8 Сентября 2014 13:01

Быков: Программировать и обещать результат — это неправильно. И мы никогда никому ничего не обещали

Быков: Программировать и обещать результат — это неправильно. И мы никогда никому ничего не обещали

Главный тренер хоккейного клуба СКА Вячеслав Быков и профессор кафедры теории и методики хоккея Игорь Захаркин в гостях у Владимира Дехтярева.

Дехтярев: Первый вопрос. Вернемся немного назад. Вячеслав Аркадьевич, Игорь Владимирович, не обидно ли было после того, как вы завершили работу со сборной, получить тот поток критики, который вылился на вас? «Грязь», «выжженная земля», «после вас ничего не осталось»… Не обидно ли было все это слышать, тогда как именно вы после пятнадцатилетнего перерыва принесли России первое золото? 

Захаркин И.: Я не знаю, было мне обидно или нет. Обида — это такое эмоциональное слово… Если бы это был профессиональный анализ… Вот говорят «выжженная земля»… Это, получается, не только Быков и Захаркин. Это, получается, весь русский хоккей у нас — «выжженная земля». Понятно, что с нами или без нас в России всегда были, есть и будут хоккеисты хорошего уровня — как бы с ними ни работали, чтобы с ними ни делали. Мы считаем, что хоккей с шайбой — это действительно российский вид спорта. А что касается эмоциональных оценок… Да, неприятно было читать про «грязь». Откровенная ложь, причем кем-то специально раздуваемая. Это неприятно, мерзко. Но у меня не было обид. 

Быков В.: Любые слова должны подтверждаться какими-то доказательствами. Ясно, что спорт во многом подразумевает результат. Но программировать и обещать результат — это неправильно. И мы никогда никому ничего не обещали. Это просто невозможно. А второй момент: у нас есть традиция. Если автобус с командой остановился — назад он уже не едет. Поэтому я на этот вопрос ответил. Назад мы не едем. Мы смотрим только вперед.    

Захаркин И.: Слав, я еще добавлю. Никогда не думал об этом. Но если сейчас вспомнить, опять-таки, «выжженная земля» — хорошее такое выражение получается. Мы старались к решению вопросов привлекать тренерский корпус. Мы брали работать в штаб людей, которые, как мы считали, имеют перспективы в российском хоккее. Мы приглашали много молодых хоккеистов. Слава абсолютно прав. Нет ничего аргументированного, а есть просто вот такие заявления. И ведь они произносятся не в дискуссии с нами, а за спиной, когда мы не можем отреагировать. Вот это, с моей точки зрения, малопрофессиональное поведение. Это, конечно, было удивительным. 

Быков В.: Бог им судья.

Захаркин И.: Да, но о прошлом говорить уже не хочется. 

Дехтярев: Тогда еще один вопрос. Касается он, наверное, Ванкувера. Чуть-чуть вернемся назад все-таки. В том смысле, что если бы сейчас вернуться в Ванкувер… У нас и в Сочи-то, в принципе, ничего не изменилось…

Быков В.: Вот это и обидно. 

Дехтярев: То есть опять одна четвертая, и для нас все заканчивается. В связи с этим, если бы вернуться в Ванкувер, если что-то поменять… Или ничего менять в тот момент не нужно было? Оставили бы все  как есть? Если бы это было сейчас.

Безусловно, нет. 

Дехтярев: То есть какие-то ошибки были?

Да. И я об этом говорил. В какой-то степени роль тренера — вселить в игрока уверенность… нет, даже не вселить уверенность, а воодушевить его на подвиг, на смерть. Быть может, это сказано грубо. Но идти готовым умирать — это то душевное состояние, которое игрок должен вызывать у себя сам, а мы ему должны в этом помочь. А все технические и тактические детали — это, мне кажется, второстепенно. Мое мнение.

То, о чем ты сейчас говоришь, — это в момент игры. До игры совсем немного времени. Я думаю, что в этой ситуации, понимая, что вот так все случится, мы могли бы собрать команду накануне, каким-то особым образом поговорить о важности этого матча. Теперь мы понимаем, что, может быть, у команды было эдакое легкое состояние перед игрой. Думали, что соперники, с которыми ребята встречаются в НХЛ… ну, на тот момент наша атака была сильнее по статистическим данным, чем их оборона. Эта успокоенность или отношение к игре, как к игре, конечно, надо было бы изменить нам. 

