26 Августа 2014 16:18

Илюмжинов: «Моя семья – весь мир»

Илюмжинов: «Моя семья – весь мир»

Эксклюзивное интервью президента Международной шахматной федерации Кирсана Илюмжинова в эфире TOP SPORT на Спорт FM.

Дроздов А.: Хочу поприветствовать в студии Спорт FM дорогого гостя, бессменного на протяжении двадцати пять лет руководителя Международной шахматной федерации Кирсана Илюмжинова. Кирсан Николаевич, здравствуйте, добро пожаловать и сразу же большое спасибо за то, что посетили нашу обитель.

Илюмжинов К.: Здравствуйте. Немного преувеличили вы нахождение на президентском посту. На самом деле всего 19 лет. Спасибо за приглашение, всегда с удовольствием слушаю Спорт FM.

Дроздов А.: Начну я сразу с поздравления. 11 августа в Норвегии, в Тромсё, прошли выборы, и вы, Кирсан Николаевич, одержали победу. Поздравляем вас от всей души. Соперник не кто иной, как сам Гарри Каспаров. Напомню для справки, что Кирсан Николаевич был избран главой FIDE в далеком 1995 году. С тех пор уже четырежды выигрывал аналогичные выборы. Кирсан Николаевич, есть футбол, есть шахматы. Но выборы – это ведь тоже борьба, соперничество. Гарри Каспаров – достойный, сильный соперник?

Илюмжинов К.: Да, поначалу это была спортивная шахматная борьба. Мы начали бороться с Гарри Кимовичем Каспаровым, 13-м чемпионом мира. Честно сказать, очень приятно было мне, элистинскому перворазряднику – у меня первый разряд по шахматам, два кандидатских балла, – бороться с международным гроссмейстером, чемпионом мира. Я думал, наша борьба будет проходить на шахматном татами, на этих 64 клетках. Поначалу так и было. Гарри Кимович Каспаров не за два месяца до начала выборов заявил о своих претензиях на пост президента FIDE, а где-то за год. Поэтому предвыборная кампания у нас растянулась фактически на год. В октябре на генеральной ассамблее FIDE, на конгрессе FIDE в Эстонии, в Таллине, он официально заявил, что уже включился. Но затем, когда случился Евромайдан и другие политические события, наверное, его пиарщики и те, кто отвечал за PR-кампанию, плавно перевели всю риторику выступлений 13-го чемпиона мира на политическое поле. Я, например, приезжаю в Камерун или в Того, в Сальвадор, Никарагуа, Малайзию, Индонезию и везде вместо вопросов, как мы будем развивать FIDE, как будем проводить чемпионаты мира, другие турниры, мне задавали совсем другие, политические, вопросы, не относящимся к шахматам. И на этом политическом татами Гарри Каспаров и допустил ряд ошибок, что привело к его поражению практически в 50 странах.

Дроздов А.: Кирсан Николаевич, как я и говорил, просто шквал звонков. Пожалуйста, Андрей – первый дозвонившийся, здравствуйте!

Андрей: Здравствуйте! У меня такой вопрос. Существуют различные виды компьютерных игр, проводят чемпионаты России по компьютерному футболу, по компьютерному хоккею. Когда будет создано нечто подобное для шахмат? Учитывая специфику этого спорта, это провести просто. И чтобы это было официально, под эгидой Федерации шахмат России. Участие примут, я так понимаю, несколько миллионов человек. Ждем чемпионат России онлайн, чтобы все желающие могли принять в нем участие и выявить сильнейшего.

