6 Июня 2014 18:07

Медведев: Количество матчей в регулярном чемпионате КХЛ может быть увеличено до 58

Медведев: Количество матчей в регулярном чемпионате КХЛ может быть увеличено до 58

Ведущий: Александр Иванович, первый вопрос касается этого сезона. Вы как президент КХЛ как бы оценили итоги именно вот этого, шестого сезона?

Медведев А.: Я хочу высказать не только свое мнение, но и мнение специалистов, болельщиков. Самое главное, что этот сезон оказался самым интересным, интригующим. Чего стоит, что в финале первый раз играла зарубежная команда — «Лев» из Праги. Все матчи потребовались для выявления победителей: весы качались то в одну, то в другую сторону. Самое интересное, что хоккей в финале был тот, который нравится болельщикам. Это не хоккей от обороны, где счастье ищут около своих ворот.

Ведущий: Да, более открытый.

Медведев А.: Хоккей, где ищут счастье около чужих ворот. Причем обе команды играли в такой хоккей, не боялись атаковать, и поэтому этот хоккей так понравился и болельщикам, и специалистам. И очень приятно, что и наша сборная подхватила эту линию, эту тенденцию и сыграла в атакующий хоккей на чемпионате мира, что и принесло успех. Причем внушительный успех: 10 игр — 10 побед.

Ведущий: Многие не очень были довольны как раз тем, что у нас в финале играли команды из-за границы, из дальнего зарубежья, наверное, можно так сказать. Почему? Не знаю, в принципе, здесь же КХЛ, кто вышел в финал, тот и достоин.  

Медведев А.: Мне кажется, что желающие позлословить найдутся по любому поводу. Потому что Лига у нас международная и в ней все по-честному, по-настоящему. И тот клуб, который сможет собрать команду, отдающую все для победы, — он может дойти до финала и биться за Кубок Гагарина. Сердце болельщика — оно сильнее стучит, когда он видит свою команду не только в российском противостоянии, но и в международном. Потому что действительно столкнулись 2 школы — европейская и российская.

Ведущий: Сейчас пражский «Лев» терпит некоторые финансовые трудности. Что на следующий год с командой? Да, вроде жалко — финалист. И сейчас возникли эти проблемы. Они как-то решаются? Есть ли какие-то гарантии выступления пражской команды в следующем сезоне? Будет ли она принимать участие?

Медведев А.: К сожалению, в наше непростое время ряд клубов сталкивается с финансовыми проблемами. «Спартак», к сожалению, пока без поддержки. С каждым днем шансов, что «Спартак» будет играть в КХЛ, становится все меньше. Это, конечно, очень грустное событие — легендарный клуб, участвующий в хоккейной истории... Пока спасителей не нашлось. Ряду клубов непросто собрать бюджеты на будущий год, но есть и положительная информация: эти клубы, а их несколько, они все-таки свои финансовые проблемы либо решили, либо решают. И пускай даже их бюджеты окажутся немного меньше, чем в прошлом году, но тем не менее они в КХЛ играть будут.

Ведущий: Как раз хотел спросить по поводу тольяттинской «Лады». Дело в том, что вроде бы у этой команды уже были проблемы в КХЛ. Сейчас не боитесь обратно их брать? Понятно, что они гарантии дали, но нам и «Спартак» давал гарантии. Однако, как мы видим, ситуация в общем-то может поменяться…

Медведев А.: Есть заверения со стороны губернатора области. У меня нет оснований не доверять его словам.

Ведущий: Хорошо, Александр Иванович, если подвести итоги всех шести лет вашего правления на должности президента КХЛ, вот что удалось уже сделать? И какие, может быть, планы на будущее есть? Что получилось, что, может быть, не совсем получилось? 

Медведев А.: Самое главное, что чемпионат КХЛ, розыгрыш Кубка Гагарина — теперь уже 2 цикла прошло, 2 регламента по 3 года принимались — и сейчас приняты основные положения следующего регламента. Наше хоккейное знание строится на очень солидном фундаменте. Все вопросы — спортивные, коммерческие, медицинские, инфраструктурные — они все очень четко прописаны. И если необходимо что-то менять — это уже надстройка к тому зданию, которое построено. Это означает, что и клубы, и игроки, и тренеры живут в четко прописанном хоккейном мире, где выгодно жить честно. Я уже приводил примеры, что если раньше игрок участвовал в каких-то серых схемах, то как от него можно было требовать самоотдачи на льду. Он всегда мог сказать: «А что вы тут мне говорите? О какой отдаче?» Я думаю — пусть и не на 100%, но близко к этому числу — эти негативные явления прошлого исчезли. И это отражается и на игре. Поэтому такой непредсказуемый хоккей, когда клуб с меньшим бюджетом и с менее сильным составом может обыграть любого гранда. 

