17 Октября 2014 14:06

Ефимов: Подавляющее большинство школ — это коррупционное уныние

Ефимов: Подавляющее большинство школ — это коррупционное уныние

Эксклюзивное интервью управляющего директора Молодежной хоккейной лигой Дмитрия Ефимова.

Дехтярев В.: Приветствую всех любителей хоккея на волнах Спорт FM. В гостях у нас сегодня управляющий молодежной хоккейной лигой Дмитрий Григорьевич Ефимов. Добрый вечер!

Ефимов Д.: Добрый вечер!

Дехтярев В.: Ну что, после нашего эфира, который состоялся в Уфе, вопросов очень много. Действительно, молодежный хоккей затрагивает большое количество тем. И первая тема, я понимаю, про которую, может быть, не совсем удобно про них говорить, но она лежит на поверхности. Это драфт. Что можно сказать по этой теме?

Ефимов Д.: Владимир, драфт проводит Континентальная хоккейная лига. Молодежная хоккейная лига в нем не участвует. Я такую ситуацию одобряю и даже, наверное, ей рад. То, что делают коллеги из  КХЛ, я вне всякого сомнения уважаю, но с самой системой нашего драфта, скажем так, не совсем согласен. КХЛ ее проводит, мы иногда приезжаем, наблюдаем и не более того.

Дехтярев В.: Как раз у наших радиослушателей возникает по этому поводу очень много вопросов. А что нужно сделать для того, чтобы изменить эту систему драфта? Понятно, что сейчас КХЛ обязуют все клубы, чтобы они содержали школы. Может быть, это не совсем правильно?

Ефимов Д.: Я думаю, требование содержать школы — это правильно. Клубы как раз-таки должны их содержать. У нас же хоккейная система в стране совсем другая, это не Северная Америка, где огромное количество прекрасных частных школ, которые живут хорошо и богато за счет поступления денег от родителей. И там в этом плане все в порядке. У нас очень много бедных регионов, очень много бедных школ. И как раз школы клубов Континентальной хоккейной лиги — они и есть наиболее благополучные, наиболее успешные. Поэтому этот путь надо продолжать.

Дехтярев В.: У нас тогда драфт теряет смысл, потому что каждый клуб старается в первую очередь защитить своих игроков и потом уже, может быть, кого-то взять.

Ефимов Д.: Владимир, совершенно верно. Вот именно поэтому, будучи корректным по отношению к коллегам, я говорю, что я процедуру уважаю, но смысла ее не понимаю.

Дехтярев В.: Я как раз летом побывал в одной из таких школ в Канаде, в провинции Онтарио. Я там видел, что это за школа, много почерпнул для себя интересного и нового. И такое годовое обучение стоит от 32 до 40 тысяч долларов, если у тебя полный пансион, то есть если живешь целый год, питаешься, обучаешься. Причем, что мне понравилось, обучение в группах по шесть человек. Идет учебный процесс, шесть человек занимаются. Получается, что ребята, помимо хоккея, еще получают хорошее образование, они сами об этом говорят. Это очень интересная хоккейная академия. Если нам попробовать в стране организовать что-то подобное — получится?

Ефимов Д.: Я думаю, что получится.

Дехтярев В.: А готовы будут родители платить вот эти вот 32 тысячи долларов?

Ефимов Д.: Конечно. У нас в стране достаточное количество состоятельных людей, которые хотят, чтобы их дети на серьезном уровне занимались хоккеем. Я думаю, этот пусть абсолютно правильный. По-моему, Владимир, мы даже с вами уже как-то обсуждали, я очень жестко придерживаюсь того мнения, что эти наши бесплатные школы — утопия. Мы сами себя обманываем. Нет бесплатных школ. Есть школы, где родители вынуждены заносить деньги через заднее крыльцо — тренеру, администратору и т. д. У кого денег нет, те…

Дехтярев В.: Некоторые даже машины дарят… Я знаю, что даже такие случаи есть.