Илюмжинов К.: Спасибо большое. Конечно, компьютерно-шахматные игры – это очень интересно. И 10 или даже 12 лет назад мы взяли это под патронаж Всемирной шахматной Федерации FIDE. За Российскую шахматную федерацию пока не могу говорить, они, наверное, продумывают эти действия. Но мы со своей стороны Всемирной шахматной федерации FIDE провели уже ряд таких турниров. И первый чемпионат мира среди компьютерных программ я провел, кажется, 7 или 8 лет назад в Элисте, в республике Калмыкии. Гарри Каспарову я помог, когда в январе 2003 года он обратился ко мне. Я имею в виду тот чемпионат «человек против компьютера» в Нью-Йорке, когда он играл с компьютерной программой, разработанной Шаем Бушинским из Израиля. Очень интересный был матч. Сейчас мы ведем переговоры со многими программистами, которые разрабатывают компьютерные программы. И в ближайшем будущем, наверное, весной следующего года, состоится континентальный чемпионат компьютерных программ и чемпионат мира под эгидой FIDE.

Дроздов А.: Кирсан Николаевич, в продолжение разговора. У всех сейчас планшеты, смартфоны, доступ к интернету. Может быть, вообще объединить целый мир путем игры в шахматы? Может быть, не чемпионат мира, но какой-то своеобразный турнир. Вы представляете, едешь с планшетом в метро, играешь. Сейчас ведь доступ к интернету везде: wi-fi в метро, в троллейбусах…

Илюмжинов К.: Как раз в 2001 году я предложил Биллу Гейтсу идею провести межконтинентальный чемпионат мира по мобильным телефонам, по компьютерам. Но тогда он сказал, что программы и оборудование еще не готовы. А сейчас мы уже зарегистрировали. И я хочу провести по интернету и мобильным телефонам сначала чемпионат страны, затем Европы, а потом Америки. В 12 часов дня объявляют: Россия играет против США по телефону. На ход дается полторы минуты. То есть за полторы минуты игроки должны сделать ход. И компьютер выбирает не самый сильный, а наиболее часто встречающийся. Т. е. ход может быть не самым лучшим. Таким образом, мы измеряем IQ населения. За час-полтора можем узнать, кто же сильнее. В свое время, кажется, 3 года назад, Дмитрий Анатольевич Медведев, будучи президентом РФ, передал предложения программистов с Украины и из России организовать такой турнир между Россией и Украиной через компьютеры и мобильные телефоны. Очень интересно. Мы сейчас это готовим и, думаю, в следующем году проведем такой турнир между континентами: Азия, Африка, Америка, Европа сыграют по мобильникам, и мы узнаем, кто же из них умнее.

Дроздов А.: Отлично! Ну, а у нас опять звонок. Артем, задавайте ваш вопрос Кирсану Николаевичу.

Артем: Добрый вечер, Кирсан Николаевич. Огромное вам спасибо за то, что вы делаете на своем посту. У меня два вопроса. Первый, наверное, чаще всего задается вам. В чем вы видите спортивные характеристики шахмат? Почему шахматы – это спорт? Интересует ваше личное мнение. Второй вопрос. Находясь на посту президента FIDE – международной организации, насколько трудно быть беспристрастным, принимая какие-то решения? Не оглядываться при этом на родную команду, на Родину, на представителей именно Российской Федерации. Спасибо.

Илюмжинов К.: Спасибо за вопросы. Начну с того, спорт шахматы или нет. В свое время чемпион мира Михаил Моисеевич Ботвинник говорил: «Что такое шахматы? Шахматы – это сочетание спорта, науки и культуры». И когда в 1995 году в Париже я стал президентом FIDE и встретился с президентом Международного олимпийского комитета Хуаном Антонио Самаранчем, он сказал: «Шахматы – это не спорт». Действительно, мы посмотрели, FIDE не была признана МОК. Мы начали работать в этом направлении. Как же доказать, что шахматы – это спорт? И Хуан Антонио Самаранч сказал, что в июне, кажется, 1999 года, на сессии МОК, которая проходила в Южной Корее, будут рассматриваться два вопроса: признавать ли шахматы спортом и признавать ли спортом каратэ. Вот вам дается десять минут для того, чтобы доказать, что шахматы – это спорт. Когда я приехал на совещание, президент Международной федерации по каратэ посмеивался надо мной, другие члены исполкома МОК похлопывали по плечу, потому что предвкушали, как же я буду доказывать, что шахматы – это спорт? Тем более каратисты уже приехали, они собирались на сцене разбивать кирпичи об голову, доски разбивать ногами.