Ведущий: В принципе да.

Медведев А.: Советую всем посмотреть фотоальбом, посвященный сезону. Вот такие фотографии — их не срежиссируешь, как бы ни был хорош фотограф. Это не постановочные фотографии, это то, что фотографы нашли в нашем сезоне, такие моменты не срежиссируешь. Это отражение той игры, которая была. В этом альбоме все: и атаки, и защита, и вратари, и драки, и судьи, и болельщики — самое главное. Та непосредственность, та радость, которую ты видишь в глазах болельщиков, — там много фотографий болельщиков — это лучшая оценка нашей работы. При этом не буду скрывать, что мы знаем свои недостатки. 

Ведущий: А можете сказать, какие недостатки есть?

Медведев А.: Все-таки у нас, к сожалению, есть определенная эскалация зарплат. Когда игрок не отрабатывает, что называется, те деньги, которые он получает. За весь сезон количество очков, набранное им, можно сосчитать на пальцах одной руки, «Плюс-минус» у него в отрицательной зоне находится. А механизма не было, как эти зарплаты сдерживать, но сейчас потолок зарплат снижен. Превышение его будет обложено налогом на роскошь.

Ведущий: А какой сейчас потолок зарплат?

Медведев А.: Сейчас 1 млрд 100 млн, и за превышение 20% денег будет переводиться в фонд развития КХЛ, в том числе для помощи проблемным клубам.

Ведущий: На 170 млн меньше сейчас, получается?

Медведев А.: Да, но при этом не будет игроков, выведенных за потолок зарплат.

Ведущий: А, то есть все будет строго.

Медведев А.: Это очень важный момент. И ясно, что в новый регламент ввели, во-первых, меры наказаний за дисциплинарные нарушения. Я имею в виду наказания рублем, и в том числе введен механизм, когда уровень игры хоккеиста не соответствует, по мнению клуба, заработной плате, которая записана у него в контракте. При этом игрок имеет возможность оспорить решение клуба, если они выставили его на драфт отказов, его не взяли. Предлагают снизить ему зарплату, снижают. Если он не согласен, он может пойти и оспорить эту меру в комиссии по контрактным спорам. То есть все решается цивилизованным образом, когда игрок знает, что он не может стать игрушкой в руках того или иного менеджера. Но и клубы знают, что игрок не может, что называется, «сижу-курю, деньги идут, а играю как попало». Видите, в хоккее нет мелочей. Еще из недостатков — свет плохой во дворцах, в инфраструктуре. Но у нас много дворцов строится. В Москве сейчас Руслан Гутнов строит потрясающий хоккейный комплекс, где будет 3 катка, арена на 12 тысяч. В Новосибирске собираются строить.

Ведущий: Собираются давно уже строить.

Медведев А.: И условия для болельщиков будут лучше, и картинка будет лучше. Огромный шаг — это, конечно, переход к КХЛ высокого разрешения. Тем, кто еще не подписался, советую подписаться, тем более это не дорого. 

Ведущий: В общем-то, да.

Медведев А.: Изо всех видов спорта, пожалуй, хоккей больше всего и выигрывает от перехода на телевидение высокой четкости, высокого разрешения. Потому что шайба все-таки маленькая, хоккеисты играют за бортовым стеклом, и у них еще и шлем тоже со стеклом. Поэтому здесь выигрыш очевиден. Любой человек непредвзято может сравнить обычное телевидение и такое.

Ведущий: Да, согласен.

Медведев А.: Самое главное, что у нас играет очень много молодых хоккеистов, уже прошедших школу Молодежной хоккейной лиги. Не только в командах КХЛ играет, но и в сборной. 

Ведущий: Вот как раз про это будет вопрос.

Медведев А.: Вот наш лучший вратарь Бобровский прошел школу Молодежной хоккейной лиги. 

Ведущий: Да, и тот же Василевский. Вот как раз в этой связи у меня вопрос: молодые хоккеисты все равно уезжают, да? Очень много. Этот отток пока, к сожалению, нам никак сдержать не удается. Вот в этом отношении что нам надо сделать?

