22 Октября 2014 11:47

Гридасов: «Мы не зовем на конференцию чиновников, потому что это скучно»

Гридасов: «Мы не зовем на конференцию чиновников, потому что это скучно»

Интервью главного редактора издательского дома «Индепендент спорт» Станислава Гридасова.  

С вами в студии Спорт FM Малыхин и Николаев. И у нас в гостях главный редактор издательского дома «Индепендент спорт» Станислав Гридасов. 

Н.: Станислав, здравствуйте.

Здравствуйте, очень приятно.

Н.: Я хотел представить вас скорее как главного редактора журнала PROспорт, но понимаю, что PROспорт — это только маленькая часть того, чем вы занимаетесь.

Не маленькая, но часть, скажем так.

Н.: А кто еще у вас в издательском доме? Из спортивного?

Скорее не кто, а что. Принято считать, что издательский дом — это исключительно то место, где издается какое-то количество бумажной литературы (в данном случае о спорте), на самом деле это давно не так. В рамках нашего издательского дома уже четыре сезона проходит спортивно-музыкальный фестиваль, который мы делаем в парке Горького, третий сезон — международная профессиональная конференция PROспорт, с этого года премия PROспорт, а с осени добавился и сайт журнала PROспорт. И все это своего рода контент-носители, просто они существуют не только на бумаге.

Н.: Вот с музыкально-спортивным фестивалем все понятно…

М.: Тебе вообще все понятно. Мне вот интересно было бы.

Н.: Давайте поговорим о ежегодной международной профессиональной конференции PROспорт. 

М.: На ней не будет Капелло…

Н.: Ну вот. Все, неинтересно, ребята, выключаемся, расходимся! (Смеется.) Кто там будет и зачем она вообще нужна?

Знаете, я тут час сидел у вас в аппаратной, за стеклом, слушал звонки и узнал много нового. Например, все футболисты в советское время играли за «Ромбик», «Серп и молот», не знаю, за другой «Ромбик», «Черточку», «Галочку» и были абсолютно все бессеребренники. Конечно, это очень веселое открытие, что в спорте деньги появились только в девяностые годы, но на самом деле они были всегда, просто брались из других источников. Я недавно беседовал со старыми ветеранами-хоккеистами, и один из них мне сказал, что был на восьми зарплатах в то время, пока играл. Естественно, каждый понимал, что после хоккея таких денег больше не будет, и старался скопить на жизнь. И эта ситуация ничем не отличается от той, в которой сейчас оказываются двадцатилетние-двадцатитрехлетние спортсмены. 

Н.: Получается, что это замалчивалось?

Да, об этом не говорилось.

Н.: Днем на заводе, вечером на поле? 

Естественно, все понимали, что никакого завода не было. Просто спортсменов оформляли слесарями, начальниками физкультурных цехов, какими-нибудь заводскими гимнастами…

М.: Заводскими гимнастами? (Смеется.)

Ну была ведь заводская гимнастика…

М.: Производственная?

Ну да, производственная. Забыл слово, сколько времени-то прошло. В общем, мы делаем конференцию про деньги, потому что если раньше советские деньги вынимались из государственного кармана, то теперь нужно сокращать прямые государственные дотации, чтобы в спорте появились коммерческие средства с настоящего, честного рынка. И мы заинтересованы в развитии этого рынка, в том, чтобы наши менеджеры, работающие в футболе, хоккее, баскетболе и не только, переняли зарубежный опыт и перенесли его на российскую почву. 

Н.: А ведь получается, что все равно все сидят на государственных деньгах? И кого вы приглашаете?

У нас несколько принципов. Начнем, пожалуй, с противного, с «не». Мы не зовем на конференцию чиновников, министров-замминистров, потому что, как правило, это скучно, не зовем так называемых консультантов, потому что они обычно продают исключительно собственные услуги. Мы зовем людей, что называется, «с полей». Каждый год к нам в обязательном порядке приезжают два-три человека из лондонского «Челси», были люди из лондонского «Арсенала», из немецких клубов, были представители американского баскетбола. То есть в основном это западный топ-менеджмент, который встречается на наших площадках с российским — там и ЦСКА, и «Зенит», и «Спартак», и «Локомотив»…

М.: Все будут.

Да, все будут.

М.: У меня в руках программа конференции, которая пройдет 23 октября. Среди выступающих Лорен Колетт — директор по маркетингу и коммерческий директор футбольного клуба «Барселона».

Да, все верно.

Н.: У нас часто возникают споры и конфликты интересов с Малыхиным на тему, есть ли спортивный маркетинг в России или нет.

Как ни странно, есть. Одновременно с конференцией мы делаем PROспорт премию, которую будем вручать не тренерам и футболистам, а вообще, за лучшие решения. За лучшие решения на стадионе, в raw digital, в клубном телевидении и т. д. Все выходные я отсматривал заявки, потратил кучу времени и был удивлен, например, отличным телевидением тульского футбольного «Арсенала», не уступающим многим московским клубам. Ну, про Краснодар знают все. Также удивили в номинации «Лучший социальный проект» отличники с нижегородской «Волги». Я даже сохранил у себя проект в компьютере, вдруг пригодится.

