24 Апреля 2014 17:11

Чакветадзе: Я дебютировала в качестве тренера. Все прошло как по маслу

Чакветадзе: Я дебютировала в качестве тренера. Все прошло как по маслу

Эфир программы «Личный зачет» с Алексеем Золиным и Софьей Тартаковой от 23.04.2014. Гость прямого эфира – профессиональная российская теннисистка Анна Чакветадзе.

Золин А.: Это «Личный зачет», и напоминаю, что нам важно ваше мнение о том, о чем мы сегодня будем говорить. Сейчас наш эфир называется: «Золин в малине». Со мной вместе в студии две очень красивые девушки – одна из них Соня Тартакова, которую вы прекрасно знаете. И еще одна девушка, которую вы тоже прекрасно знаете, – это Анна Чакветадзе. Здравствуйте, Анна.

Чакветадзе А.: Добрый день.

Тартакова С.: У Анны, кстати, не дебют. Аня была у нас в гостях. 

Золин А.: Да, я в курсе, меня не было. Аня-то была, меня не было. Вот в чем, собственно, дело.

Тартакова С.: Беда.

Золин А.: Конечно, беда! Но для того, чтобы Аню ввести сразу в эфир, давай зададим вопрос, который у нас был сегодня в эфире. Аня, скажите, пожалуйста, как вы относитесь к мотивации соперника? Допустим…

Тартакова С.: Денежная. Давай в лоб прямо.

Золин А.: К денежной мотивации соперника. Вот, допустим, вас попросили обыграть Елену Дементьеву и сказали: «Денег получите за это!»

Чакветадзе А.: Не совсем понимаю это, если честно.

Тартакова С.: Смотрите, мы обсуждали, насколько денежная мотивация реальна в современном спорте. Допустим, футболистам, для того чтобы они обыграли соперника или заняли первое место в чемпионате России, какие-то бонусы проплачивают. Вот как вы на это смотрите? Украшает ли это спорт? Возможно ли сейчас без такой мотивации существовать?

Золин А.: Даже не за то, чтобы первое место заняли, а чтобы оказали сопротивление серьезное команде соперника. 

Чакветадзе А.: Я думаю, что хорошие результаты в любом случае нужно поощрять. Все-таки это определенная мотивация. Но вот в теннисе, в отличие от футбола, это мотивируется не только какими-то призовыми, так скажем, а еще и очками. Все хотят как можно лучше выступать на турнирах и за счет этого повышать свой рейтинг.

Золин А.: Аня, в футболе тоже очки дают.

Тартакова С.: Поменьше?   

Чакветадзе А.: Но там все равно по-другому. 

Золин А.: Понятно.

Чакветадзе А.: У меня есть вопрос: вот если есть рейтинг, какой Россия стоит по рейтингу?

Золин А.: В футболе?

Чакветадзе А.: Да.

Золин А.: Это надо смотреть, там рейтинг меняется. Но высоко достаточно, мы иногда выше Бразилии стоим.

Тартакова С.: Не слушайте Золина, он, как всегда, за футболистов просто последнюю рубашку порвет.

Золин А.: Нет, неправда. У меня дорогая рубашка, не буду рвать, нет.  

Чакветадзе А.: А вот теннисный рейтинг знают все.

Золин А.: Это да, но у нас Соня есть, конечно.

Чакветадзе А.: И он тоже меняется каждую неделю.

Тартакова С.: Каждый понедельник обновляется.

Золин А.: Черт, поймала.

Тартакова С.: И вы знаете, Аня-то у нас была еще до того, как эту студию новую построили. У нас есть видеотрансляция замечательная на нашем сайте. Так что Аня так нарядилась сегодня, такая красивая у нас. Ну, она всегда прекрасна.

Золин А.: И все, что она сейчас показывала, кстати, было видно в эфире. 

Тартакова С.: Можете посмотреть с удовольствием. Так что заходите на наш сайт, смотрите, любуйтесь, получайте удовольствие. Аня, давайте все-таки к Кубку Федерации с вами перейдем. Вы у нас тренер, здравствуйте, тренер сборной России. 

Золин А.: Здравствуйте, тренер.

Тартакова С.: Здравствуйте, коуч. Тренер сборной России Анна Чакветадзе. Недавно вернулись из Сочи, там все благоприятно для нас сложилось: обыграли команду Аргентины. По горячим следам, как вообще ощущение после Сочи? После Олимпийского парка, после «Адлер-Арены»? И насколько все проходило гладко, безболезненно для нашей команды?

Чакветадзе А.: Очень интересные новые впечатления, я дебютировала в качестве тренера. Помогала нашей сборной подготовиться к поединку против сборной Аргентины. Все прошло как по маслу. Мы обыграли достаточно легко со счетом 4:0 сборную Аргентины. Все девушки были дружны, хорошо тренировались. И я думаю, именно за счет этого и обыграли.

Тартакова С.: А расскажите вообще, мне очень интересно, каков был ваш день, распорядок дня? Потому что, когда вы игрок, это одно. А когда вы тренер, есть какая-то разница?