Ефимов Д.: Вы знаете, наверное, что даже ценники есть, сколько стоит играть в первой пятерке, сколько стоит во второй, сколько — попасть в сборную и т. д. Все это отвратительная реальность, которую нужно исправлять, ставя детский хоккей на более честные коммерческие рельсы. А иллюзия бесплатности никому не помогает.

Дехтярев В.: А не получится так, что хоккей окончательно станет видом спорта для богатых?

Ефимов Д.: Хоккей уже вид спорта не для бедных. Если у родителей в принципе нет денег, не получится, чтобы их сын занимался хоккеем. Если только в этом ребенке сразу не разглядят огромный талант. Если денег нет, все равно не получится. Потому что все равно нужно заносить деньги, просто неофициально.

Дехтярев В.: А как нам быть с хоккейными школами? Может быть, нам действительно стоит создавать частные школы, хоккейные академии? Пусть ребята учатся, потом идут в Молодежную хоккейную лигу, а оттуда уже на драфт. Но на драфт абсолютно в любую команду. Вот команда его выбрала, и он идет в эту команду. А также мы понимаем: есть хоккейная школа «Локомотив» — шикарная, ЦСКА, «Челябинск», «Магнитогорск».

Ефимов Д.: Конечно. Я считаю, обмен хоккеистами, аренды, продажа — все это должно осуществляться на нормальных, простых коммерческих условиях.

Дехтярев В.: Тем более сейчас иногда смотришь — в Челябинске школа-то хорошая. Только результаты у хоккейного клуба «Трактор» сейчас не самые лучшие. Причем они же сами эту систему, можно сказать, и сломали. Но не будем сейчас говорить об этом, вдаваться в подробности. «Челябинск» пусть сам разбирается с тем, что у них происходит в команде. А мы пойдем дальше. У нас есть прекрасный город Сочи. Сейчас все задаются вопросом: там осталась достаточно хорошая инфраструктура, как ее правильно использовать? У меня здесь зашел спор, я спросил, почему бы в Сочи не создать хоккейный центр. Гостиницы, ледовый дворец. Ты можешь заниматься — пожалуйста, у тебя для этого есть все условия. Как вы считаете, такой вариант вообще возможен?

Ефимов Д.: ННаподобие того, что сейчас создает Ярославль и думает создавать Омск. Совершенно с вами согласен. Абсолютно. Потому что инфраструктура там фантастическая. Мы проводили Кубок Черного моря прошлым летом, помните? И думать о том, что это простаивает, — очень обидно. Да, туда стали привозить детей на две-три недели. Наверное, это хорошо. Я не пытался глубоко постигнуть эту систему, не очень понимаю, в чем глубокий смысл — на три недели привезли и больше не приехали. Если люди это делают, наверное, в этом есть какая-то система, не хочу, чтобы это прозвучало негативно. Но, действительно, сделать там серьезный хоккейный центр, академию было бы очень правильно. Между прочим, периодически возникает вопрос о постоянно играющей юниорской сборной. Потом о нем забывают, потом он снова возникает. Мое мнение, что такая сборная в Новогорске — это утопия. А в Ярославле или в Сочи — это совершенно реально и правильно было бы.

Дехтярев В.: Тем более все есть, абсолютно все для того, чтобы работать, жить, тренироваться. Поедут ли в Сочи люди работать, поедут ли туда дети?

Ефимов Д.: Помните известную присказку «Знал бы прикуп, жил бы в Сочи?»

Дехтярев В.: Отдыхать-то поедут, а работать?

Ефимов Д.: Ну что вы, что может быть плохого в Сочи? Это прекрасное место, прекрасный город, климат, море. Фантастическая инфраструктура. Я не могу себе представить ни одного аргумента против того, чтобы отдать туда ребенка, чтобы он там рос как профессиональный спортсмен, учился.

Дехтярев В.: Может быть, тогда стоит обратиться с такой просьбой, скажем, к государству? К Федерации хоккея России? Может быть, они тоже примут в этом какое-то участие, подумают?