Н.: Ну ладно, Станислав, вы удивились. Сейчас весь Нижний Новгород удивлен, что «Волга» что-то делает в этом направлении.

Вы знаете, я думаю, нет. Нижегородские школьники, которые играют на детских турнирах, организованных «Волгой», точно об этом знают.

Н.: Я уверен, что в нашей группе ВКонтакте или на смс-портале скоро начнут появляться вопросы, где все это можно посмотреть. Ведь вы все будете выкладывать на сайте? Хотелось бы оценить масштабы проникновения спортивного маркетинга в России. 

Не все мы имеем право выкладывать в публичное пространство. Все-таки выступления на конференции в основном проходят для ограниченной аудитории, западные менеджеры предпочитают, чтобы некоторые сведения не попадали в широкий доступ. Что вполне законно. Разговор немного «для своих среди своих». Поэтому максимум информации будет у тех, кто купит билет и придет. А на сайте prosports.ru есть раздел «PROспорт бизнес», там можно почитать всякие интересные примеры из разных стран, городов и российских весей.

Н.: Вопрос от Олега. Олег, здравствуйте!

Здравствуйте, уважаемые ведущие. Я бы хотел возразить вашему гостю Станиславу. Он говорил о том, что в советские времена у нас не было профессионалов формально, на заводах числились наши ведущие спортсмены, кем угодно, и получали там по восемь зарплат. Все это так. Только вот эти восемь зарплат были сопоставимы с зарплатой высококвалифицированного рабочего или инженера. Ну, могло, допустим, быть больше в два раза. 

Н.: Олег, спасибо большое.

Я могу ответить, если кому-то интересны данные из семидесятых. Понятно, что тогда разрыв в зарплатах был совсем не таким, как сейчас. Да и превышали они не в два, а в три раза, а такой разрыв для 75–76 годов был огромным. Один бывший тренер мне рассказывал, как он пришел в столичную команду и был удивлен, что у олимпийских чемпионов, мастеров спорта не было ни машин, ни ондатровой шапки, ни нормальной дубленки… И первое, что он сделал, кроме самих тренировок, стал выбивать олимпийским чемпионам ондатровые шапки, скажем, по пять штук за сезон, дубленки по три штуки, автомобили по две. Материальный стимул был невероятно важен. Это сказывалось на производительности.

Н.: Ну, там была прямая взаимосвязь: играешь хорошо…

М.: …вот тебе ондатровая шапка!

Н.: Да. А сейчас получается, играешь плохо, а тебе все равно и ондатровая шапка, и зарплата.

А вот это к вопросу о некотором развращении рынка, о том, что на нем должно быть больше коммерческих денег, а не спущенных откуда-то сверху.

Н.: Илья задает вопрос: «Станислав, что вы думаете о спорте других стран?» Такой вот «маленький» вопрос. Скажите, Станислав, за тридцать секунд, что вы думаете о спорте других стран?

Очень люблю американский спорт именно с точки зрения организации бизнеса. 

Н.: Но он и лучший в мире в этом плане.

Да, лучший. И, безусловно, в этом же контексте — английский футбол. Но мои познания не так широки, чтобы я, например, авторитетно сказал, насколько все здорово в Австралии. Не знаю, не видел.

Н.: Малыхин, я думаю, сможет нам рассказать об австралийском спорте.

М.: Конечно, смогу. Но меня больше волнует другой вопрос. Станислав, я узнал, кто будет выступать на конференции, но до сих пор не понимаю, для кого, не понимаю, зачем это вообще нужно российским футбольным клубам, учитывая, что 75 процентов из них пользуются государственными деньгами и вряд ли задумываются, что стоит слезть с этой иглы.

Задумываются. Я не буду сейчас называть конкретные клубы и имена, просто бывает так, что наиболее щедро дотируемые государством и окологосударственными структурами клубы задумываются о спортивном маркетинге. О заполняемости трибун, о привлечении спонсоров, о продаже атрибутики и так далее. 

М.: Ладно, вы не хотите называть, а я назову: «Зенит», ЦСКА этим занимаются.

Не только. Такие клубы есть и в Москве, и в провинции.

М.: Но питерские клубы самые успешные. Они постоянно рапортуют о том, что маркетинг приносит им деньги.

Да, они действительно очень хорошо работают, но Питер, как вы понимаете, отдельный город. 

Н.: Вот это правильно, утрите ему нос.

М.: Я не хочу сказать, что это плохо, но это данность.

Н.: Нет, вот вы не можете сказать, у вас политкорректность, а я скажу, что очень легко наладить хороший маркетинг, когда изначально есть возможность в него вложиться.