Чакветадзе А.: Дело в том, что у нас было 4 игрока, и, соответственно, все тренировались в разное время. И в отличие от профессиональных игроков тренеры проводят на корте гораздо больше времени, чем обычно.

Тартакова С.: Получили удовольствие?

Чакветадзе А.: Да, мне очень понравилось. Это был новый опыт, очень теплые взаимоотношения сложились в команде, и я очень рада этому. Все-таки мы давным-давно друг друга знаем — и Елена Веснина, и Екатерина Макарова. Мы все играли вместе еще в турнирах до 14 лет. Поэтому никаких напряжений не было именно в отношениях, и для меня это очень важно. 

Золин А.: Судя по внешнему виду, до 14 лет было года 3 назад.

Тартакова С.: Ай-яй-яй, заулыбалась.

Чакветадзе А.: Хорошо сохранилась, да?

Золин А.: Да-да.

Чакветадзе А.: Спасибо.

Золин А.: У нас звоночки есть. Яна, здравствуйте.

Радиослушательница Яна: Здравствуйте, очень рада приветствовать Анечку, Софию и вас, Алексей. Ну, конечно, Анна, во-первых, вы для меня ценны вдвойне. Помимо того, что вы гениальная теннисистка, вы еще и реинкарнация молодой Мари Пирс, очень похожи на нее. И, кроме всего прочего, я не могу не воздать вам должное и не пропеть аллилуйю за ту победу на тель-авивском корте, насколько я помню, когда вы противостояли целому стадиону, который просто вопил и вел себя неадекватно.

Золин А.: Всему Израилю, я бы сказал.

Радиослушательница Яна: Эта победа дорогого стоит, это прекрасно. Спасибо вам. 

Тартакова С.: Вопросов нет, как я понимаю.

Чакветадзе А.: Большое спасибо.

Тартакова С.: А кстати, Аня, вот этот матч Кубка Федерации в Израиле… Вас спрашивали, наверное, это один из самых ярких, эмоциональных поединков за сборную?

Чакветадзе А.: Я так понимаю, что болельщикам он больше всего запомнился.

Тартакова С.: И нарезка еще эта. 

Золин А.: Напомните, пожалуйста, о чем речь. Потому что не все слушатели сейчас понимают, о чем речь.

Тартакова С.: Аня позволит мне это сделать. Это был просто феерический матч, когда сборная России в гостях играла с командой Израиля. Если что, поправьте меня, пожалуйста. Анна Чакветадзе была на корте, и она реально противостояла всем болельщикам. Потому что там свистели, кричали, очень плохо себя вели фанаты. Они реально были даже не болельщики, наверное, теннисные, а такие прямо фанаты-фанаты. И то, что делала Анна Чакветадзе на корте, как она заводила нашу команду и себя, это было просто феерически.

Чакветадзе А.: Завелась настолько, что на следующей неделе даже турнир успела выиграть.

Золин А.: Вот это завелась! Интересно, вы так заряжались от трибун, Анна, или как? Что получилось тогда?

Тартакова С.: Противостояние было жесточайшим.

Чакветадзе А.: Да, есть такое эмоциональное состояние, когда ты чувствуешь, что ты против всех.

Золин А.: Нет, я помню, что Анна Чакветадзе трясла там кулачками, да, это было такое.

Тартакова С.: Там такие кулаки были, Леша.

Золин А.: Да нет, я согласен. Я реально Анну не сразу узнал, честное слово. Когда я включил телевизор, там как раз что-то пошло в нашу пользу. Как раз Анна начала переворачивать всю эту ситуацию, весь Израиль вверх дном. Прямо скажем, вы — молодец!

Тартакова С.: А вы не скучаете по тем эмоциям, которые были?

Чакветадзе А.: Очень скучаю. Именно поэтому я хочу попробовать себя в качестве тренера. Это уже другие эмоции, но все равно ты помогаешь игрокам. Ты все-таки находишься на турнирах и чувствуешь эту атмосферу. 

Тартакова С.: А вы как себя вели на скамейке? Потому что все-таки Кубок Федерации, можете подсказывать своему игроку. Когда Лена играла, когда Катя играла, были какие-то разговоры, могли какую-то фразу бросить, подсказать что-то?

Чакветадзе А.: Конечно, безусловно. Во время всех матчей мы стараемся подсказывать и надеемся на то, что это было слышно. 

Золин А.: Будем надеяться. Мы еще потом вас спросим, как вы попали в тренерский штаб. А пока, Роман, здравствуйте!

Тартакова С.: Здравствуйте, Роман.

Радиослушатель Роман: Добрый день, здравствуйте. У меня к Анне вопрос по поводу тренерской работы.

Золин А.: Задавайте.

Радиослушатель Роман: И вообще про тренеров в теннисе большом. Насколько мне известно, тренеры не имеют права помогать игрокам и вообще что-то советовать во время игры. Но вот папа сестер Уильямс придумывал какие-то баннеры, плакатики, где кто-то находил какие-то советы. Вот я бы хотел спросить, почему нельзя тренерам это делать? И поскольку это нельзя делать, как тренеры выкручиваются из этой ситуации и советуют игрокам делать что-то, что им кажется правильным? Спасибо.

