении девяти лет должен был поддерживать себя в физической форме. 

Дехтярев В.: Когда подписывали контракт с «Филадельфией», действительно рассчитывали, что девять лет в этой команде проведете? 

Брызгалов И.: На самом деле, так и было. Мы сразу приехали и приобрели дом. Я думал, что здесь я закончу свою хоккейную карьеру. Но жизнь немного по-другому сложилась. 

Дехтярев В.: Дом остался в Филадельфии? 

Брызгалов И.: Дом остался. Мы туда вернёмся. 

Дехтярев В.: Всё-таки возвращаетесь в Филадельфию? А как вам, кстати, город Филадельфия? Нравится или нет? 

Брызгалов И.: Вы знаете, Филадельфия – первая столица. Там много хороших музеев, там есть, что посмотреть. Это северо-восток Соединенных Штатов. Он немного отличается от других регионов Америки. Там все быстрее, люди жестче, намного грубее. 

Дехтярев В.: Как в Москве? 

Брызгалов И.: Там такой же город, как и все. Есть прекрасные районы, есть какие-то бедные районы. Есть даун-таун – живой, весёлый. Там люди живут. Есть «мертвый» даун-таун, где бизнес-центры. Рабочий день закончился и он «вымирает». В «живом» даун-тауне люди живут, общаются, встречаются, там много ресторанов. Нам там нравится. Конечно, идеальным было бы место, где жизнь протекала под солнышком. Где-нибудь во Флориде. 

Дехтярев В.: Как Евгений Набоков?

Брызгалов И.: В Калифорнии, да. 

Дехтярев В.: Вот он любит там жить, ему нравится. 

Брызгалов И.: Каждый день просыпаешь и видишь солнце. 

Дехтярев В.: Зато, может быть, поближе к пенсии можно туда переехать. Многие в Америке так и делают, переезжают на «юга». 

Брызгалов И.: Но нам нравится жить в Филадельфии, там прекрасные школы. Считается, что там одни из лучших образовательных школ в США. В общем-то, нам не на что жаловаться. 

Дехтярев В.: Илья, вопрос, наверное, достаточно непростой. Все-таки, вас, скажем так, в Северной Америке в последнее время складывались не очень хорошо отношения с журналистами. Были какие-то моменты. Где-то, может, кто-то что-то не так понимал. За вашими словами пристально следили. Я вспоминаю время перед зимней классикой. Я сам люблю смотреть за НХЛ, на одном из матчей зимней классики я присутствовал. К сожалению, не на вашем, а с участием «Вашингтона». Очень много вокруг вас журналистов, которые практически за каждым словом охотятся, ждут, что скажет Илья Брызгалов. Как вам такое отношение, внимание со стороны прессы? Не мешало? 

Брызгалов И.: Это, в принципе, было только в Филадельфии, наверное. Но их можно понять. Они любят хоккей, это «хоккейный» город, команда находятся во владении «Comcast Spectacor». Поэтому высокого внимание телевидения, прессы. Они ходят, спрашивают, интересуются. Частенько, знаете, как было… Я общался с ними в интервью. 

Дехтярев В.: Такое быстрое флэш-интервью. Брызгалов И.: Они без включенных микрофонов, без аппаратуры… Ты парой слов перекинулся, они отвечают, что такое не знали. Ты и начинаешь им объяснять. 

Дехтярев В.: Про медведей, про космос. 

Брызгалов И.: Дошло до того, что я сказал: «Вы не знали, что первые собаки в космос летали Белка и Стрелка?» Они смеются, не знают таких вещей! А потом, официально отвечаешь на хоккейные вопросы и, что самое интересное, на следующий день находишь в прессе не ответы на хоккейные вопросы, а то, о чём ты разговаривал без включенного микрофона. 

Дехтярев В.: Вас это раздражало? 

Брызгалов И.: Меня это не раздражало. Но раздражало, наверное, руководство команды. 