Нет. Плохо работать всегда легче. Поэтому людей, которые работают в «Зените» и ЦСКА, я очень уважаю, многих знаю лично, они молодцы.

Н.: Но все-таки наладить что-то, когда у тебя есть ресурсы, которые можно использовать, легче. Я же не ругаю их за то, что они это сделали, я просто напоминаю, что у них действительно немного другая история. Спасибо им, ведь они показали всей стране, что при наличии изначальных ресурсов, грубо говоря, идущих от государства, можно выстроить самообеспечивающую систему.

У нас фактически любой клуб НФЛ спонсируется из дотационных ущербных региональных бюджетов, поэтому наука зарабатывать хотя бы что-то на самом деле важна. Я пока не знаю, кто придет на эту конференцию, но в прошлые годы были люди из Омска, из Беларуси, из Донецка, были менеджеры клубов, федераций, студенты, которые хотят работать в сфере спортивного маркетинга, были представители рекламного бизнеса. Я заметил за последние годы, что российские спортсмены стали гораздо более востребованы в рекламе, гораздо чаще становятся лицами той или иной рекламной кампании. Все эти люди встречаются на нашей конференции, имеют возможность общаться, обмениваться опытом, задавать вопросы из зала, обмениваться визитками…. Так, собственно, международные конференции везде и проводятся.

Н.: Станислав, вы в начале передачи говорили, что не приглашаете посредников, но ведь агентства-то посредники.

Агентства не выступают, они просто присутствуют в зале.

Н.: Они слушатели?

Да, слушатели. Хотя агентства агентствам рознь. Коли мы уж зацепились за Питер, то тогда приведу пример. Газон на стадионе «Петровский», который надо было менять… В принципе, что делать в этой стандартной ситуации? Выбрасывать. А они развернули целую коммерческую кампанию. Был магазин «ОБИ», занимающий далеко не лидирующее положение в Питере, был клуб, который избавлялся от газона, и были болельщики, которые этот газон хотели приобрести. В итоге можно было купить товаров на какую-то сумму в «ОБИ», и в обмен на чек вручался кусочек газона. Того самого газона. По-моему, очень красивая история. И это, собственно, пример того, о чем мы рассказываем на нашей конференции.

М.: Ну да, за такое пять баллов можно поставить. 

Н.: История с «Зенитом» интересна, и многие о ней знают, «Спартак» что-то пытается делать, ЦСКА что-то пытается делать, это все-таки независимые клубы. Но вот «Локомотив». Он же присутствует у вас на конференции?

Да, «Локомотив» выступал регулярно, но будет ли участвовать в этом году, не знаю.

Н.: Ну вот они что-то привносят или черпают? Потому что мы-то ничего не видим, нам кажется, последний год им вообще болельщик не интересен.

Вы знаете, мы сейчас уйдем вообще в некоммерческую тему, а начнем рассуждать об особенностях управления российскими железными дорогами.

Н.: Павел Аксенов задает вопрос: «Наверное, в наш электронный век очень сложно реализовывать печатные издания. Появились миллион порталов, новости и статьи в интернете. Как вообще получать журнал PROспорт»?
Чистая правда, ну как тут можно спорить с очевидным? Я последний раз был на вашей радиостанции года три-четыре назад, Володя Стогниенко пригласил. И вот тогда мы беседовали о том, что печатной продукции на фоне бурного развития спортивного интернета жить тяжелее. Ну а если говорить про журнал, то, естественно, выходя раз в месяц, он не может являться источником новостей о том, какие матчи прошли, кто выиграл. Но он становится источником неких достаточно дорогих знаний, историй. Почти в каждом номере мы стараемся делать специальные бесплатные приложения, скажем, в прошлом месяце у нас было приложение «PROспорт бизнес», в этом — приложение о прошедшем Гран-при России в Сочи, в следующем будет еще «PROспорт бизнес». В декабрьский номер мы готовим одну очень красивую идею, которую пока не буду оглашать. Смысл есть, другое дело, что покупать его, как и остальную прессу, становится труднее.

Н.: Ну я не знаю. У меня на выходных получилась забавная история: я вышел в магазин за едой, проходил мимо стеллажа с печатной продукцией, набрал свою стандартную порцию журналов и вдруг решил купить PROспорт. И на следующий день выяснилось, что вы будете у нас в гостях и журнал можно было не покупать, а взять бесплатно почитать. Но смысл в том, что я прочитаю его от корки до корки. Потому что ценность информации, за которую ты заплатил, меняется. В интернете все бесплатно.

Если говорить про журнальный принт, то, конечно, он будет двигаться в сторону дорогого и качественного сегмента. Когда-то бывший генеральный директор «Коммерсанта» сравнил это с курением сигар. Я не претендую на то, что этот образ самый точный, но он уместен.

Н.: У нас в гостях был главный редактор издательского дома «Индепендент спорт» Станислав Гридасов, мы говорили о конференции PROспорт — 2014, которая в октябре состоится в Москве.

лента новостей