Ефимов Д.: Абсолютно. И вы знаете, что сейчас происходили некоторые изменения, выбирался новый состав исполкомов ФХР, создавался новый попечительский комитет.

Дехтярев В.: Самое главное, чтобы он работал…

Ефимов Д.: Есть понимание, что его председателем выберут Нургалиева. Я очень надеюсь, что все это будет работать. В рамках этой новой структуры, которая, я надеюсь, будет более динамична, можно вносить такие предложения.

Дехтярев В.: Еще одна тема, которую хотелось бы затронуть, — это контракты молодых хоккеистов. Ни для кого не секрет, что у нас эти контракты несколько завышены, скажем так. Тут еще агенты играют свою нехорошую и, я бы даже сказал, негативную роль. Игроки иногда думают: «Я получил классный контракт, у меня все шикарно, мне уже ни к чему стремиться не надо, хорошая машина, все остальное куплю» — на этом и заканчивает… Нельзя ли внести такое предложение, чтобы был некий «стандартный контракт новичка»? Он подразумевает под собой определенную сумму. Выше этой суммы только бонусы за брошенные шайбы, за голевые передачи. Но это уже отдельно.

Ефимов Д.: В принципе, это правильное решение. Единственное, что может входить с ним вразрез, это то, что люди хотят уезжать в НХЛ и зачастую большими контрактами их на какое-то время удерживают. Только этот фактор. В остальном, я думаю, что энхаэловская система контракта новичка абсолютно правильная.

Дехтярев В.: Да. Но с другой стороны, некоторые снижают к себе требования. И уже потом можно даже в НХЛ не попасть…

Ефимов Д.: Да. И мы примеры эти знаем. Бывает, что снижают, все равно попадают, но тем не менее…

Дехтярев В.: Потом все равно возвращаются. Один из примеров — тот же Кабанов. Достаточно перспективный хоккеист. Но настолько человек загубил свою карьеру! Просто загубил!

Ефимов Д.: Ну, как я понимаю, там целая совокупность факторов… Во время Кубка мира мы общались с канадцами из приезжавших команд. Они рассказывали много историй на уровне анекдотов про приключения Кабанова в Канаде. Очень жалко, конечно. Очень жалко…

Дехтярев В.: На ваш взгляд, как должна выглядеть идеальная лига? Так, чтобы она поставляла нам в КХЛ молодых хоккеистов. Такой поток, конвейер. Не побоюсь этого слова — именно конвейер. Мы видим первый раунд драфта, все игроки, которые уже в любом случае привлекаются в команды НХЛ. Кто-то остается, кто-то на некоторое время возвращается по своим каким-то объективным причинам. Но это человек все равно через некоторое время будет готов играть в НХЛ. Как выстроить у нас такой конвейер?

Ефимов Д.: У нас для того, чтобы была идеальная лига, нужно гораздо больше команд высокого уровня. У нас сейчас сильнейшие команды очень разбросаны по стране. У нас есть группа в Москве, потом Санкт-Петербург, Урал и т. д. То есть колоссальный разброс. Командам приходится очень много ездить, перемещаться. Это дорого, долго. Если бы мы могли, как в Канаде, — покомпактнее, чтобы они были в большей степени автобусными…

Дехтярев В.: А у нас так можно сделать, как в Канаде, — Западная лига, Лига Онтарио, Лига Квебека. Чтобы они были отдельно, а потом, во время Кубка, они встречались.

Ефимов Д.: Владимир, у нас на это не хватает команд. Смотрите, в группе «А» в чемпионате у нас 39 команд. И я сразу могу сказать откровенно, из этих 39 не все тянут на этот элитный статус. По ряду причин на сегодняшний день это так. Если бы можно было решать проблемы волшебной палочкой, то я бы уже сегодня сделал 32 — не больше. А дальше раздробить их на…

Дехтярев В.: Так, может быть, сделать  тридцать две, а эти семь отправить чуть пониже, пусть там играют? Так нельзя?