Медведев А.: Здесь тоже надо понимать, о чем мы говорим. Игроки, подписавшие контракты с Молодежной хоккейной лигой либо с КХЛ, никуда не уезжают. Нет ни одного случая расторжения контракта.

Ведущий: Вот сейчас Прохоркин пытается выкупить свой оставшийся год контракта с ЦСКА и уехать в Лос-Анджелес.

Медведев А.: Прохоркин должен был прочитать в правилах расторжения контракта о том, за какой срок ему нужно было уведомить о своем желании. Поэтому, насколько я знаю, последняя новость, что Прохоркин и ЦСКА договорились. 

Ведущий: Но попытка была. 

Медведев А.: Опять же, возвращаясь к игрокам, довольно странно слышать, что Олимпиады проиграла КХЛ, а чемпионаты мира выиграла Федерация хоккея России. Вот я специально подготовил статистику. Даже если мы не будет учитывать победу в Квебеке, когда игроки уже поехали туда, зная о создании КХЛ — она была создана в феврале. Многие уже поехали с контрактами КХЛ, по-новому подписанными. Давайте это оставим в стороне. Вот чемпионат мира в Швейцарии 2009 года, когда Россия стала чемпионом. В составе команды выступало 18 хоккеистов из КХЛ. Следующее чемпионство Россия выиграла в 2012 году в Швеции и Финляндии — 17 хоккеистов из клубов КХЛ. Ну и наконец, чемпионат в Белоруссии — у нас в составе команды 16 хоккеистов, из которых очень много дебютантов. И тогда возникает вопрос: а эти хоккеисты, они откуда пришли? Это костяк команды, в заявке у нас, по-моему, 23 хоккеиста. Я не для того это говорю, чтобы противопоставить КХЛ и НХЛ, а просто к тому, что все-таки правило «сильные клубы — сильная сборная», оно работает. И я считаю, что именно благодаря созданию КХЛ у нас хоккей развивается. А проблема коренится не в КХЛ, хотя у нас тоже есть недостатки. И не в Молодежной хоккейной лиге, которая даже в Международной федерации хоккея признана лучшим проектом последних 10 лет в европейском хоккее. Вот эта верхушка пирамиды — она создана. Не надо забывать: Высшая хоккейная лига у нас работает тоже по-другому. А вот с основой, с базой — это детско-юношеский хоккей — у нас, к сожалению, большие проблемы. Если говорить о том, чего не хватает помимо инфраструктуры (хотя у нас 300 катков было построено, запланировано еще 300 катков построить), то, к сожалению, подготовка хоккеистов во многом имеет существенные проблемы, как методические, так и тренерские. Нередки случаи, когда талантливые ребята не могут пробиться. Хоккей становится спортом для детей из обеспеченных семей.

Ведущий: А кто должен эту проблему решать?

Медведев А.: Все-таки по уставу Федерации — а я член исполкома и хорошо знаю, кто за это должен отвечать, — это, конечно, ответственность Федерации. У Федерации, на самом деле, должны быть две, а может быть, три основные задачи — это детско-юношеский хоккей. Это, конечно, работа со всеми сборными, а не только с первой сборной. И это массовость. Потому что за счет массовости растет интерес к хоккею. 

Ведущий: Мы сейчас к Федерации вернемся, у меня еще вопрос по регламенту. Многие болельщики ждут, когда уже появится новое расписание. Сколько матчей нам ждать в регулярном чемпионате в следующем году?

Медведев А.: Мы пообсуждали, и я думаю, что будет 58 матчей. Будет дивизионная система, когда внутри дивизиона играют по 4 раза. С соседним дивизионом по два раза и с дальними дивизионами по одному разу. Один раз в одном дивизионе на выезде. И еще, чтобы довести до 58 матчей, будут особые дерби как внутри дивизионов, так и между дивизионами. То есть количество игр увеличится пока на 4. То, что мы не увеличиваем его дальше, хотя все клубы к этому стремятся, связано с нерешенностью вопросов, какие обязанности клубы должны выполнять в рамках международных перерывов. И я все больше голосов слышу, что «да, хорошие соревнования для проверки молодых, перспективных хоккеистов». Но если так, если отбирается 25 человек, остальные 750 должны с игровой практикой тренироваться. Я думаю, что есть все-таки возможность совместить и проведение международных соревнований, когда клубы будут обязаны отпускать определенное количество своих игроков.