Дроздов А.: Не шахматные?

Илюмжинов К.: Не шахматные. Десять минут презентация Международной федерации по каратэ – пару кирпичей об голову разбили, постукали друг друга. Аплодисменты, все ушли. И затем слово предоставляется Всемирной шахматной федерации FIDE. Как же мы будем? Все думали, что я двух большеголовых очкариков выведу, и десять минут они будут думать над первым ходом. Все это ожидали. Но мне помогла классика советского кинематографа. Вместо своего выступления я включил фильм «Джентльмены удачи». Вы помните: «Лошадью ходи! Лошадью! Век воли не видать»? И он в фильме берет шахматную доску и разбивает об голову. Здесь я кадр останавливаю, говорю: «Уважаемые олимпийцы! Смотрите, как и у каратистов, у шахматистов должна быть железная голова!» Все засмеялись. Затем был следующий кадр — из «Двенадцати стульев», когда Остап Бендер давал сеанс одновременной игры в Васюках. Марафонец-шахматист иногда во время сеанса одновременной игры 10–15 километров проходит. Затем бег с препятствиями — когда он убегал через бревна. Потом на лодке… В итоге под гром аплодисментов все проголосовали за то, что шахматы – все-таки это спорт. А мое личное мнение… Когда мы заключили договор с Бельгийским институтом физкультуры и спорта, мы несколько месяцев изучали шахматистов, подключенных к приборам и датчикам. Шахматист за время шахматной партии теряет до килограмма и более. Т. е. у него напрягаются не только мышцы головы, но и мышцы тела. Насчет второго вопроса – трудно ли быть беспристрастным? Я россиянин, все время играл в шахматы. Быть президентом FIDE, объединяющей 181 страну, где Российская шахматная федерация одна из самых активных, проводящих множество турниров... Иногда, конечно, хочется помочь, проявить, как говорится, волю. Наглядный пример: буквально за неделю до Всемирной шахматной олимпиады в Норвегии, в Тромсё, вдруг организационный комитет Норвегии присылает отказ российской женской сборной в том, чтобы они приняли участие в этой олимпиаде. Ну, кроме России они отказали еще девяти странам. В том числе Пакистану, Камбодже, Габону, Берегу Слоновой Кости. Поэтому мне было легче защищать российскую женскую сборную. Пришлось просто поставить ультиматум, дать 24 часа оргкомитету Норвегии на раздумье. Если бы они не изменили свое решение, тогда бы я своим решением включил российскую женскую сборную. Они одумались через несколько часов. И наша женская сборная не просто хорошо выступила, наши шахматистки в третий раз стали олимпийскими чемпионками.

Дроздов А.: А в чем препона была, Кирсан Николаевич? Что норвежцам не понравилось?

Илюмжинов К.: Там нужно было до первого июня подать заявку. Наши ждали, что Екатерина Лагно перейдет из украинской шахматной федерации в российскую. Поэтому они задержались с заявкой. Формально оргкомитет Норвегии прав. Но для начала они должны были просто оштрафовать на 150 евро игрока. Вместо этого они просто взяли и отказали.

Дроздов А.: Ну, они хотели соперника сильного сразу отодвинуть.

Илюмжинов К.: Конечно, ведь российская женская сборная уже 2 раза завоевывала олимпийские медали. Нас хотели отодвинуть и с другой стороны немного нам насолить.

Дроздов А.: Вы сказали, что принимали непосредственное участие, когда шахматы признали видом спорта. Когда мы увидим шахматы на Олимпиаде? Вот еще один жизненно важный вопрос.