Ефимов Д.: Теоретически можно. Практически — много вопросов, проблем. Почему это нежелательно, мы с вами можем обсудить, это не секрет.

Дехтярев В.: Пожалуйста, с удовольствием.

Ефимов Д.: Представьте, Владимир, у нас осталось 32 команды. И мы их разобьем по территориальному принципу. И что же у нас останется? У нас получится, если говорить навскидку, команд 15 от Москвы, Подмосковья, Питера, Ярославля.

Дехтярев В.: Сильная лига будет…

Ефимов Д.: Она-то будет сильная… Потом у нас будет разброс — Челябинск, Магнитогорск, Уфа, Казань, Омск, Новосибирск и Хабаровск, который сейчас очень слабенький по ряду субъективных причин. Сахалин пока еще тоже слаб. То есть, понимаете, не получится у нас этой красивой канадской схемы, когда мы разделили страну на три части, а в каждой из них по 20 командочек, которые приблизительно одного уровня, прекрасно играют и, как конвейер, выдают игроков.

Дехтярев В.: Значит, проблема еще глубже. Начиная с детского хоккея. Ведь кадры в МХЛ должны приходить из детского хоккея. А здесь что получается?

Ефимов Д.: Владимир, а когда в школе идет продвижение игроков не оттого, какого класс хоккей и какой талант есть у этого мальчика, а оттого, сколько может папа за мальчика заплатить, что же мы хотим? Поэтому у нас такой плохой конвейер.

Дехтярев В.: А как можно эту систему сломать, сделать так, чтобы она приносила какой-то результат? Мы так скоро в национальной сборной без игроков останемся.

Ефимов Д.: Тут два момента. Во-первых, в отдельно взятом хоккее это сломать очень трудно, потому что у нас вся страна такая. Если вы посмотрите на футбольные школы или балетные, то вы там увидите то же самое. С другой стороны, то, о чем мы с вами раньше говорили: можно найти в себе смелость и признать, что вся эта бесплатная история — профанация. У нас много политиков, много людей разного толка с разными целями и задачами, которые будут охать и ахать, говорить о том, что как же можно лишить бедных детей возможности…

Дехтярев В.: Для них можно сделать гранты, чтобы они платили меньше, если это действительно талантливый и одаренный ребенок. То же самое в Северной Америке: у тебя есть гранты — твои родители платят меньше денег. Сейчас, что я еще хотел добавить, наши родители увозят своих детей в США, в Канаду. И там обучение, занятия хоккеем получаются дешевле, чем здесь, в России!

Ефимов Д.: Ну, не знаю, дешевле или нет, но вы совершенно правы: велосипед уже придуман. Если паренек приходит в школу, и тренер видит, что это звездочка, а у родителей нет денег, то тренер найдет возможность. Хоть сам заплатит. Если понимает, что перед ним будущий Малкин, перед ним стоит его тренерская слава. Неужели этот тренер или директор школы не найдут возможности? Найдут.

Дехтярев В.: А ищут таких? Вот раньше, я вспоминаю свое детство, тренер ходил по школам, по «коробкам», собирал ребят, смотрел, кто подойдет, кто нет. А сейчас как?

Ефимов Д.: Вот мы подошли к вопросу тренеров. Здесь у нас тоже большой провал. Потому что, насколько я знаю, Владимир, не ходят. Есть хорошие детские школы, их меньшинство, их очень мало. А подавляющее большинство — это коррупционное уныние. Тренеры не ходят. А зачем им ходить? У них другие цели и задачи. У них цели и задачи свести концы с концами. Они ведь получают какие-то смешные копейки, на которые в принципе невозможно прокормить семью. И для того, чтобы выжить, они должны искать денежных родителей, а не талантливых детей.

Дехтярев В.: Да, к сожалению, это тоже достаточно большая проблема. А где тогда изыскивать эти ресурсы? Действительно переходить на платные рельсы? Сказать, что вот, в течение нескольких лет мы переходим на платную основу, на платные школы, и вперед?