На тот момент душевное состояние канадцев было… чтобы их перебить – нужно было так завести и завестись! Это очень сложно. И надо отдать должное канадцам, потому что они действительно были в каком-то таком состоянии — тогда их невозможно было обыграть никаким образом, на мой взгляд. 

Ну, основной вывод не был сделан никем потом после нас. И вот он, четвертьфинал снова. Нас-то грязью облили, а вывод никто не стал делать. Мы-то старались сказать, но нас никто не захотел услышать. И на собрании исполкома было много сказано об объединении с КХЛ и федерацией. 

Дехтярев: Вот сейчас выстраивают ось: юниорский хоккей — молодежный хоккей — национальная сборная. Вы же эту схему предлагали еще до того, как ее начали реализовывать сейчас. 

Захаркин И.: Получается так, что мы как бы оппоненты тем людям, которые сейчас работают...

Дехтярев: Нет, ни в коем случае. 

Захаркин И.: Мы совсем не оппоненты, просто мы предлагали ряд мероприятий. Мы сыграли плохо, нас облили грязью. Понимаешь, Володя, что самый главный судья — это мы сами. Это и бессонные ночи, это и боль, о которой Слава постоянно говорит, — она и у меня есть. И у ребят этот Ванкувер как очень серьезная заноза в их… карьерах. С Сочи не хочется проводить параллель. Наш рубеж был Ванкувер. Мы его не преодолели. И это действительно очень большая боль, которая с нами живет. Пусть только мы об этом знаем. И мне уже не хочется говорить на темы «чтобы», «как бы». Здесь нет сослагательного наклонения. 

Дехтярев: Вернемся в наше время. Работа со сборной Польши. 

Быков В.: Это тоже в прошлом. 

Захаркин И.: Давай несколькими штрихами. Ты понимаешь, ведь мысли, идеи, взгляды, тенденции — они у тренеров, специалистов, работающих в хоккее, возникают независимо от того, с кем они работают, независимо от квалификации игроков и даже от уровня подготовленности команды. Поэтому сборная Польши… Ты иронично задаешь этот вопрос…

Дехтярев: Нет, не иронично. Нормально. 

Захаркин И.: Сделать из косных игроков именитую команду, которая сумела выйти в группу «А», обыграв всех остальных совсем неплохих соперников... Если даже вспомнить матч против сборной Литвы с Зубрусом в составе, — это дорогого стоит. И творческие идеи, связанные с развитием нашей конструктивной игры, с атакующими действиями, с умением обороняться, правильно организоваться, — в этом смысле данная работа…

Дехтярев: В плане тренерской работы вы что-то для себя почерпнули, работая со сборной Польши?

Захаркин И.: Да, многое. Это ведь процесс. Тренерская работа — это всегда процесс. Нельзя сказать, что мы достигли чего-то. 
Сегодня мы выиграли — завтра идем дальше. Всегда появляются новые проблемы, задачи. Потом появляются новые достижения. Это постоянный процесс. Двумя фразами обрисовать, чего мы добились, не получится, здесь конкретики нет. Это хороший опыт. 

Думаю, и я, и Слава должны гордиться тем, что мы сделали в Польше. То, как сейчас относятся к хоккею в Польше, — в этом и наш большой вклад. В этом смысле я лично почерпнул много положительного. 

Быков В.: Помимо результата, завоевать доверие ребят, которые шли за нами и которые готовы были на все, — это тоже очень дорогого стоит. 

Дехтярев: Перейдем тогда к Континентальной хоккейной лиге. Наверное, было много вариантов. Не секрет, что вас приглашали и в другие команды, помимо СКА. Было ведь, да? Не срослось или какие-то условия не устраивали?

Давай вот это мы сейчас опустим. 

Дехтярев: Мы не будем называть команды.