Илюмжинов К.: Когда в 1995 году делегаты меня избрали, один наказ был объединить шахматный мир, а второй – чтобы шахматы признали спортом и мы включились в олимпийскую семью. После этого были переговоры, встречи с Хуаном Антонио Самаранчем, далее с Жаком Рогге – президентом предыдущего Международного олимпийского комитета, сейчас с Томасом Бахом. Мы очень далеко продвинулись. В 1999 году FIDE была признана Международным олимпийским комитетом как официальная спортивная шахматная федерация, представляющая интересы шахматистов в спортивном и олимпийском движениях. В 2000 году в Сиднее в Австралии мы были представлены как выставочный вид спорта. Далее — у шахматистов никогда не брали допинг-контроль. После того, как мы договорились с МОК, теперь на всех наших олимпиадах и соревнованиях мы у шахматистов берем тесты на допинг…

Дроздов А.: Попадался уже кто-нибудь?

Илюмжинов К.: Нет. У нас с МОК целый год была совместная рабочая группа, которая решала вопрос, что считать допингом для шахматиста. Или это какие-то специальные лекарства, которые делают человека умнее, или это бутылка коньяка, виски, водка или чашка кофе. Но потом мы все-таки договорились, что же считать допингом. И мы проводим анализ. Ну а сейчас мы уже очень далеко продвинулись, ведем переговоры о включении шахмат в зимнюю олимпийскую программу. Почему в зимнюю? Потому что летняя переполнена, и чиновники Международного олимпийского комитета как раз попросили, чтобы мы работали именно в этом направлении. Участие некоторых стран в зимних Олимпийских играх просто невозможно. Африканские страны, азиатские, страны Латинской Америки не принимают участия. Вот сейчас в Сочи на зимних Играх было представлено 75 стран и малое количество федераций. С этой стороны шахматы могли бы дополнить географию зимних Олимпийских игр. И вторая причина заключается в том, что есть утренняя и вечерняя программы. До 15:00 мы смотрим, как олимпийцы борются, и после 19:00. А с 15 до 19 часов как раз свободное время, когда и зрители, и болельщики отдыхают. Вот в этот временной промежуток мы бы могли включить быстрые шахматы в олимпийскую программу. В этом направлении у нас идут переговоры. И в ближайшее время будет встреча руководителей FIDE с представителями МОК в Лозанне в Швейцарии.

Дроздов А.: Кирсан Николаевич, вы сейчас сказали по поводу телевизионного времени. Мне рассказывали дедушка и бабушка, что раньше шахматы по телевизору показывали. Я спрашиваю, как это может быть? Они говорят, шахматы как государственный вид спорта показывало телевидение. Почему сейчас этого нет? Нет возможности, желания? Или не выработали пока систему?

Илюмжинов К.: Действительно, раньше по первой программе — а была тогда всего одна кнопка — с 16:00 до 16:20 шла шахматная школа, которую вел Александр Борисович Рошаль. Я сам учился на этих программах. Потом их отменили. Периодически в новостях показывали, как Спасский, Петросян, Корчной, Таль играли. Но потом появилось коммерческое телевидение. Раньше шахматные партии откладывали. Т. е. до сорока ходов играли, остальное – на следующий день. Вы представляете: вы смотрите по телевизору один час, два часа? Вспоминается знаменитый матч Карпов – Каспаров, когда они в колонном зале играли, потом в другом. Вы представляете: сидят зрители у экранов 24 часа, а им потом говорят: завтра посмотрите, гроссмейстеры отложили ход. Поэтому мы сейчас ведем работу, чтобы сократить регламент шахматной партии до пятидесяти двух минут. Т. е. это будут быстрые шахматы. 6–7 часов смотреть на две думающие головы – это очень сложно, в том числе для рекламодателей. Поэтому мы сейчас пропагандируем быстрые шахматы по 25 минут и блиц по пять минут – такие турниры у нас проходят очень удачно. Так, например, у арабского канала «Аль джазира» уже четыре программы на шахматную тему.