Золин А.: По правилам нельзя делать.

Чакветадзе А.: Во-первых, на каждый матч игрок настраивается по-особенному. То есть он настраивается, понимает тактический план своей игры, технические приемы, какое-то оснащение – это все оговаривается до матча. Что касается непосредственно игры, то сейчас WTA ввели новые правила – это когда игрок может вызывать тренера один раз за сет и тот может ему подсказывать. Но опять же со скамейки кричать нельзя именно потому, что все-таки за сет тренер может только один раз выйти и подсказать своему игроку.

Тартакова С.: А вам во время матча хотелось, когда еще не было таких правил, пообщаться с тренером? Либо вы всегда сами в себе были и могли сами корректировать свои действия?

Чакветадзе А.: Я всегда старалась это делать сама. И вообще у меня не было полноценного тренера, который бы постоянно сопровождал меня на турниры. Я путешествовала с родителями: с мамой или папой. И, честно говоря, вот это правило даже Роджеру Федереру не нравится, у которого тоже нет тренера, так же как и у меня. 

Золин А.: Ему жена подсказывает.

Чакветадзе А.: На самом деле, правило несколько странное, потому что на «Гранд слэмах» игроки не могут этим пользоваться. 

Тартакова С.: Только на турнирах WTA.

Золин А.: Анна Чакветадзе – тренер женской сборной России по теннису, женской, да? А мужскую пока не тренируете? 

Чакветадзе А.: Пока нет.

Золин А.: Пока, заметьте, пока. Марина Валерьевна дозвонилась нам, у нее есть, очевидно, вопрос. Марина Валерьевна, здравствуйте.

Тартакова С.: Здравствуйте, Марина Валерьевна.

Радиослушательница Марина Валерьевна: Добрый день. Очень приятно услышать Анну. Я второй уже ее эфир на Спорт FM слышу. Аня, хотелось бы вам пожелать удачи во всех ваших начинаниях. И, безусловно, путь тренера, который вы выбрали, – это очень тернистый и сложный, но очень благородный труд. Так что вдвойне за это вам спасибо. И хотелось бы задать вам 2 вопроса. Очень часто говорят про женский теннис, что это сплошная психология. Вот первый мой вопрос как раз с этим и связан. Скажите, пожалуйста, пользовались ли вы советами спортивного психолога, будучи теннисисткой? И есть ли сейчас у вас как у тренера какие-то вопросы в плане психологической поддержки именно к профессионалам в этом деле?». И второй вопрос. Скажите, пожалуйста, как теннисистка: ваши ощущения можно описать выражением «поймать кураж»? Спасибо, и еще раз удачи.

Тартакова С.: Ух ты… Леша, все записал? Молодец.

Золин А.: Да… я… я очень старался, да.

Чакветадзе А.: Ну, «поймать кураж» — это все-таки больше про Израиль, правда?

Тартакова С.: Да.

Золин А.: А вот и ответ. Кураж был пойман, и выигран следом турнир еще плюс ко всему, да?
Чакветадзе А.: Да, есть какой-то такой эмоциональный запал. Бывает такое, что игроки находятся не в форме, но за счет их характера, эмоций они преодолевают какие-то препятствия по ходу турнира. Например, выигрывают очень сложный первый матч. Играют плохо, но на характере все-таки его вытягивают, а потом выигрывают турнир.

Золин А.: Бывает такое, так.

Чакветадзе А.: Что касается психологической поддержки. Я считаю, что это очень важно, но все-таки больше для молодых игроков, которые только начинают свой путь в профессиональном теннисе. Безусловно, им нужно подготовиться, нужно быть готовым ко всем тернистым путям этим, которые не все дети могут преодолеть. Мы все понимаем, что уже в 16 лет девушки могут выступать на профессиональных турнирах, но иногда психологически они к этому не совсем готовы. 

Тартакова С.: Я помню, вы же совсем недавно тренировали, консультировали, наверное, так правильно сказать, совсем молодую девочку. Я просто помню, мы с вами разговаривали, у меня сложилось ощущение, что вам было очень интересно с ней, любопытно. Потому что все равно первый был опыт. Помогая совсем молодой теннисистке, с какими сложностями вы как игрок топ-уровня столкнулись? 

Чакветадзе А.: Здесь нужно отметить, что, безусловно, с профессионалами работать гораздо легче. Именно из-за того, что у них есть понимание игры. У них есть какой-то опыт выигранных матчей, они знают, как нужно одержать победу. И, например, если ты подсказываешь какую-то деталь, то профессионал это схватывает гораздо быстрее, чем юный игрок. То есть он не совсем понимает, что ты от него хочешь. Но вот бывший тренер Содерлинга и нынешний тренер Вавринки – Норман говорил о том, что очень сложно было доносить даже до Содерлинга все эти детали. Он постоянно сопротивлялся, но в итоге понял, на одном матче попробовал, и все пошло как по маслу. Он выиграл «Ролан Гаррос», и его ждала блистательная карьера. 