Я даже не собираюсь тебе говорить, приглашали или нет. Просто было стечение обстоятельств, в результате которого мы не смогли вернуться в КХЛ. Сейчас мы готовы, мы здесь.

Дехтярев: А вообще, тяжело, когда время идет, но не получается вернуться в Континентальную хоккейную лигу? Я, например, ждал вашего возвращения. И, скажу честно, ждал раньше.

Захаркин И.: Здесь в какой-то степени моя, может быть, не то чтобы ошибка… Мои жизненные обстоятельства не позволили мне принять решение. 

Быков В.: А я получил огромное удовольствие от работы в Польше. Огромное. Я был в качестве генерального менеджера в сборной. А Игорь постоянно работал как главный тренер. Действительно, это был интересный, богатый опыт как жизненный, так и тренерский. Поэтому говорить, что где-то могли, кто-то ждал… Мы здесь и сейчас.

Захаркин И.: Слав, я все равно хочу подчеркнуть одну мысль, которую Володя незаметно, но высказал: условия не устраивали. Такого вопроса вообще никогда не было. Мы никогда, никогда вообще не говорили об условиях. Если ты имеешь в виду финансовые условия.

Дехтярев: Я думаю, одно условие было. Я опять-таки за это Вячеслава очень уважаю. Он сказал, что без Игоря Захаркина работать не будет. Это ведь было?

Быков В.: Это было сразу озвучено.

Дехтярев: Это такой серьезный мужской поступок. 

Быков В.: Я придерживаюсь своих принципов. Никто не сможет меня от них отвернуть. Я думаю, это присуще многим мужчинам.
Что касается нашего тандема, то я считаю, что если мы можем давать результат и получаем удовольствие и удовлетворение от нашей совместной работы, то почему мы должны слушать каких-то специалистов или еще кого-то? Не вижу смысла в том, чтобы разъединяться и работать отдельно. Главное, что удар-то был по нам. Если сейчас посмотреть на команды КХЛ, можно увидеть, что, наверное, половина команд работает так же — тандемами. И никто слова не говорит. Ясно, что нас или любят, или ненавидят. Но пишут в большей степени те, кому не нравится наш метод работы. 

Дехтярев: А чем он им не нравится?

Быков В.: Ну вот этого я не знаю. С моей стороны решение было однозначным. Я сказал Игорю, что, если есть возможность, человек должен себя реализовать как персону, как личность. Мы, с одной стороны, независимы, с другой стороны, получается, что результат можем давать вдвоем. 

Захаркин И.: Я тоже говорю Славе, что я не должен стать причиной неразвития его карьеры. 

Дехтярев: А была такая проблема? Все почему-то об этом говорили. 

Была, да. Мне было сделано несколько предложений.

Дехтярев: Из КХЛ?

Да. 

Дехтярев: И приглашали вас одного? 

Да. 

Дехтярев: Они объясняли, почему именно вас?

А я даже не собирался слушать доводы или еще что-то. Я говорил конкретно: так или никак. 

Дехтярев: Это действительно очень мужской поступок. Немногие готовы сейчас так поступить. Хорошо, давайте дальше. Как раз про тандем многие говорили, что Быков и Захаркин на свою кухню, как говорится, никого особо не пускают. И сейчас я присутствовал на вашей тренировке. И увидел, что вы там не одни, вас там много. Я увидел достаточно большой тренерский штаб. Здесь и Борщевский, и Соколов — тренер вратарей, и Зубов. То есть серьезный тренерский штаб. Это изменились вы? Или было указание сверху? Может быть, просьба какая-то? Или никаких подводных камней здесь нет?

Захаркин И.: Мы стали мудрее. 

Быков В.: Но это не для того, чтобы прикрыть одно место. Недавно возвращались из Хельсинки. В силу того что тренировочный процесс продолжался, у нас ряд игроков еще оставались в Петербурге после нашего отъезда. Мы оставили Колю Борщевского с этой группой игроков. И по возвращении у меня было ощущение, что уже Коли не хватает. То есть мы уже обжились в нашем маленьком коллективе. Мы и тогда не были закрыты. У нас в принципе нет дверей в нашей кухне, она открыта. Просто туда могут войти только те, у кого открытые сердце и душа, есть желание работать и что-то творить. А не просто поддакивать, как китайские болванчики. 