Дроздов А.: 52 минуты нагрузки на шахматистов – без допинга тут точно не обойдешься. Но мы сейчас не об этом. У нас Липецк на проводе. Александр, здравствуйте!

Александр: Здравствуйте, Кирсан Николаевич! Вы когда-то не только шахматами занимались, но и возглавляли футбольный клуб.

Илюмжинов К.: Да, футбольный клуб «Уралан». Мы приезжали когда-то к вам.

Александр: Да, и на матче в Липецке вы присутствовали, я это тоже помню.

Илюмжинов К.: Когда играли с «Металлургом» – это была наша последняя игра по выходу в Высшую лигу.

Александр: Вы обещали «мерседес» 600-й. Вы выполнили свое обещание?

Илюмжинов К.: Да, Павел Яковенко — главный тренер «Уралана» — за выход в Высшую лигу получил 600-й «мерседес» рубинового цвета. И все игроки «Уралана» получили по автомобилю Hyundai. У многих не оказалось водительских удостоверений. Прямо на площади Элисты министр внутренних дел вручал им автомобильные права. Тогда там стоял Алексей Смертин – он тогда играл за «Уралан», но потом стал капитаном сборной России, выступал за «Челси». Представляете, он водительское удостоверение получил тогда, в Элисте.

Дроздов А.: Кирсан Николаевич, о футболе и продолжим. Очень много вопросов приходит на наш смс-портал. Причем из Элисты люди интересуются. Вы сами любите этот вид спота, хорошо играете. Вы наверняка проводили для себя какие-то параллели между футболом и шахматами. Что их связывает?

Илюмжинов К.: На футбольном поле футболисты бегают ногами, но матч они выигрывают с помощью головы. Т. е. важно, какую тактику, какую стратегию изберут. Когда я встречался с руководством ФИФА в Цюрихе, в штаб-квартире, мы договорились, что подпишем соглашение между ФИДЕ и ФИФА, и тренеров будут обучать играть в шахматы. Наш бывший тренер «Уралана» Павел Яковенко, например, очень хорошо играл в шахматы, часто брал у меня советы. И когда он тренировал своих футболистов, он их тоже обучал играть в шахматы. Он говорил, что бегающий футболист должен постоянно думать, поэтому играйте в шахматы, уважаемые футболисты.

Дроздов А.: Т. е. нужно развивать мышление...

Илюмжинов К.: Да, там ведь все время нужно думать: левой ногой или правой. Как и в любом другом виде спорта… Вот в боксе, например: боксируется руками, а выигрывается головой. Я тоже в свое время и боксом, и шахматами одновременно занимался. Я считаю, что в шахматы хорошо играл, и именно это помогло мне стать чемпионом города по боксу.

Дроздов А.: Кирсан Николаевич, вас так послушаешь… Первый разряд по шахматам, чемпион города по боксу…

Илюмжинов К.: И настольный теннис еще.

Дроздов А.: Настольный теннис… А футбол?

Илюмжинов К.: Я был номер седьмой, играл за команду «Лотос», «Кожаный мяч» тогда проводился. Почему седьмой? Потому что моим любимым футболистом был Мунтян, он под седьмым номером играл. Вот и я под седьмым номером полузащитником бегал.

Дроздов А.: На смс-портале вопрос. Сергей из Элисты интересуется судьбой «Уралана» и спрашивает, нет ли у вас желания и возможности возродить этот футбольный клуб. Потому что получается, что несколько регионов без большой футбольной команды: Волгоградская область, Астраханская область, Калмыкия. И Сергей говорит, что надежда только на вас, Кирсан Николаевич.