Тартакова С.: Это вы имеете в виду в том числе и технические какие-то моменты?

Чакветадзе А.: Я думаю, что работа тренера заключается в технике, в тактике и в психологической, наверное, подготовке. Это все должно быть совместимо. 

Тартакова С.: Я не могу не спросить: как у вас здоровье? Это в первую очередь. Потому что много у вас было и травм, и таких абсолютно неприятных историй. Как вы сейчас себя чувствуете? Потому что уже долго были без профессионального тенниса.

Чакветадзе А.: Да, очень соскучилась. Чувствую себя гораздо лучше, спасибо. И даже могу играть с игроками и демонстрировала это в Сочи.

Тартакова С.: Вы так прямо сразу ракетку в руки — и на корт. 

Золин А.: Прекрасно. Алексей, здравствуйте.

Тартакова С.: Здравствуйте, Алексей.

Радиослушатель Алексей: Здравствуйте ведущие, здравствуйте, Анна. Сначала хотел бы сказать Анне спасибо как игроку за то, что она, будучи игроком, дарила нам очень много побед. И два вопроса: видите ли вы в сегодняшних теннисистках преемницу Серены Уильямс? И второй вопрос: вот как получается, что такие теннисистки, как, например, вы, Вера Звонарева, Динара Сафина, которые были на вершине, потом очень быстро закончили свою карьеру? Спасибо.

Чакветадзе А.: Вот со стороны всегда кажется, что очень быстро. А на самом деле 10 лет в Туре как-никак. 

Тартакова С.: Да, практически такой отрезок жизни.

Чакветадзе А.: Что касается Веры Звонаревой, Динары Сафиной. Насколько я знаю, Вера опять начала тренироваться, она хочет возвращаться. И давайте пожелаем ей удачи. 

Золин А.: Желаем.

Чакветадзе А.: Динара Сафина, я и остальные игроки, которым, к сожалению… Прямо слезы наворачиваются, такая тема грустная, не могу просто. Которые, к сожалению, закончили свою карьеру... Ну что можно сказать, все зависит от физического состояния, как уже говорила Соня. К сожалению, травмы — и ничего нельзя с этим сделать. Есть хронические травмы, которые не дают возможности вернуться обратно в спорт. Но я думаю, что мы в любом случае уже оставили свой след в теннисе, и будем надеяться, что в какой-то период времени на нас смотрели дети, и мы…

Золин А.: Взрослые тоже смотрели.

Чакветадзе А.: Я бы хотела все-таки, чтобы дети больше занимались спортом и в частности теннисом. Потому что, к сожалению, у нас проблемы с молодым поколением. Вот сейчас опять же есть какая-то плеяда игроков российских, которая через 2-3 года карьеру закончит, а на смену им пока не видно никого. 

Золин А.: В том числе и на смену Серене?

Чакветадзе А.: Серена у нас одна-единственная и неповторимая. 

Тартакова С.: Слушайте, сейчас Ли На подтянется уже. Второй турнир Большого шлема выиграла.

Золин А.: И будет две Серены.

Тартакова С.: Да, есть азиатская версия Серены, пожалуйста, Ли На. Аня, вы знаете, кто вам привет передает? Галина Воскобоева, которая сейчас нас слушает очень внимательно.

Чакветадзе А.: Привет, Галь.

Тартакова С.: У Гали, кстати, тоже, видите, какая травма серьезная была, операция. Но, слава богу, она сейчас в Москве, насколько я понимаю, восстанавливается. А вот наш слушатель-то не знает, что Анна за словом в карман не полезет. Поэтому я все смски могу читать спокойно, даже не боясь за чувство юмора Анны Чакветадзе. «Аня, скажите, много вы знаете случаев, когда теннисисты сливают сеты по договоренности?» Ник «Красно-белый». 

Чакветадзе А.: Что вы такое говорите? Это какой-то ужас просто. Никогда об этом не слышала. 

Тартакова С.: Вот видите! 

Золин А.: Вот так вот, ник. Зато мы сейчас можем послушать Дмитрия. Дмитрий, здравствуйте.

Тартакова С.: Здравствуйте, Дмитрий.

Радиослушатель Дмитрий: Добрый день, Соня, Алексей. Приятного эфира и здравствуйте, Анна. 

Чакветадзе А.: Здравствуйте.

Радиослушатель Дмитрий: Во-первых, скажу как медик, если слезы наворачиваются, надо плакать от счастья или от радости. Это будет легче. А во-вторых, скажите, пожалуйста, как болельщику теннисному, какой ваш матч вы хотели бы обязательно еще раз сыграть заново, если такое возможно? Всего доброго и, самое главное, здоровья вам.

Тартакова С.: Спасибо.

Чакветадзе А.: Спасибо. 

Золин А.: Какой?