Ефимов Д.: Я другого рецепта не знаю. Если кто-то знает, пусть расскажет. Предлагать, чтобы брали это на себя муниципалитеты или предприятия, — пожалуйста, конечно. Но кто может, тот и берет. Магнитогорский металлургический комбинат уже давно взял на себя и клуб, и школу. А если в каком-то городе губернатор не обладает возможностью или желанием? Или комбината под боком нет? Там, значит, нужно ставить пусть на скромные, но коммерческие рельсы, чтобы родители, кто может, платили в кассу официальную, понятную сумму. И дальше уже тренер мог работать, не оглядываясь на деньги, а только смотря на способности своих подопечных.

Дехтярев В.: Итак, мы готовы создавать эти платные школы, родители готовы платить. Но ведь родители тогда должны спросить: «Я плачу деньги и хочу, чтобы мой ребенок играл в хоккей. А для того, чтобы он играл в хоккей, нужны хорошие кадры». Я говорю о тренерском составе. Мы готовы сейчас под это все найти хороших тренеров, которые будут вести тренировочный процесс? Мы должны найти педагогов, которые будут вести процесс обучения детей, потому что они все-таки должны еще и школу закончить. Ведь если кто-то не пойдет потом в хоккей, он должен иметь возможность поступить в какое-то учебное заведение. У нас это получится?

Ефимов Д.: Сразу не получится. У нас очень мало качественных вузов, где готовят тренеров. У нас появляется все больше и больше программ, которые могут выдать корочку, какой-то диплом, что ты окончил курс, общался с тренерами. Доходит до того, что вам звонят из вуза, говорят, мол, приезжайте к нам, поступайте, стоит это столько-то. И не важно, будете вы учиться или нет. Все равно по окончании этого времени вы получите диплом. На самом деле действительно классных вузов, готовящих тренеров, — единицы. Кроме того, нет, как мне кажется, у нас каких-то качественных, общероссийских стандартов о том, кто может быть тренером по хоккею для данного возраста. Для средней школы ведь четко прописано, кто может преподавать историю в школе. Есть четкое понимание. И, если человек не закончил педагогический вуз с уклоном в историю, он не сможет. Ведь если даже он закончил педагогический как физик, вряд ли он сможет преподавать историю. Если он не будет проходить переквалификацию.

Дехтярев В.: Ну, у нас еще с 90-х было, когда учитель физкультуры мог быть учителем труда или еще кем-нибудь.

Ефимов Д.: А у нас зачастую, если ты недавно закончил выступать сам, — пожалуйста, ты можешь стать тренером. А можешь ли ты быть тренером, если ты просто был хорошим хоккеистом? Я очень сомневаюсь.

Дехтярев В.: Я как раз по этому поводу задавал вопросы нашим хоккеистам, которые уже закончили карьеру. И некоторые из них говорили, что тренировать детей — боже упаси. Потому что нужно иметь настолько железные нервы и обладать достаточно хорошей психикой, а еще психологом быть самому, тренируя детей.

Ефимов Д.: Владимир, к этому нужно иметь склонность. Я сам за собой замечаю, что, когда начинаю что-то объяснять своему сыну, у меня довольно быстро начинает внутри закипать «как же ты этого не понимаешь». Из чего я делаю вывод, что Дима не педагог. Нужна особенная склонность, способность. Психологию детскую надо понимать. Далеко не каждый это может. Точно так же, как не всякий, закончивший карьеру играющего хоккеиста, может стать успешным хоккейным чиновником. У нас в стране считается, что это априори «да». А я утверждаю, что «нет». В каждом деле нужен профессионализм. И если даже ты был блестящим спортсменом — хоккеистом, пловцом, футболистом, — это абсолютно не значит, что ты можешь настолько же успешно управлять хоккейным клубом, школой плавания…

Дехтярев В.: Или Федерацией хоккея. Или вообще какой-либо федерацией… Я сейчас задам такой вопрос: Николсон — кто такой? Никто не знает, где этот человек играл в хоккей и вообще играл ли он. А человек 44 медали только золотых принес Федерации хоккея Канады на разных уровнях. Молодежная, юниорка, олимпийская национальные сборные брали медали. Николсон родился в Канаде, понятно, что играл в хоккей, может быть, на юниорском уровне, после этого у него, собственно, другая дорога была.