Дехтярев В.: Делали какие-то замечания? Говорили: «Илья, остановиться надо, не давать интервью…» 

Брызгалов И.: Я много раз их просил, говорил, если вы не хотите, чтобы я с ними общался, огородите. Но не могут этого делать. Иначе будут за это команду штрафовать. Они все время выделяют после игры игроков, которые дадут интервью. И я постоянно в этом списке был. Многие вещи журналисты придумывали просто из ниоткуда, на них приходилось реагировать как-то… 

Дехтярев В.: А про космос? 

Брызгалов И.: Про космос мы с ними разговаривали. Но была такая вещь, что я, якобы, заснул на собрании. Это вообще… 

Дехтярев В.: У нас в России это широко обсуждалось. 

Брызгалов И.: Это была ложь чистой воды. Собрание было короткое, свет был. Оно продолжалось две минуты. И кто-то ляпнул, не знаю, кто. 

Дехтярев В.: Может, кто-то из игроков пошутил? 

Брызгалов И.: Первым делом журналисты стали спрашивать у тренера: «А что, Брызгалов заснул на собрании?» Тренер ошарашен, он не знает, что ответить. Спросил, с чего взяли. Ему говорят, есть такой слух. Тренер спросил: «Это игроки сказали?» - «Нет, игроки говорят, что он не спал». Тренер говорит, что тоже не видел, чтобы Брызгалов спал. Но им закинули это, и они все равно стали раскручивать. Они это напечатали. Я не чувствовал, чтобы меня команда пыталась как-то от этого отгородить.

Дехтярев В.: Они это, может, целенаправленно делали? Чтобы выкупить потом контракт? 

Брызгалов И.: Нет! Я не думаю, что это они делали целенаправленно. Но в тот момент мы не попадали в плей-офф, была сложная ситуация... У нас было огромное непонимание с тренером насчет видения игры. Не мое дело давать указания. Но вещи, которые я просил, чтобы он сделал вначале сезона, он сделал только в конце, потому что это посоветовал Крис Пронгер. С первого моего прихода в команду у него была идея, что защитники должны блокировать броски от синей линии, чтобы шайба не доходила до ворот. В «Финиксе» я играл совсем по-другому. Там защитники разбирали игроков и все, что летит от синей линии – моя задача поймать намертво и отбить. Защитник принимает шайбу на себя. Я на эту шайбу по-любому реагирую. Я не знаю, поймает он ее или нет. Она от него может отскочить куда угодно. От него срикошетить в ворота. Он ловит шайбу, он играет вратарем. То есть, его игрок стоит свободным. Она от него соскакивает свободному игроку на клюшку. Я все равно на этот бросок реагирую. И они забивают в пустые ворота. Я просил, говорил: «Не надо так делать… Я прошу, чтобы защитники не ловили шайбу». Отвечают: «Нет, у меня философия, статистика, считаем, что команды, которые выигрывают Кубок Стэнли, чаще всего ловят шайбу на себя». 

Дехтярев В.: Кстати, в «Финиксе», я заметил, у вас действительно была достаточно хорошая статистика по сравнению с «Филадельфией». Ваше выступление в «Финиксе» попало на Олимпийские игры в Ванкувере. Для меня было несколько удивительно, когда я увидел в воротах Евгения Набокова. Я абсолютно ничего против не имею, не собираюсь сталкивать вас лбами. Но я тогда плотно общался с Быковом, Захаркиным. У меня был вопрос по этому поводу: «Почему?» Я видел, что Илья Брызгалов в тот момент был готов лучше. Это было очевидно. И у многих журналистов это вызывало вопрос. Вам не было обидно, что так получилось? Сейчас можно говорить все, что угодно. Что канадцы вышли такие, что порвали бы Брызгалова вместе с воротами и Набоковым. Но вам не показалось, что это несколько несправедливо? Обратились-то не к статистике… 

Брызгалов И.: Это такая больная тема. Наверное, за последние годы у нас реально в Ванкувере был очень хороший шанс выиграть Олимпийские игры. Тогда еще было много эмоций, после Олимпиады. Я не хочу сейчас поднимать эту тему. 

Дехтярев В.: Если просто подобрать слова? 