Поэтому мы искали, мы пробовали. Игорь сказал, что даже в сборную мы приглашали ребят. И дали им, кстати, дорогу. Многие сейчас работают в КХЛ. Поэтому найти людей, с кем тебе не просто комфортно, но и есть вот этот процесс поиска через дискуссии, через конфликты, споры, — нелегко. Мы чувствуем, что из Сергея, Николая, Кирилла, Максима складывается отличный коллектив.

Захаркин И.: Мы всегда говорили, что любой человек, входящий в тренерскую команду, должен что-то добавлять. Если мы видим у человека потенциал, видим, что его взгляд в какой-то мере — это может быть осознанно или неосознанно — правильный, то такие люди нам всегда интересны. Я с Николаем познакомился только на Олимпиаде. И по образу мышления, по вопросам, которые он задавал, стало ясно, что этот человек близок нам по духу. Сергей Зубов — человек и игрок, который имеет богатейшую хоккейную карьеру. И его заинтересованность в вопросах подготовки хоккеистов, в работе с защитниками действительно импонирует. У него огромный опыт. Это важно огранить, придать этому правильное направление. И он хочет работать. Безусловно, он растет как великолепнейший специалист. Поэтому каждый человек, который у нас есть в тренерской обойме, это потенциально сильный тренер, интересная личность. И я с вами согласен в оценке, что это хороший, перспективный и сильный тренерский штаб.

Дехтярев: Вячеслав Аркадьевич, следующий вопрос касается обязанностей генерального менеджера. Что в вашу задачу входит? Комплектование состава? Обмен игроков? Какие задачи лежат на вас?

Быков В.: Первое — формирование тренерского штаба. Второе — формирование основного состава команды, где мне помогают и менеджеры клуба, и селекционеры. Мы, кроме того, в прямом контакте с вице-президентом Романом Борисовичем Ротенбергом. Эту функцию мы разделяем. Я никоим образом не касаюсь никаких финансовых вопросов. Чисто спортивная составляющая, где мне также помогают менеджеры и службы.

Дехтярев: А когда вы комплектовали тренерский штаб, это как-то обсуждалось с Романом Ротенбергом? 

Быков В.: Безусловно. И с Геннадием Николаевичем Тимченко. То есть мы в контакте были постоянно. Хотя должен сразу сказать, что уже до меня, до нашего тренерского штаба, команда была укомплектована на 70–80 %. Остался костяк команды. 

Дехтярев: Вас сейчас полностью устраивает этот костяк?

На данный момент да. Я считаю, что у нас никогда не было такой хорошо подготовленной команды. Поэтому менеджеры, генеральный менеджер, люди, работавшие в этот период времени над подбором игроков, они проделали, с моей точки зрения, классную работу. 

Сразу хочу заверить тех специалистов, которые считают, что мы слишком много взвалили на себя, и сопоставляют…

Дехтярев: А такие разговоры идут?

Конечно, они есть. От этого же не избавиться. 

Дехтярев: А это что, зависть?

Сложно сказать. Сразу хочу оговориться, что я готов работать хоть сорок восемь часов в двадцать четыре. Все эти подковырки — они беспочвенны. Весь процесс — это организация труда. Тем более когда есть штаб и мы можем делегировать людей, оказывать им доверие. Входя в процесс, они чувствуют ответственность и с удовольствием делают работу. 

Дехтярев: Илья Ковальчук, как раз когда вы появились в СКА, высказал такую интересную мысль: наконец-то в нашей команде будет русскоговорящий тренерский штаб, два российских специалиста. Как вы к этому относитесь? Ведь у нас действительно засилье иностранных специалистов. У СКА, если брать историю Континентальной хоккейной лиги, вы первые российские тренеры. Именно в истории СКА.

Захаркин И.: Вообще, Слава сейчас такой пространный монолог провел, а я тебе сейчас скажу, что все разговоры вокруг да около — мне это сейчас уже малоинтересно. Мне интереснее поговорить об Илье Ковальчуке, чем о том, что русские тренеры приехали. Мы просто профессионалы, которые выполняют свою работу. 