Чакветадзе А.: Ох, 2 года уже не играю, сложно вспоминать какие-то матчи, честно признаться. Но вы знаете, у меня было 7 финалов, и в 8-м я проиграла Каролин Возняцки. Вот мне бы хотелось, наверное, этот матч переиграть. Чтобы поправить как-то свою статистику. 

Золин А.: Каролин, готовься. Аня уже тренируется.

Тартакова С.: Аня идет, мы вместе.

Золин А.: Так что давай в «Адлер-Арену», и там сыграем. Вот я заметил такую закономерность, наши «новостники», как увидели Анну Чакветадзе, стали читать новости тенниса в каждом выпуске.

Тартакова С.: Ну а что ты думал? 

Чакветадзе А.: Причем по 3 раза. 

Тартакова С.: Все для гостьи. 

Золин А.: Аня, мы вас уже слышали как теннисного комментатора, и вдруг бац — вы стали тренером. Как это произошло? Кто вас позвал? Вообще, какой процесс прошел в этот момент?
Чакветадзе А.: Вы так удивляетесь, как будто это несовместимые вещи. 

Золин А.: Ну я просто не представляю. Вот комментирует Василий Уткин футбол, и вдруг раз — мы его видим рядом с Капелло.

Тартакова С.: Рядом с Жозе Моуринью.

Чакветадзе А.: То есть вы считаете, что он бы не хотел быть рядом с Моуринью?

Золин А.: Нет, конечно, хотел! Так ведь не позовут.

Чакветадзе А.: Наверное, из-за того, что он профессионально не занимался футболом, его и не приглашали. Что касается моего дебюта в сборной. Я очень много раз рассказывала эту историю, но расскажу вам еще раз. Дело в том, что я считаю: тренер должен не только давать советы, но и непосредственно играть на корте. Помогать оттачивать мастерство, так скажем, и с форхенд, и с бэкхенд. Вот со стороны все-таки это все по-другому. А когда ты сам стоишь на корте с игроком, когда ты чувствуешь его скорость, когда ты видишь его передвижения, как он к мячу подходит ногами, — это совсем другое. Так вот из-за моей хронической травмы я не могла себе позволить стать тренером. Это было бы неправильно. Все со стороны хорошо, но я считаю, что обязательно нужно личное присутствие, обязательно нужно чувство игры. И как только я несколько залечила свою травму, мне стало гораздо лучше. Я почувствовала, что могу давать себе легкие нагрузки. Я позвонила нашему замечательному президенту федерации Шамилю Анвяровичу Тарпищеву и сказала, что я готова помочь сборной, и спросила, что он думает по этому поводу. На что Шамиль Анвярович ответил: «Мы очень рады. Конечно, попробуй себя в новой роли, а там посмотрим». Ну, я попробовала, и не знаю, как дальше у меня получится.

Золин А.: Пока получилось-то изумительно — обыграть 4:0. Это счастливый дебют, я считаю. 

Тартакова С.: А вы разговаривали после этого с Шамилем Анвяровичем?

Чакветадзе А.: Да, мы разговаривали. Но дело в том, что все ждут жеребьевки, которая будет проходить в финале Кубка Федерации. То есть несколько позже в этом году, и мы пока не знаем своего соперника. Поэтому с нетерпением ждем жеребьевки.

Тартакова С.: Но так вот, если честно-честно-честно, как будто нас никто не слышит, просто «да, нет», вам понравилось же?

Чакветадзе А.: Очень. 

Тартакова С.: Супер. У нас опять на связи Яна, которая хочет небольшой комментарий добавить.

Радиослушательница Яна: Вы знаете, может быть, Серена и одна, но и Анна одна? Потому что бронебойные подачи Сирены на вылет со второй подачи и так далее — это все, так сказать, дважды два, почти мужской теннис. Но сыграть красиво, кружевно, связью, с эстетикой теннисной – это гораздо сложнее. Понимаете? Это гораздо сложнее, чем просто иметь атлетическую, почти мужскую манеру тенниса и автоматически выходить в финалы. И самое главное — эти 2 примера, которые я Софье приводила: игра Мартины Хингис и Ким Клейстерс на Australian Open — 2006 и игра Скьявоне и Стосур в финале «Ролан Гаррос —2010». Вот это примеры эстетики блестящей, неповторимой, и также некоторые ваши матчи, в частности Кубок Кремля с Петровой, и прочие финалы, и прочее. Так что Серена, может быть, и одна, но есть штучные матчи и штучные, так сказать, теннисисты. Спасибо вам.

Тартакова С.: Мне кажется, вы столько поединков не помните, сколько Яна.

Чакветадзе А.: Да. Я удивилась даже, что помнят стиль моей игры.

Тартакова С.: Слушайте, ну его забыть-то сложно. Аня, вы так не скромничайте.

Золин А.: Аня, возвращайтесь на корт, я приду посмотрю даже.

Тартакова С.: Золин, ты забыл уже?

Чакветадзе А.: А вы не помните?

Тартакова С.: Придется повторить.