Ефимов Д.: То же самое с Гэри Беттмэном…

Дехтярев В.: Человек вообще пришел из другого вида спорта. И по образованию даже…

Ефимов Д.: Я ни в коем случае не хочу сказать, что успешный спортсмен не может быть успешным чиновником. Но успешность в спорте абсолютно не равнозначна успешности в управлении.

Дехтярев В.: Еще у Гэри Беттмэна классные помощники, которые могут так же, как и он, эту работу выполнять. Хорошо, вернемся к хоккею. Сейчас, я знаю, вышла очень интересная шведская книга. Первая часть — это «Путь в элиту». У нас появился классный материал. Сейчас что нужно сделать с этим материалом, чтобы он не запылился где-то на полках? Чтобы он не затерялся? Потому что книга просто уникальная, ее нужно читать, читать и читать. И тренерам в том числе. И именно им в первую очередь.

Ефимов Д.: Сейчас мы распространяем ее по нашим клубам.

Дехтярев В.: Они ее берут, читают, смотрят?

Ефимов Д.: Владимир, они-то ее берут с огромным удовольствием. Есть клубы, которые специально приезжают в офис. Вы совершенно правы, это надо просто раздать. На прошлой неделе мы в лиге собирали ветеранов наших. Борис Александрович Майоров был, Якушев… Много ветеранов было, мы как раз обсуждали этот вопрос. Там родилась идея провести или по крайней мере предложить через исполком Федерации хоккея России идею новой системы лицензирования наших тренеров.

Дехтярев В.: Ну наконец-то.

Ефимов Д.: Причем мы как МХЛ не можем диктовать свою волю относительно тренеров в детских школах или в лигах. Но мы можем закрепить в регламенте положение о лицензировании тренера МХЛ. Это в наших силах. В своей лиге, в своих 70 командах, мы можем навести в этом плане порядок. И уже дальше мы будем решать, шведская система или не шведская… Я, например, выступил с предложением, чтобы собравшиеся за тем столом создали — мы им поможем — вот такую же нашу систему. Потому что каждый из них — Майоров, Михайлов, Якушев, Лутченко…

Дехтярев В.: Они готовы создать?

Ефимов Д.: Ну, они по крайней мере сказали, что готовы создать. Каждый из них способен прописать какую-то свою главу, каждый из них играл в каком-то своем амплуа. Каждый из них нажил, наработал какие-то трюки, какие-то ловкости, хитрости, которыми они могли бы поделиться. Будь то в игре, в тренировочном процессе. Создать такой конкретный труд: как тренироваться на льду, на земле, как и что отрабатывать, как это применять в игре. Это я вижу нашим следующим шагом после перехода на шведскую систему. И для того, чтобы все это не делалось в стол, нужно внедрять новую систему лицензирования, в которой должны изучать такие системы, а потом сдавать по ним экзамены.

Дехтярев В.: Интересно, готовы наши тренеры к такому?

Ефимов Д.: Ну, я думаю, некоторые готовы, некоторые нет… Но наша задача, как спортивных управленцев, их заставить. Может быть, не очень красиво звучит, но действительно заставить.

Дехтярев В.: Я сейчас подумал о том, чтобы подойти к Петру Ильичу Воробьеву и попробовать заставить его пройти лицензирование.