Дехтярев: Как раз продолжая про Илью Ковальчука. Тренер, к сожалению, так и не смог найти оптимальное сочетание звеньев. В прошлом сезоне эта проблема преследовала СКА. Потому что у Ковальчука партнеры как только ни менялись. Вот сейчас вы пришли, мы как раз начинаем разговор про Илью Ковальчука. Вы определились с партнерами? У вас сейчас намечается такая троечка — посмотрим, что из нее получится по ходу сезона.  

Захаркин И.: Давай пас сейчас дам Славе. Смотри, мы получаем приглашение в команду. Всегда, когда мы получаем приглашение в команду или предложение работы, мы проводим анализ, что в команде сделано хорошего и плохого. Почему команда сыграла удачно или неудачно до нас? Поэтому, придя в команду, мы уже знали, какие проблемы были у СКА в предыдущие сезоны. Мы наметили для себя, как эти проблемы решать. Дальше создавалась звено. Пас отдал.

Быков В.: Мне, как генеральному менеджеру, важно было поставить задачу, чтобы создать ударное звено на базе Ильи Ковальчука. 

Дехтярев: Как вы считаете, удалось?

Быков В.: Это процесс, который требует времени. Бывают, конечно, случаи, когда пошло как с листа. Но мы считаем, что сочетание Ковальчука, Эриксона и Тихонова — это перспективное направление. Мы дадим достаточно времени, чтобы они освоились.
Дяхтерев В.: Если говорить об ошибках, то, опять же, в прошлом сезоне Ялонен очень часто использовал Илью Ковальчука в большинстве, но на месте защитника. Я ему даже задавал по этому поводу вопрос. В то же время было видно, что и Илье Ковальчуку не совсем уютно в этой роли — играть в большинстве и на месте защитника. Понятно, что, может быть, это не его. Сейчас в этой ситуации ошибки будут учитываться? Вообще, в чем заключаются ошибки?

Володь, вот ты скажи, ты помнишь финал 2008 года?

Дехтярев: Помню.

Илья Ковальчук с какой позиции забивал гол?

Дехтярев: С позиции защитника…

И ему там нравилось. 

Илья — это игрок выдающийся и высококвалифицированный. Это бесспорно, это все понимают. Есть процесс — то, о чем мы говорим, — и есть состояние. Состояние души, состояние команды, возможно, не позволило ему проявить свои лучшие качества, играя на этой позиции. Но он так играл и в «Джерси», и в сборной. Он так играл очень много лет на этой позиции, и никто не жаловался.

Дехтярев: Но сейчас у него это не получалось, действительно. 

Поживем — увидим. Потому что это игрок, который способен играть на многих позициях. Главное — правильно и эффективно его использовать. 

Дехтярев: Я думаю, вы умеете использовать правильно и эффективно. 

Мы постараемся. Это наша задача, чтобы игрок свой потенциал раскрыл. 

Дехтярев: В связи с этим вопрос: вы когда-нибудь советуетесь с Ильей Ковальчуком, как лучше, что сделать в команде, кому с кем удобнее?

Нет, кому с кем удобнее нет, но о самочувствии общаемся не только с Ильей — нас интересуют все игроки. Начиная с Юдина Димы — самого молодого игрока — и заканчивая более зрелым Эриксоном. Для нас важно понимать путь игрока. Как он переживает, как к чему относится, важно его настроение. Мы много ведем работы не только на льду и здесь, в офисе, но и с игроками. Они все живые люди, все личности. Важно всех их знать — не только одного. Илья — капитан, своим примером он задает тон. Безусловно, где-то мы с ним разговариваем по каким-то вопросам. Но также стараемся вести беседы с каждым из них.

Дехтярев: Цели и задачи на сезон перед командой СКА? Понятно, что сейчас на вас будет огромное давление. Уже шесть лет, седьмой сезон. Все от СКА ждут Кубок Гагарина. Вы уже завоевывали Кубок Гагарина. Опыт есть. И вот сейчас какие цели и задачи?

Хочется еще. 