Золин А.: Нет, ну как я могу забыть. Да, финал Кубка Кремля. Нет, я не могу это забыть, я просто приду вживую посмотрю. Я пока теннис вживую…

Тартакова С.: Обновить ощущения.

Золин А.: …Видел только на турнире ветеранов, который проводится ежегодно у нас в июне или в июле.

Тартакова С.: Это называется «Легенды тенниса», Леша.

Золин А.: Ну да, не ветеранов, а легенд.

Тартакова С.: Ветераны, нашел тут ветеранов: Дементьева, Мыскина, Хингис, Селеш.

Золин А.: Да это они только в последний год приезжали. До этого были другие люди.

Тартакова С.: Кафельников, Сафин — большие ветераны.

Золин А.: Конечно большие, они выше меня.

Тартакова С.: О’кей. У нас Сергей на связи. Сергей, здравствуйте.

Радиослушатель Сергей: Добрый день, Софья, Алексей, Анна. Приятно вас слушать. Очень сожалею, что не с начала попал на вашу программу. У меня девочка занимается теннисом 2 года уже. И я бы хотел, может, некорректный вопрос задать: к каким школам вы бы посоветовали присмотреться в Москве?

Золин А.: К каким школам?

Тартакова С.: Все к Анне идите. 

Золин А.: В сборную сразу.

Чакветадзе А.: Сложно посоветовать. Вы, к сожалению, не упомянули возраст вашей девочки. 

Золин А.: А вы тогда еще скажите, в каком возрасте надо приходить в теннис?

Чакветадзе А.: Вы знаете, все приходят по-разному. Кто-то даже в 3 года начинает заниматься теннисом, кто-то в 7. Но вообще считается, что в 7 лет уже поздно начинать заниматься.

Золин А.: А в 6 рано?

Чакветадзе А.: Вы знаете, когда я играла до 12 лет, я постоянно все проигрывала. Вот никак не могла выиграть ни одного матча. Потом, в 13 лет, мне папа взял персонального тренера, я стала просто больше времени проводить на корте, и появились результаты. Поэтому я догнала тех детей, которые раньше играли лучше. И я думаю, что очень важно не передавливать ребенка, то есть в 6–7 лет по 2 тренировки — это, конечно, слишком много. Но есть и такие родители, которые считают, что чем раньше, тем лучше. Это неправда. Я не могу вам ничего конкретного посоветовать из-за того, что я не совсем понимаю возраст вашего ребенка. 

Тартакова С.: Аня, мы ждали этого…

Золин А.: Некто Галина звонит. 

Тартакова С.: …Долго. Галина Воскобоева в эфире Спорт FM. Давайте сейчас просто помолчим. Галя Воскобоева.

Золин А.: Россия – Казахстан.

Тартакова С.: Аня Чакветадзе, да. Россия – Казахстан.

Чакветадзе А.: Галя, как ты могла.

Радиослушательница Галина Воскобоева: Здравствуй, Аня, Софья, Алексей. Я так рада всех вас приветствовать. Вот как раз так случилось, сидела, смотрела твиттер. Тут вижу: Аня нам заметочку шлет. Ну и конечно же, поскольку я сейчас сижу, можно сказать, без движения, поэтому не могла, конечно, не включить и не послушать вас. 

Тартакова С.: Очень приятно.

Радиослушательница Галина Воскобоева: Очень рада теперь. Хочу сказать, что очень рада, что Аня стала заниматься тренерской деятельностью. И, Аня, желаю, чтобы твоя тренерская карьера сложилась так же ярко, как и карьера спортсмена. Я считаю, что так оно и будет, потому что ты очень талантливая. 

Чакветадзе А.: Спасибо. Так приятно, что ты в меня веришь.

Радиослушательница Галина Воскобоева: Сейчас мне, наверное, интересно узнать, как тебе в роли тренера. И теперь, будучи тренером, допустим, если бы ты могла вернуться опять на позицию игрока, ты бы что-то поменяла в отношении игрок – тренер? Вот скажи по опыту. Потому что мы иногда бываем, может, нетерпеливые или слишком требовательные.

Тартакова С.: Галя, спасибо вам огромное. Поправляйтесь в первую очередь.

Золин А.: Выздоравливайте. 

Чакветадзе А.: Прекрасный вопрос. 

Золин А.: Что Чакветадзе-тренер скажет Чакветадзе-игроку?

Тартакова С.: Жестко будет?

Чакветадзе А.: Я думаю, что нет. Все зависит от ситуации. Все-таки нужно подстраиваться к игроку. Тренер должен понимать характер игрока, настроение игрока. Он должен к нему присматриваться и по ситуации подстраиваться, без этого никак нельзя. Я прекрасно понимаю, что мы все раньше были профессионалами, что к нам нужно было подстраиваться. Но стоит отметить, что не все тренеры это понимают, не все это делают. Присутствует какое-то личностное «Я». Все равно бывает и у тренера плохое настроение, и это сказывается на игроке. Например, я знаю историю с Ксенией Первак, когда они ругались с тренером до матча. Она выходила и на следующий день просто сливала матч из-за того, что она расстроилась — это элементарно. Но вот надо понять то, что нельзя так делать, что ты на турнире именно ради игрока и все поставлено на результат.  