 Брызгалов И.: Я не знаю, как сказать, но, на самом деле. Мы были не готовы. 

Дехтярев В.: Именно как команда? Не готовы под руководством тренера? 

Брызгалов И.: С одной стороны, это был наш лучший шанс выиграть Олимпиаду. Но мы подошли к ней неподготовленными. Вот так. 

Дехтярев В.: Именно со стороны тренерского штаба? 

Брызгалов И.: Я сказал все. 

Дехтярев В.: Я понял. Но мы будем к этим моментам еще возвращаться. В Сочи… ну, не то, чтобы у нас была хуже команда. Но, с другой стороны, посмотрите, что получается. Последнее олимпийское золото было в 92-ом году. Дальше все ниже, ниже и ниже. И сейчас два последних сезона, 2006 год, 2010 и 2014 – мы без медалей вообще. То есть мы не попадаем даже в медали. В 2006 еще в четверку попали, а в 2010 и 2014 даже в четверку не попадаем. Вылетаем на стадии одной четвертой финала. Результат достаточно плохой. Что происходит, на ваш взгляд? 

Брызгалов И.: Это надо поднимать глобально, с глубины все.

Дехтярев В.: Ваше мнение. 

Брызгалов И.: Мое мнение такое: прежде всего, у нас не хватает кадров. 

Дехтярев В.: Игроков? 

Брызгалов И.: Игроков. Мы не можем собрать команду на данный момент олимпийского уровня на четыре звена. Укомплектованных. Я имею в виду, у нас прекрасная линия вратарей. Но недостаток в защите и небольшой недостаток в нападении. Я говорю об игроках именно олимпийского уровня, понимаете? Они могут играть в НХЛ. Но есть олимпийского уровня, а есть игрок для Чемпионата Мира – вот такого плана. Я надеюсь, вы понимаете, о чем я. 

Дехтярев В.: Я прекрасно понял, и, думаю, наши радиослушатели тоже понимают. 

Брызгалов И.: Другая проблема. Если мы посмотрим на молодежный хоккей. 

Дехтярев В.: У нас в молодежном хоккее есть победы. Но потом что-то происходит с нашими игроками. Они куда-то уходят, мы перестаем их видеть. 2011 год – проигрывали канадцам 0:3, сейчас 5:3 выиграли – все прекрасно! Но из этой сборной Тарасенко, несколько игроков, Женя Кузнецов пробились в НХЛ. Понятно, надо учитывать трагедию, которая произошла с югославским «Локомотивом». Там был Даниил Собченко, Юрий Урычев. Это одно. На ваш взгляд, что с молодежным хоккеем? Куда они потом уходят? Куда эти игроки пропадают? 

Брызгалов И.: Это главная проблема. Они доходят до молодежного хоккея. Ребята талантливые, с хорошими руками, площадку видят, хорошо думают и катаются. Все отлично. Посмотришь, в молодом хоккее ни в чем не уступаем канадцем. Проблема начинается, когда они возвращаются в клубы. Трансформировать из молодежного хоккея во взрослый не так-то просто. Это огромная разница – молодежный хоккей и взрослый хоккей. Там ребята покрепче, посильнее. 

Дехтярев В.: Иногда смотришь на канадцев, вроде, хоккей молодежный, а мужики мощные, как будто им лет по 25

Брызгалов И.: Мне кажется, проблема, когда они возвращаются в клубы, это проблема клубов. Потому что клубы потом не развивают этих игроков, думают, что они сами разовьются. С ними, мне кажется, во многих клубах не идет конкретная работа, обучение, чтобы они могли спокойно перейти с молодежного хоккея во взрослый. С ними нужно очень много работы, чтобы трансформация прошла мягче. Не просто с защитником работать, когда из-за ворот даешь шайбу, а он ее от синей линии бросает и бросает минут по двадцать. Нет, надо смотреть с ним видео, какие-то вещи объяснять, какую позицию он должен занять в том или ином моменте игровом, как лучше в этом моменте сыграть. Постоянно должен идти обучающий процесс. Я сомневаюсь, что во многих клубах это делается. 