Илюмжинов К.: Конечно, «Уралан» был амбициозным проектом, не столько футбольно-спортивным, сколько имиджевым – я был президентом республики Калмыкия. Задача была вывести нашу футбольную команду в Высшую лигу. А почему? Потому что обида на «Спартак» была. Я помню, когда маленький был, «Уралан» играл во второй или третьей лиге. Был юбилей – 350 лет вхождения Калмыкии в состав Российской империи. Тогда обком партии организовал матч для жителей Калмыкии. Приехал «Спартак» из Москвы и сыграл с нашей дворовой командой «Ураланом» во второй лиге. И они обыграли — 10:0. А мне было пять или шесть лет, мы с дедушкой возвращались с нашего деревянного футбольного стадиона. Я плачу, дедушка идет, ругается – он еще 100 грамм выпил. Мол, как это так, у нас же праздник, могли бы хотя бы 2:2 сыграть, 3:3. Но нет – 10:0! А я иду и говорю: «Дедушка! Я отомщу!». Когда я подрос, я решил возродить «Уралан» и выиграть у футбольного клуба «Спартак» на нашем футбольном поле, на том самом стадионе. В 1997 году мы вышли в Высшую лигу, и к нам приехал «Спартак». И мы со счетом 1:0 выиграли на своем поле. Моя мечта сбылась. А если серьезно, содержали «Уралан» мы не за счет бюджета Калмыкии, я находил средства, это были мои деньги, моих друзей, спонсоров. До 30–40 миллионов долларов в год дошло содержание «Уралана», соревноваться с «Лукойлом», «Газпромом», «Зенитом», «Спартаком» сложно было, поэтому я оставил футбольный клуб «Уралан». Ну, если разбогатеем, снова возьмемся за «Уралан», выведем его в Премьер-лигу и будем выигрывать у других именитых клубов.

Дроздов А.: Это еще один амбициозный проект получается!

Илюмжинов К.: Хотелось бы, конечно, потому что футбол в Калмыкии объединил людей. Все-таки Калмыкия – республика маленькая, 300 000 жителей, рядом, правильно отметили, Ставрополь, Астрахань… ну, Волгоград сейчас не играет. Никто не играет в Высшей лиге. А когда «Уралан» играл, то все наши соседи приезжали, чтобы посмотреть «Спартак», «Зенит», «Локомотив», «Динамо». Это праздник. Футбол – это больше чем спорт, больше чем политика. Это национальная идея. И правильное решение — провести у нас в 2018 году Кубок мира по футболу.

Дроздов А.: Кирсан Николаевич, может быть, вопрос сразу в лоб. На ваш взгляд, реально ли, чтобы в ближайшее время чемпионом мира стал россиянин, потому что, опять же, Таль, Ботвинник, Карпов, Каспаров… История шахмат в СССР – Россия преемник. Хотя, Россию мы не будем списывать со счетов. Безо всяких сомнений, болельщики шахмат заждались.