Золин А.: Вот так вот, да?

Тартакова С.: С вами было сложно работать? 

Чакветадзе А.: Очень. Я невыносима.

Тартакова С.: А папа вообще, когда он присутствовал на ваших тренировках, он как-то вмешивался в тренерский процесс? И как он себя вел вообще?

Чакветадзе А.: Да, папа очень хорошо меня знает. Он, естественно, вмешивался в тренерский процесс, так как он постоянно меня сопровождал на турниры и советовал мне больше все-таки по тактике, чем по технике. И, конечно, зависел от моего настроения. Он до сих пор от него зависит, что уж тут сказать. 

Тартакова С.: Всегда так будет, Аня, скажу я вам. Все-таки папа – дочка, так происходит всегда. Вот уже не первый раз приходит смс-сообщение такого рода, с первого часа к нам приходит, почему в финале Кубка Федерации 2013 года не смогли играть лучших?

Золин А.: Уговорить играть лучших.

Тартакова С.: Да, пропустила слово. 

Чакветадзе А.: Дело в том, что наши лучшие попали на отборочные турниры в Софию – это второй по значимости турнир в это время года. Там играют 8 лучших теннисисток, которые выиграли турниры категории International. И, непонятно почему, календарь совпал так, что эти два турнира были на одной неделе. Из-за этого, соответственно, девушки все-таки решили выступать в личном турнире. И я понимаю прекрасно Елену Веснину, которая уже была в команде 2 раза и одерживала победу в Кубке Федерации. Екатерина Макарова была травмирована, у нее были проблемы с кистью, она сыграла только пару. Именно из-за этого. К сожалению, был неправильно составлен календарь, и эти два турнира попали на одну неделю. 

Тартакова С.: А вы, когда были игроком, вас каким образом приглашали в сборную? Вас уговаривали, вы долго думали? Либо позвали в сборную, удобно – играю? Все очень быстро? 

Чакветадзе А.: Все зависит от физического состояния. Дело в том, что очень насыщенный турнирный календарь у теннисистов в отличие от других видов спорта. Теннисисты могут выступать каждую неделю. И я понимаю, что не так много времени Кубок Федерации занимает, всего лишь 3 недели в году, казалось бы. Но это все вставлено настолько неудобно между турнирами, что физическое состояние… Вот, например, сейчас начинается грунтовый сезон, и к нему нужно подготовиться. Подготовиться во время матча Кубка Федерации? Даже если ты выигрываешь матчи легко, все равно это абсолютно другие эмоции, не такие, как на обычных турнирах. Ты выкладываешься на все 100%, потом нужно собраться и провести хороший грунтовый сезон – это бывает очень сложно, безусловно. Если ты находишься на подъеме, в хорошей физической форме, чувствуешь себя великолепно, конечно, ты понимаешь: «Да, я принесу сборной очень важное очко, я выиграю свой матч». А человек, который находится не в форме, может быть, он и правильно делает, что отказывается играть за сборную. Потому что он понимает, что ему будет просто сложно выиграть матч.

Тартакова С.: Чтобы не подвести. Но то же самое можно увидеть сейчас на турнире в Штутгарте. И Катя Макарова, которая блистательно провела Кубок Федерации, в первом круге уступила Суарес Наварро за 1,5 часа.

Чакветадзе А.: Да, у Кати был очень сложный перелет. Она на следующий день в 6 утра улетела, ей нужно было играть свой первый матч уже совсем скоро.

Тартакова С.: Во вторник, да.

Чакветадзе А.: Понятное дело, что она просто была не готова.

Тартакова С.: Давайте пообщаемся?

Золин А.: Да, обязательно. Валентина, здравствуйте.

Радиослушательница Валентина: Добрый день, Соня, Алексей и Анечка. Вот только вошла, очень рада, что попала на эту передачу. Аня, вам здоровья доброго, удачи, успехов, в нашей сборной что-то получится. Тем более и Настя, и вы — обе очень хорошие девочки. Я имею в виду в том плане, что мы начали очень за вами следить. Я внучку свою всегда с собой беру, она все по девочкам смотрит. Ей очень нравилась Настя. Я спрашивала: «Ну почему тебе нравятся Настя и Аня?» — «А потому что, бабушка, они «скломные». Она дважды нарисовала ваш портрет: когда вы выиграли Кубок Кремля и на следующий год. И написала: «Просим повтора», но, наверное, не получилось. Поэтому, Аня, здоровья вам, успехов, и давайте, чтобы как-то было нам интересней ходить куда-то. Поднимайтесь вверх, пожалуйста, девчонки. Счастливо вам.

Тартакова С.: Спасибо, Валентина.

Чакветадзе А.: Спасибо большое, так приятно.