Ефимов Д.: Ну, Петр Ильич Воробьев — он уже тренер другого уровня. Можно ли заставить тренера в КХЛ? Наверное, нет, да, и не надо. Потому что, если тренер стал на мостик Континентальной хоккейной лиги, это значит, что он профессионал высочайшего полета. Смешно прийти к Дэйву Кингу и сказать: «Дэйв! Пройдите у нас лицензирование!» С другой стороны, я бы некоторых тренеров в КХЛ заставил пройти такое лицензирование. А в Молодежной хоккейной лиге — обязательно. И если Петр Ильич Воробьев встанет на тренерский мостик МХЛ — а мы знаем пример в истории, — тут можно принять индивидуальное решение о том, чтобы он не проходил лицензирование. Или сказать: «Петр Ильич! Мы вас невероятно уважаем, но закон един для всех». Уверяю вас, если бы что-то подобное принималось в США, никто бы не смотрел — Петр Ильич Воробьев, Дэйв Кинг… Там закон и его положения едины для всех. И почему у нас не должно быть так же?

Дехтярев В.: На ваш взгляд, книга «Путь в элиту» — это для нашего хоккея вообще что-то новое? Вот вы сказали сейчас, что собрали наших прославленных хоккеистов. Почему раньше не возникало такой идеи? Ведь наш хоккей действительно свои позиции сдал. Тут же надо разбираться, почему так произошло, где же наши игроки? Почему у нас провал в подготовке молодых хоккеистов?

Ефимов Д.: Владимир, на самом деле в недрах Федерации хоккея России очень много методических материалов. Причем хороших.

Дехтярев В.: Я знаю. Они их не используют!

Ефимов Д.: Проблема в том, что распространить-то их можно, но нет механизма реализации. Нужно, чтобы не просто тренеры взяли эти материалы и потом на полочку поставили. Важно, чтобы они их изучили. И чтобы то, что им нравится и подходит, начали применять. Ведь даже шведская система — сами шведы говорят, что там очень многое взято из практики российских тренеров. Когда Джим Бритен с коллегами приезжал в Нижний Новгород, он, встретив Юрзинова, сказал: «Владимир! Здесь кое-что у вас подсмотрено!» Когда приезжал несколько лет назад Дэйв Чемберс, канадский тренер, который представлял свою книгу, он сказал Юрзинову то же самое: «Владимир! От вас очень многое в моей книге!»

Дехтярев В.: Можно привести пример Лу Вайро, с которым я общался год назад. Это человек, который жил у Тарасова! Который все эти конспекты писал, живя здесь, тогда еще в Советском Союзе. Он сказал: Да, естественно, мы что-то новое придумали, поставили на более технологичные рельсы. Изменили много. Но видели и подсматривали мы все это здесь, у вас». А мы-то все раздали! И получается, себе-то ничего не оставили!

Ефимов Д.: Лу Вайро — он же архитектор этих сборных U-17, U-18.

Дехтярев В.: С 1996 года пошла вот эта система…

Ефимов Д.: Лу совершенно открыто говорит, что он все это подсмотрел, изучил у Тарасова, который это ему открыто показывал. И потом, действительно, адаптировал под американские реалии. И нам Лу сказал следующее: «Ребята, если вы будете то же самое делать у себя, ни в коем случае не делайте под копирку».

Дехтярев В.: Понятно, реалии, какие-то свои особенности — они есть, естественно. Почему же мы так отстали здесь? Никому это не нужно было? Или думали, что страна и так большая, кого-нибудь сейчас найдем? Или сами вырастут?

Ефимов Д.: Владимир, наверное, период безвременья — 90-е годы — сыграл в этом негативную роль.

Дехтярев В.: Но сейчас-то уже не 90-е…

Ефимов Д.: Но сейчас нет правильных механизмов, нет внедренных систем. Мы с вами уже говорили про лицензирование тренеров, про установление неких правил в школах. Наверное, не хватает правильно работающих механизмов. Поэтому система дает сбой.

Дехтярев В.: Приходят вопросы от наших радиослушателей о том, будет ли меняться возраст игроков, играющих в МХЛ. Допустим, строго до 20 лет.