Дехтярев В.: Не все хотят возиться с молодыми игроками, я соглашусь. 

Брызгалов И.: Да, думают, зачем это надо? Мне кажется, ограничивать хоккей и создавать молодым игрокам комфортные условия слишком тоже нельзя. Потому что, когда создашь молодому хоккеисту комфортные условия, он тут же перестанет развиваться. Нельзя создавать комфорт. Он должен постоянно находиться в рабочем стрессе. Нельзя ему создать тепличные условия и думать, что из него что-то годное вырастет. Нет, он должен своей работой, своим обучением, трудом, выцарапать это место в составе. Не важно, у более старшего российского игрока или легионера. Нельзя вводить такое: «Вот, КХЛ – профессиональная лига. 98-ого года два игрока обязаны быть там». Почему, да? И для чего? Это профессиональная лига! Здесь от людей требуют результат. Вы подготовьте этого игрока. Если он готов, пусть он там играет. Потому что он должен быть там. Во время сезона иногда не получается часто тренироваться. В КХЛ я побыл немножко, потому что тоже частота игр. И все, он останавливается, у него нет игровой практики. 

Дехтярев В.: Кстати, о сравнении КХЛ и НХЛ. Регулярный чемпионат. Что бросилось в глаза, когда приехали в ЦСКА? Интенсивность игр? В принципе, в НХЛ она же тоже интенсивная. 

Брызгалов И.: Там еще интенсивнее. Мне все понравилось в КХЛ. Я вспоминаю об этих трех месяцах, проведенных в ЦСКА, с огромным удовольствием. Мне было здорово, ко мне отнеслись очень хорошо. И Сергей Федоров, и ребята в команде приняли хорошо, в общем-то. Я могу о ЦСКА отозваться только с самой положительной стороны. Мне было там здорово. Другой вопрос, мне пришлось там месяца полтора, наверное, набирать форму, чтобы войти в игровой ритм. 

Дехтярев В.: Тяжело было? 

Брызгалов И.: Тяжело немножко, да. Потому что они уже сыграли, когда я приехал, порядка двенадцати игр. Поезд ушел, его приходилось нагонять. Вроде, выйдешь, одну игру сыграешь - как-то не очень получается. Тренер говорит, давай, еще готовься. Но это набирается и через игровую практику. Тренировки – это одно, а игровая практика – это другое. Ты должен почувствовать игру, ее ритм. 

Дехтярев В.: Вернемся к приятному моменту, к Кубку Стэнли. 2007 год, плей-офф начинается с того, что у Жана-Себастьяна Жигера были семейные проблемы. И вы заняли место основного вратаря и отыграли достаточно хорошо и здорово, скажем так, свой отрезок. В общем, сделали свою работу на «отлично». Вернулся Жан-Себастьян Жигер. С другой стороны, это полноценный, полноправно ваш Кубок Стэнли в том числе. Почему не сложилось дальше с «Анахайм»? Или просто не хотелось оставаться дальше под Жигером? 

Брызгалов И.: Там был такой момент. Мы выиграли Кубок Стэнли, я готов был уже играть первым номером. Мне нужно было только найти команду. А это, в принципе, не просто. Это было непросто, и все лето менеджмент, Брайн Бурк пытались найти мне команду. Время шло и никак не получалось провести справедливый обмен. В «Анахайм» хотели получить за меня что-то такое. 

Дехтярев В.: Вроде как, достойную компенсацию. 

Брызгалов И.: Да. И, когда подошло начало ноября, Брайн Бурк ко мне подошел и сказал: «Илья, я не могу тебя обменять. Но есть команда, в которую тебя сейчас возьмут, поскольку ты очень много хорошего сделал для нашей организации. Я отпущу тебя бесплатно, тебя выставят на выбор. Я знаю, что тебя завтра заберут». Меня выставили на выбор. На следующий день мне позвонил Уэин Гретцки, поздравил меня с тем, что я теперь буду частью организации «Финикс-Койотис». 

Дехтярев В.: Как работалось? 