Илюмжинов К.: Сложно сказать. Конечно, хотелось бы, чтобы и у нас такая звездочка, как Магнус Карлсен, родилась. Кто думал, что в Норвегии, в этой северной стране появится такой шахматист? Или когда доминировала советская шахматная школа – в советское время это была государственная политика – тогда, в то время, в шахматы играли только в Европе. По пальцам можно перечислить – двух рук вполне хватит – где в шахматы тогда играли. Ну и когда Бобби Фишер в Америке стал чемпионом мира – это было противостояние коммунизма и капитализма, СССР и США. Шахматам была присуща вот такая политическая подоплека. Шахматы не были так широко распространены по всему миру. И когда меня избрали в 1995 году президентом FIDE, я сказал, что шахматы – это не только для чемпионов. Самое главное – популяризация и развитие шахмат, довести количество играющих до 1 миллиарда людей. One billion chess players – one billion clever people. У нас сейчас 7 миллиардов, 1 миллиард должен играть. Вот, например, Турция. Кто там раньше играл в шахматы? Никто не играл. Но сейчас шахматы введены даже в школьную программу в Турции! И уже официально 6 миллионов турецких детей играют в шахматы. Или в Мексике, Вьетнаме, Китае, во многих-многих других странах. Средний уровень шахматиста сейчас очень вырос. Правильно сказал Владимир Крамник после окончания олимпиады в Тромсе, где наши даже в тройку не вошли: если раньше можно было сразу сказать – фаворит сборная СССР, Венгрии, то сейчас ты уже не можешь сказать, кто фаворит. То есть общий уровень шахмат очень вырос. Что касается наших шахматистов, то у нас, конечно же, выдающиеся шахматисты были. Сейчас молодые: Непомнящий, Карякин, Петр Свидлер… Есть ребята. Но будем ждать звездочек. Потому что Российская шахматная федерация и новый ее президент Андрей Васильевич Филатов очень много делает. И я думаю вот эта популяризация шахмат в школах, в деревне приведет к тому, что наконец-то введут шахматы в школьную программу в России. Все это, надеюсь, приведет к тому, что появится вундеркинд, который Магнуса Карлсена и других выдающихся шахматистов.

Дроздов А.: С кем из знаменитых шахматистов вам приходилось лично играть?

Илюмжинов К.: Ну, со всеми. С Бобби Фишером, Гарри Каспаровым, Анатолием Карповым, Василием Смысловым, Борисом Спасским, Михаилом Таллем – со всеми чемпионами. С Ноной Гаприндашвили, с Майей Чибурданидзе играли. Но больше всего запомнились четыре партии с Бобби Джеймсом Фишером. Потому что самый чемпион из чемпионов, конечно, Фишер. Не знаю, как для других, но для меня Фишер – это гений, тот человек, тот шахматист, который достиг всего и вся. Он полубогом стал в шахматах. В декабре 1995 года в Будапеште на квартире Андрэ Лилиенталя мы встретились, я ему отдал долг 100 000 долларов за издание его книги «Мои 60 памятных партий». Я говорю ему: «Знаете я никогда не думал, что когда-то увижу вас, пожму вашу руку… У меня маленькая такая просьба. Давайте сыграем в шахматы». Он говорит: «Хорошо». Фишер достал шахматы, расставил фигуры совсем иначе, когда первая линия путается. Т. е. король, ферзь могут слева стоять. Я говорю: «Бобби, я еще в старые не научился играть, зачем мы будем в твои?» — «Слушай, — он говорит, — уже компьютеры играют до десятого–пятнадцатого хода, в моих шахматах с первого хода нужно думать. Давай сыграем!» И вот, четыре партии мы сыграли. Первые две я ему сразу продул, в третьей и четвертой немного сопротивлялся.

Дроздов А.: Кирсан Николаевич, а в чем его гений? Вы поставили Фишера даже выше наших соотечественников. Чем он вас так зацепил? Фигура не только в истории шахмат весьма противоречивая.

Илюмжинов К.: Гений – за то, что шахматы вывел на такой высокий уровень, за то, что русский язык выучил. А началось все просто: вырос в Нью-Йорке в бедной семье без отца, мама была медицинской сестрой. Он, возвращаясь с мамой домой, увидел в букинистическом отделе учебник шахматной игры, кажется, Немцовича – на русском языке. Он говорит: «Мама, я хочу стать миллионером». Мама спрашивает: «Как это ты хочешь стать миллионером?» — «Через шахматы!» — «Давай тогда в шахматы играть». — «Но для этого я должен русский язык выучить!» Бобби Фишер в школу практически не ходил, он сам выучил русский язык, через русский язык по нашим книгам освоил всю шахматную теорию, а потом побил всех наших гроссмейстеров, стал миллионером, чемпионом мира и просто выдающимся человеком в мировой истории.

Дроздов А.: Кирсан Николаевич, а вы чем-то похожи! Вы так же хотели обыграть «Спартак» и обыграли, а он воплотил свою мечту. У нас звонок, Алексей, здравствуйте!