Дехтярев: Прямо в этом сезоне?

Да, хочется еще. 

Дехтярев: Вот это давление постоянное. Потому что и город ждет, и руководство ждет. Ждут уже не первый сезон. Ждут с разными тренерами. И все еще ждут?

Захаркин И.: Я давления не ощущаю. Для меня, я думаю, так же и для Славы, для нас важен контакт с командой. То есть, когда есть у нас команда, в которую мы верим, которая в нас верит, когда мы видим, что между нами есть контакт, то никакое давление не страшно. 

Быков В.: Четвертого числа команда выйдет на лед против «Локомотива», и вот эти двенадцать с половиной тысяч на стадионе — вот это давление.

Захаркин И.: Это правда, вот это давление. Но здесь значение имеет вера в свою работу, в нашу команду, потому что команда складывается, команда получается. Когда мы все вместе, когда это давление делится на каждого члена команды, то есть не только на нас, но на всю команду, на людей, которые работают с нами в этом офисе, начиная с директора, заканчивая уборщицей, — это все наша команда. Есть давление в виде ожидания. Но есть и любовь к команде. И те, кто любят нашу команду, они тоже делят это давление. Поэтому, не знаю, как ты, Слава, а я это давление совершенно не ощущаю. 

Быков В.: Важно его правильно использовать, аккумулировать энергию, которую мы получаем. И использовать во благо. А без давления — какой же спорт? Это как перед экзаменами каждый раз. Важно быть готовым. Поэтому любой спортсмен ощущает давление перед чемпионатом, перед игрой, перед любым выходом. Но это и готовность. Если бы такого давления не было, его нужно было бы создавать искусственно.

Дехтярев: Сейчас вратарская линия полностью вас устраивает? Потому что разговор идет о том, что есть проблемы у вратарской линии…

Кто тебе сказал?

Дехтярев: Я сам видел. И в прошлом, в позапрошлом сезоне в самый важный момент, когда надо было выручать, именно вратари проваливались. Я могу вспомнить Штепанека. В том сезоне были моменты, когда проваливался. Сейчас по вратарской линии как?

Мы пол сделали хороший — не провалится. 

Вопросы будут всегда и ко всем. Невозможно, чтобы был эталон. Нет такого. Тем более нужно шлифовать игру, отрабатывать, притираться. Здесь еще работы достаточно. Это такой длительный процесс формирования команды. Не просто взяли как есть, хотя костяк и был.

Дехтярев: Вот я как раз и хотел задать вопрос. Вы же сказали, что какой-то определенный костяк есть?

Да, но до этого они играли по другой системе. Игроки, они же стараются выполнять то, что от них требуется, и им нужно какое-то время, чтобы перестроиться, какой бы ты хороший ни был. Поменялись правила — к ним нужно подстраиваться. Есть определенные привычки, которые нужно ломать. А не всегда это получается быстро. Будем стараться. Мы верим в наших вратарей. И для нас абсолютно ясно, что мы будем идти вместе с ними до конца. До победы.

Дехтярев: Понятно. Тогда немного о хоккее в целом. Сейчас Континентальная хоккейная лига отменила правило молодых игроков. Теперь их не надо будет заявлять. То, о чем многие говорили. Потому что в основном приходится это правило обходить. Или вратаря молодого сажаешь на лавку, и он просто сидит, или приходится заявлять. На пользу это никому не идет. Собственно говоря, вы, Вячеслав Аркадьевич, пробивались без всяких заявок, доказывали своей работой, что, если будешь трудиться, пробьешься в основной состав. Вот это правило отменили — это на пользу?

Быков В.: Я надеюсь, что это пойдет на пользу. Но предоставляется два места, которые ты можешь использовать для молодых игроков. И мы их будем использовать.

Захаркин И.: Да, потому что у нас есть молодые ребята, и школа СКА работает лучше и лучше. Сейчас создается Академия СКА. Конечно, перспективные ребята, в которых мы верим, в которых мы видим достаточное желание играть на таком уровне, — они будут играть у нас в команде. Эти два места мы будем использовать всегда.