Ефимов Д.: В принципе, они у нас играют до 20 лет. Вопрос в том, как мы считаем эти 20: по году рождения, по году чемпионата мира… У нас ведь лига создавалась изначально молодежками КХЛ. КХЛ был основным заказчиком. Соответственно, и правила устанавливались, исходя из потребностей КХЛ. А какая у них потребность? Чтобы игроки росли и потом могли переходить в состав первых команд. Поэтому кардинально сокращать возраст не в интересах КХЛ. Потому что сколько мы знаем примеров, чтобы 19-летние игроки активно заявлялись, выходили на лед в составе КХЛ? Есть. Но не очень много. Все-таки чаще они постарше — 22 года, 23 года… В этом сезоне у нас старший возраст — это 94-й год рождения, за исключением независимых клубов, у которых нет первых команд. Там можно пятерку 93-го. А так — 94-й год. Это на год старше, чем чемпионат мира, это еще дополнительный год для роста игроков, для повышения их шансов, чтобы попасть либо в состав первой команды КХЛ, либо пойти поиграть в Высшую лигу. Среди мужиков там амбиции потом вернуться в систему КХЛ. Я думаю, что эти возрастные рамки — правильные.

Дехтярев В.: Еще один важный вопрос. Уезжающие игроки, молодые ребята, которые все равно стремятся уехать, попасть в Северную Америку. Причем некоторые, попадая туда, разочаровываются, не находят там себе применения или оказываются не готовы. Я как раз недавно общался с Сергеем Федоровым, который говорил, что пахал в свое время четыре раза в день на тренировке. Поэтому, он говорит, когда приехал в НХЛ, физически был полностью готов играть в этой лиге. Потому что, говорит, утром тренировка, в обед тренировка. После полдника гоняли, была тренировка. И вечером игра или еще одна тренировка. Сейчас несколько изменились эти критерии, сейчас все по-другому. Получается, что наши вроде как и не готовы играть на таком уровне. Именно в плане подготовки. Но они все равно стремятся туда.

Ефимов Д.: Как раз вчера на юбилее Бориса Петровича Михайлова мы с Сергеем Федоровым об этом говорили. Он очень откровенно со мной поделился этими наболевшими вопросами. Здесь еще колоссальную черную роль играют агенты. Сейчас роль агента несколько трансформировалась. Сергей мне сказал, что, когда он играл в НХЛ, он со своим агентом общался где-то раза два в год. У агентов была четкая, понятная роль. Сейчас Сергей говорит, что агенты настолько обнаглели, что они ему — всемирно известному хоккеисту, генеральному менеджеру клуба — звонят и объясняют, куда он должен поставить их игрока, в какой пятерке, сколько игрового времени… Сергей говорит, что поначалу просто не верил в происходящее. Что какой-то там звонит ему и объясняет, в какую пятерку поставить… Это сейчас становится нормой. То есть они становятся какими-то бебиситтерами. И вместо качественного ведущего менеджера становятся просто промоутерами. Они увозят игроков за рубеж, совершенно не оценивая адекватно его способности. Ну что, в Северной Америке мало своих талантливых игроков? Если увозить туда, то увозить реально звездных, перспективных. Это понятно. Тогда этот игрок попадет в лучшую молодежную лигу, его задрафтуют, у него будет все в порядке. Они же поставили конвейер… Они ведь получают определенные деньги за каждого увезенного туда игрока. И дальше уже…

Дехтярев В.: Его просто бросают…

Ефимов Д.: Ну, если он дальше себя позитивно покажет, то все будет хорошо — «мы с тобой». А если нет, то «мне все равно копейка за тебя капнула — ничего страшного». Как раз в этой беседе с Сергеем Федоровым родилась такая идея, что нужно обложить агентов каким-то налогом. Вот они уводят игрока — пожалуйста, будьте добры, выложите клубу не очень большую сумму, скажем, 50 тыс. долларов. Чтобы перебить им поток. Отправил — капнуло на счет, отправил — капнуло. Слушайте, но это ведь не дрова. Сколько их там теряется, сколько их там мыкается. Не находят себя, возвращаются… Скольким ребятам испортили карьеру таким образом. Очень много таких примеров.

лента новостей