Брызгалов И.: С Брайаном? Прекрасно. Он великолепный человек. 

Дехтярев В.: А как тренер? Очень интересно ваше мнение. Я, как болельщик команды «Эдмонтон Ойлерз», много читал, он произнес такое фразу: «Я не могу работать тренером, потому что я иногда не могу объяснить игрокам то, что мне сделать просто, а они не могу это сделать, повторить за мной. А я не могу объяснить, как это правильно сделать». Вот такой момент у него был в его тренерской карьере. 

Брызгалов И.: Не зря же его игроки называют greatman, то есть великий. Свои мозги все равно не вложишь игрокам, они не смогут думать, как он. Они не смогут сделать какие-то вещи, как он. Поэтому не все его идеи воплощались. 

Дехтярев В.: К сожалению, у меня сложилось впечатление, что все равно в вашей карьере – лично я для себя сделал такой вывод – есть какая-то недосказанность. Так говорят, например, режиссеры, если еще не воплотили какую-то постановку

Брызгалов И.: Мне кажется, есть, на самом деле. 

Дехтярев В.: Был период в вашей жизни, когда не получалось, вы ушли из Филадельфии, выкупили они ваш контракт. Был момент, когда без клуба находились. Вас пригласила «Эдмонтон Ойлерз», которая вернула вас обратно в хоккей. Что чувствовали, когда вас пригласили в эту команду? И вообще, каково отношение города к хоккею? Ведь все-таки команда есть команда. И люди там просто болеют хоккеем. 

Брызгалов И.: В Эдмонтоне очень любят «Эдмонтон Ойлерз, единственное, что у них там есть – это хоккейная команда. Есть еще канадский футбол. Но «Эдмонтон Ойлерз» для них – это все. Каждую игру забиты трибуны. Им больно смотреть из года в год, как команда не попадает в плей-офф. Смотреть на то, как команда постоянно проигрывает дома с большим счетом. Ну, не постоянно, но частенько… Им неприятно смотреть, может быть, на те вещи, когда команда безвольна, не проявляет характера. Можно простить со стороны болельщика, наверное, все. Но не то, когда команда, мирится с тем, что проиграть – это нормально. Нет, это ненормально. И так нельзя учить игроков. 

Дехтярев В.: А вам тяжело было, как обладателю Кубка Стэнли, прийти в такую команду и понимать, что в обороне был пожар? Хотя с другой стороны, там защитников не надо было просить ловить шайбу на себя. 

Брызгалов И.: Самое худшее, что там было, это равнодушие со стороны некоторых игроков: «Ну, проиграли и ладно… Это нормально… Ну, не попали в этом году, не попадем в плей-офф…» Эти игроки принимали поражение, как должное. Это бесило больше всего. 

Дехтярев В.: Поэтому, когда появился шанс уйти, вы ушли в «Миннесоту». 

Брызгалов И.: Это не мое желание. 

Дехтярев В.: Но, я думаю, вы обрадовались этому моменту. Тем более, «Миннесота» играла в плей-офф. 

Брызгалов И.: В «Миннесоте» было здорово, первоклассная организация, где чувствуешь сразу разницу. Какие там задачи ставятся, какое там отношение игроков самих. 

Дехтярев В.: Есть команды, которые заинтересованы в вас, как во вратаре? Которые готовы заключить с вами контракт? Я имею в виду, в НХЛ. 

Брызгалов И.: Честно скажу, я не знаю. Наверное, мне надо самому четко определиться, хочу я этого или нет. В том году в «Анахайме» я занимался полностью семьей, детьми, тренировками сына и дочки. Когда «Анахайм» подписала меня, я приехал начал готовиться, прошло уже три четверти сезона… Это невероятно тяжело, когда ты неподготовлен, а тебе надо все это догонять. Ты намного медленнее всех, намного тяжелее, пытаешься где-то сжульничать… Но ты обманываешь прежде всего себя, игра этого не прощает… От тебя ведь ждут результата. И ты его должен давать сейчас. А людям тоже нужен результат. Но нужно и время, чтобы подготовиться, чтобы разыграться. У меня «Эдмонтоне» ушло порядка двух месяцев, чтобы набрать это все. И потом уже мы начали выигрывать. Я больше двух шайб не пропускал. Потом приехал в «Миннесоту» и мне понадобилось время, опять же, в силу возраста. 