Алексей: Добрый вечер, Кирсан Николаевич. Я бы хотел поздравить вас с переизбранием на должность президента FIDE и задать вопрос. Почему в Подмосковье — а я из Одинцово — совершенно не развиваются шахматы, местные власти это никак не поддерживают. Когда Кирсан Николаевич был в Одинцово, он заинтересовался, есть ли там шахматный клуб. Но с тех пор почему-то, наоборот, все закончилось, и шахмат нет больше нигде. Такая проблема на самом деле во многих городах Подмосковья и России. Возможно ли, Кирсан Николаевич, чтобы шахматы развивались?

Илюмжинов К.: Да, я был в Одинцово несколько лет назад, разговаривал с местным начальством, сказал, что как президент FIDE готов помогать, ведь во многих регионах мы помогаем, открываем шахматные клубы. Я знаю, что в Одинцово в нескольких детских садах и школах по инициативе директоров и руководителей уже дети обучаются шахматам. Сейчас в прямом эфире могу снова обратиться к руководству Одинцовской области: как президент FIDE готов полностью оснастить и шахматами, и компьютерами, и часами. Если выделят помещение, то FIDE откроет шахматный клуб и мы будем проводить шахматные занятия в Одинцово.

Дроздов А.: Насколько вы в целом довольны развитием шахмат как в мире, так и в России?

Илюмжинов К.: 15–18 лет назад, когда я пришел в FIDE, было всего три официальных турнира. А сейчас более 10 000 официальных, 100 000 неофициальных. Объединился шахматный мир: один чемпион, одна федерация. Мы движемся в правильном направлении. Сейчас стратегия заключается в том, чтобы довести количество играющих до 1 миллиарда людей. А это можно сделать только через программы «шахматы в школах», «шахматы в детских садах», «шахматы в вузах». На эти цели FIDE тратит миллионы долларов ежегодно, и мы надеемся, не только в Российской Федерации, но и в далеких азиатских, африканских и американских странах будут играть в шахматы. И, возвращаясь к первому вопросу, не только будут между собой играть — и по интернету, и через мобильники будут сражаться, чтобы выяснить, какая страна умнее и преобладает.

Дроздов А.: Глобальные проекты FIDE. Маркетинговая составляющая – не хочу сказать, что ее нужно поднимать и развивать, но опять-таки нужно выводить на новый уровень, телевидение подключать.

Илюмжинов К.: Мы сейчас работает над этим. Есть хорошее предложение от Eurosport, от Euronews. Мы также работаем с телеканалом Bloomberg. Работаем с ведущими компаниями, не только теми, что выпускают шахматные программы — я имею в виду, Samsung, LG. Работаем, чтобы проводились чемпионаты. Очень-очень много предложений, у нас в FIDE порядка 50 комиссий, которые работают по разным направлениям. В том числе по маркетингу и нашему имиджу.

Дроздов А.: Спрашивает Александр. Ваша работа наверняка связана с постоянными переездами. Как часто приходится менять загранпаспорта в связи с тем, что для печати уже, наверное, почти не остается места.

Илюмжинов К.: Сейчас у меня 6 паспортов. В прошлом году был рекорд – я посетил 108 стран. В этом году – 70. Т.е. в среднем около ста стран посещаю. Завтра, например, улетаем в Шарджу, мы открываем заключительный этап женского Гран-при. Дальше в Бельгию, затем в Латинскую Америку, Африку, Конго… Ну и много, много таких поездок. Один день – одна страна.

Дроздов А.: А как же семья?

Илюмжинов К.: У нас лозунг Gens una sumus – «Мы одна семья». Это отцы-основатели FIDE написали на флаге Федерации.

Дроздов А.: А ваша семья скучает?

Илюмжинов К.: Моя семья – весь мир.

лента новостей