Дехтярев: Еще один такой момент. В вашу бытность главным тренером сборной России все время вставал вопрос о лимите легионеров. Сейчас вы клубный тренер. И, на ваш взгляд, лимит легионеров вообще нужен нашему хоккею? Многие сходятся во мнении, что если мы строим сильную лигу, то здесь должны играть сильнейшие, без всяких лимитов. Ваше мнение на этот счет?

Быков В.: Если мы называем эту лигу бизнес-проектом, то здесь, я считаю, никакие лимиты не нужны. Но если это не просто бизнес-проект, а и социальный проект, и бизнес, то здесь, безусловно, нужно смотреть совсем по-другому. Для этого нужно определиться, что мы делаем, какой продукт.  

Дехтярев: Наверное, пытаемся построить какой-то бизнес. Хотя в наших реалиях это достаточно тяжело. 

Быков В.: Да, тем более есть определенные правила, что и молодым надо давать под сборную работать, и каждый клуб должен иметь свою спортивную школу. Это уже не чисто бизнес-проект. НХЛ — это бизнес-проект, у них нет своих школ. Есть команда, есть бюджет. А мы должны думать о детской и юношеской спортивной школе. Вот сейчас Игорь упомянул, что мы создаем Академию в Петербурге. То есть мы расширяем действие клуба СКА. Это больше, чем одна команда. Здесь социальная составляющая, которая очень важна в России. И в Континентальной хоккейной лиге, как бы мы ни хотели сказать, что это только бизнес-проект, все равно социальный аспект присутствует. На данный момент мы, видимо, нашли более разумное решение — с пятью легионерами. Важно, чтобы это давало качество. Любые легионеры должны что-то привносить. Не просто открыли лигу, набрали неизвестно кого — и все.

Дехтярев: А наберем ли мы своих игроков из России, которые готовы будут заполнить вакантные места легионеров? 

Захаркин И.: Сложно. 

Дехтярев: Вот. То есть у нас система в целом и уровень подготовки не очень высоки.

Это действительно очень глубокая проблема. Каким путем тогда идти надо? Квалифицированных игроков не хватает для того количества команд, которое мы имеет. Уменьшать количество команд? Но я согласен с тем, что это и социальный проект. И многие регионы хотят иметь свою команду в КХЛ. И они идут на то, чтобы приглашать иностранцев. Здесь действительно речь тогда надо вести о качестве легионеров. Если он приезжает играть в нашу страну, он должен быть хорошим примером для молодежи, это должны быть учителя. Тогда это оправданно. И тогда приглашение легионеров — это единственный путь для такого количества команд. 

Дехтярев: Регулярный старт в КХЛ ждете? Заждались, наверное, потому что эти три года тяжело давались. 

Хочется играть.

Дехтярев: А что-то изменилось за время вашего отсутствия в КХЛ? Пересмотрели, может быть, что-то? Где-то что-то не так, может, сделали?

На такой вопрос раньше, в принципе, отвечали. Действительно, тренерская работа — это процесс. Всегда можно сделать лучше. И я не знаю, что мы сделали тогда не так. Потому что результат — он все равно является критерием оценки нашей работы. И раз со сборной командой мы проиграли, значит, сделали плохую работу или не очень качественную. Даже не в Ванкувере, а в Братиславе. Если брать Польшу, то наш тренерский опыт приводил к успеху. Постоянно развивается хоккей, развиваемся мы. Задача — не отстать, предвидеть тенденции, быть готовым к неожиданностям. В этом смысле ничего не изменилось.

Мне показалось, что в КХЛ хоккей стал более динамичным. Идет тенденция развития более агрессивного стиля. 

Дехтярев: Но это тот хоккей, который проповедуете вы, который вам больше нравится. Более атакующий. 

Ну, не то чтобы более атакующий… Он все равно сбалансированный. Но более двигательный, более быстрый, может быть. Более… агрессивный. Хотя, это, наверное, не то слово. Стало больше команд, которые пошли в этом направлении. В Европе это уже давно. То есть существуют тенденции, их подхватили, и сейчас появилось больше команд классом выше. И это хорошо для дальнейшего развития лиги. Есть конкуренция — есть интрига. 

лента новостей