Дехтярев В.: Со сборной где-то не складывалось. И ходили слухи среди журналистов, что даже с вашей стороны были условия, что, если вы приезжаете в сборную, то будете играть, как номер один. То есть, для вас важно приехать и быть вратарем номер один? Некоторые тренеры говорили, что отказываются, что такие условия они не хотят принимать... 

Брызгалов И.: Это еще одно большое заблуждение. Никогда я такого не говорил. Дехтярев В.: Выдумки журналистом или тренеров. Хотя, тренеры говорили, что Илья Брызгалов – не простой вратарь. Человек с непростым характером. Брызгалов И.: Вы знаете, многие люди так говорят. Но они меня совершенно не знают. 

Дехтярев В.: Мы до эфира с вами общались и сейчас общаемся, я проблем пока не заметил. 

Брызгалов И.: Видите, вокруг меня создали какой-то миф… 

Дехтярев В.: А почему? 

Брызгалов И.: Я не знаю. Многие люди, с которыми я даже лично незнаком, имеют обо мне какое-то мнение и высказываются публично обо мне. 

Дехтярев В.: А вас это как-то задевает, мешает? 

Брызгалов И.: Нет, меня это не задевает. Я просто пытаюсь понять, как этот человек может обо мне что-то говорить, когда он меня совершенно не знает. Я даже с ним незнаком. И он делает какие-то заявления обо мне… 

Дехтярев В.: Сейчас идет достаточно серьезный спор по поводу лимита на легионеров. На ваш взгляд, лимит нужен в КХЛ? Вы – человек, который отыграли достаточно большое количество сезонов в НХЛ, где никакого лимита на легионеров нет вообще. На ваш взгляд, нужен ли нашему хоккею лимит на легионеров?

Брызгалов И.: Давайте разделим: существует национальная сборная и КХЛ. Нужно поставить первоочередную задачу: или мы делаем все в интересах сборной или мы создаем профессиональную хоккейную лигу. Нельзя будет сделать сразу две вещи. Если создаешь настоящую, профессиональную, зрелищную хоккейную лигу, ни о каких лимитах речи быть не может. В этой лиге должны играть самые лучшие, чтобы был первоклассный хоккей, чтобы зрителю было интересно его смотреть, чтобы они шли на трибуны. Вводя лимит на легионера, ты не создашь лигу. Они говорят, у нас не может играть молодежь тогда, сборная от этого страдает… Мы возвращаемся к работе с молодежью, к тому, чтобы она «выцарапывала» себе эти места. В тепличных условиях не вырастишь игрока мастер-класса. 

Дехтярев В.: Был у нас момент, «обязаловка», чтобы на площадке, что называется, «масочники» были. В чем проблема? У нас сажали вратаря определенного года рождения. И человек просто не тренировался, не играл, он просто сидел на скамейке запасных, потому что он вписывался в этот лимит просто по своему возрасту. 

Брызгалов И.: Идет простой конфликт интересов. А поскольку у нас большинство команд спонсируется госкорпорациями, им важно… 

Дехтярев В.: Выигрывать? 

Брызгалов И.: Нет, у нас задача есть сверху, что должна быть сборная. Соответственно, туда мы сажаем молодежь, которая в КХЛ не развивается, будет просто сидеть. Они потом не смогут попасть в сборную. В общем, каша получается. 

Дехтярев В.: Илья, я надеюсь, что карьера ваша еще не завершена. И мы на площадке вас еще увидим. 

Брызгалов И.: В предварительном матче каком-нибудь. 

Дехтярев В.: Я надеюсь, что это все-таки будет какой-то регулярный матч, плей-офф, может быть, где-то в КХЛ даже. 

Брызгалов И.: Посмотрим, жизнь покажет.

лента новостей