Тартакова С.: Валентина совсем недавно (когда наши ребята Кубок Дэвиса играли с командой Польши, да? Это в январе получается, после Австралии) подарила Дмитрию Турсунову огромнейший пакет разных вырезок из газет с его интервью, с фотографиями. Я все честно передала. 

Золин А.: Я думаю, что Митя даже не знал, что он столько интервью давал. 

Тартакова С.: Да, там были абсолютно разные фотографии. Он все посмотрел, все прочитал, унес домой.

Золин А.: Алексей, здравствуйте.

Тартакова С.: Здравствуйте, Алексей.

Радиослушатель Алексей: Здравствуйте, приятного вечера вам. Вопрос к Анне: Анна, а скажите, пожалуйста, в каких вы отношениях, в дружеских или не очень, с Мыскиной, с Шараповой, с девчонками нашими? Спасибо большое.

Тартакова С.: Ну вот так вот. Странный разброс.

Золин А.: Мыскина, Шарапова, да?

Чакветадзе А.: Анастасия давно уже закончила свою профессиональную карьеру. И мы с ней были вместе в команде, помогали нашим девушкам. Отношения с Анастасией хорошие. Что касается Марии Шараповой, Мария очень скрытный человек. Она постоянно общается исключительно со своей командой, которая включает в себя тренера по физподготовке, физио и тренера по теннису. Она старается не общаться с другими девушками. Я не знаю, плохо это или хорошо, любой спортсмен может так себя вести. Вообще, Мария очень сконцентрированный человек, она не любит распыляться, всегда настраивается на матч. Она понимает, зачем она приехала на турнир. Конечно, у нее очень много пресс-конференций, она известна. Но все-таки Мария может отделять прессу и турниры. Она очень хорошо переходит вот этот барьер, настраивается на матч и выкладывается на все 100%.

Тартакова С.: Можно ли в Туре дружить по-настоящему?

Чакветадзе А.: Я думаю, что это от личности зависит. У нас есть Каролин Возняцки, которая чуть ли не самая добрая и приветливая девушка в Туре, которая со многими дружит, в том числе и с сестрами Радваньскими.

Тартакова С.: Вы так выделили их.

Чакветадзе А.: Есть другие, которые вообще не общаются с другими игроками. Например, Мария Шарапова. Она в свое время общалась с Марией Кириленко, они дружили. Но сейчас их интересы разошлись. Есть люди скрытные, они просто общаются в своей команде, вот и все. А есть, например, Елена Янкович, она просто со всеми общается. Неважно, кто это, она может и не знать человека, со всеми поздоровается, со всеми поговорит: «Как вы себя чувствуете?»

Золин А.: Хорошие люди сербы.

Чакветадзе А.: Да, приветливые. 

Тартакова С.: А вы какой были в Туре? Я один раз подходила к Анечке Чакветадзе за интервью.

Чакветадзе А.: Не рассказывай этой страшной истории.

Тартакова С.: Не буду.

Золин А.: А я бы послушал. 

Тартакова С.: Вне эфира расскажу, а так я не буду. Анна была просто очень сосредоточена на Кубке Кремля.

Чакветадзе А.: Ну вы представьте себе такую ситуацию. Идешь, значит, на турнире, все думаешь: «Боже мой, ну никак не могу. Ну что же мне сделать с моим форхендом, чтобы не ошибаться каждый третий удар». И тут подходит кто-то: «Анна, можно интервью?» Ты такой: «А!»

Тартакова С.: Я не так сказала.

Чакветадзе А.: «Подождите, — я говорю, — нет, подождите. У меня тут план действий формируется. Я не могу сейчас».

Золин А.: «Софья, форхенд. Софья, сейчас форхенд, подождите».

Тартакова С.: А я, может быть, о нем и хотела поговорить. 

Золин А.: «Да, а у меня как раз про форхенд вопрос». — «Софья, форхенд, нет». — «Тогда бэкхенд». — «В другой раз». Это было на Кубке Кремля, да?

Тартакова С.: Да.

Золин А.: Анна выиграла тогда Кубок Кремля?

Чакветадзе А.: Нет, я тогда точно проиграла. Наверное, после этого Софья ко мне с интервью подошла. Плохое настроение, я же вам говорю, надо подстраиваться к игрокам.

Тартакова С.: Не надо на меня все скидывать.

Золин А.: Уважаемые друзья, теперь вы знаете, что значит отказывать Софье Тартаковой. Уважаемые спортсмены, никогда не отказывайте Софье. 

Тартакова С.: Всегда говорите «Да».

Золин А.: Всегда говорите «Да».

Тартакова С.: Вот Анечка Чакветадзе приехала сегодня на эфир, сказала «Да».

Золин А.: А куда ей было деваться после того Кубка Кремля, да? Спасибо большое, Аня, что вы выбрали время и к нам приехали. Мы будем ждать вас снова.

Тартакова С.: Лучший коуч просто.

Золин А.: Да, всем спасибо, кто участвовал в этой программе. «Личный зачет» будет с вами еще завтра. До свидания.

Тартакова С.: До свидания. 

Загрузка...
Загрузка...
лента новостей
Загрузка...