Ведущий: То есть не прерывать регулярный чемпионат?

Медведев А.: Не прерывать регулярку, тем более что можно договориться так, что играют Евротур в четверг, субботу, воскресенье. Хорошо, пожертвуем 2 днями, чтобы не было конфликтов с телевидением даже. Понедельник, вторник, среда и пятница были бы игровыми днями для КХЛ. Пока наши предложения остаются без ответов, но я все-таки надеюсь, что будет достигнуто соглашение с новым руководством Федерации, кто бы ни стал новым президентом. 

Ведущий: Вот вы как раз сказали по поводу уменьшения потолка зарплат. А вот пол так называемый останется на прежнем уровне или будет подниматься чуть-чуть? Может быть, стоит чуть-чуть приподнять?

Медведев А.: Вот смотрите, у нас примеры: в этом году «Медвешчак» играл с бюджетом $12 млн и вышел в плей-офф, показывал очень интересный хоккей. Поэтому минимальный зарплатный бюджет остался на прежнем уровне — 250 млн рублей. И с учетом других статей расходов: аренда дворцов, перелеты, форма и так далее — это позволяет клубу с бюджетом $12–15 млн играть.

Ведущий: То есть останется на прежнем уровне?

Медведев А.: Да.

Ведущий: Что еще в новом регламенте будет, чего до этого у нас в Лиге не было?

Медведев А.: Ничего особенно нового мы не изобретали. С учетом опыта, который накоплен, идет корректировка определенных вопросов, и они часто даже не имеют такого уж большого публичного значения.

Ведущий: Контракты игроков до 30 апреля также остаются или что-то будет меняться?

Медведев А.: Да, также остаются.  

Ведущий: А вообще, как вы считаете, какое оптимальное количество матчей вообще в регулярном чемпионате могло бы быть сыграно?

Медведев А.: Есть медицинские исследования, сколько игр хоккеист в состоянии провести на высоком уровне.

Ведущий: Вот если убрать Евротуры, с учетом игры в регулярном чемпионате?

Медведев А.: В регулярном чемпионате сыграть 60–64–66 игр вполне по силам хоккеистам с учетом даже игр за сборную и в плей-офф, если правильно все организовать. И главное, что это по экономике лучше для клубов. Потому что больше игр — больше все-таки зрителей — больше выручка от продажи билетов.

Ведущий: Да, в принципе, это самое главное.

Медведев А.: От продажи еды, напитков. И главное, что поддерживается интерес. 

Ведущий: В Федерации хоккея России и КХЛ было, скажем так, какое-то несогласие, да? Лимит на легионеров. Вы как руководитель КХЛ придерживаетесь мнения, что лимит нам необходим? Или он все-таки нам не нужен? Я, например, считаю, что если мы действительно строим сильную лигу, то в ней и играть должны достаточно сильные хоккеисты, независимо от того, из какой страны они приехали. То есть мы видим на примере той же НХЛ: они приглашают людей, нет никакого лимита, но и при этом и сборная не страдает. Опять же если брать Олимпийские игры.

Медведев А.: Понимаете, можно пытаться достигать цели двумя путями: какими-то ограничениями либо реализуя программы развития. Я думаю, что на период, когда программы готовятся, лимит — это неизбежная вещь. Потому что пока система не производит конкурентных хоккеистов, мастеровитых, талантливых звезд. Тогда может возникнуть вопрос: как создать возможность? Когда система подготовки будет работать таким образом, что с нашими хоккеистами легионерам будет трудно соревноваться. А мы как раз сделали очень многое, чтобы к нам приезжали не второсортные легионеры, как мы видели это прежде. Я думаю, что сейчас очень трудно, под лупой надо искать какого-нибудь слабака-легионера. Потому что клубы приобретают легионера с целью повысить уровень игры. Я думаю, что пройдет 3–5 лет, когда вот эта система заработает. А для этого она должна работать от детской школы до КХЛ, тогда и вопрос лимитов сам по себе отпадет, когда у нас можно будет выбирать не из десятков, а из сотен кандидатов-игроков. Вот тогда само собой отпадет, потому что, несмотря на отсутствие ограничений, все-таки наличие большого количества… Ну да, там 2 команды из шведов играют, 50 или 60 человек. Чехов гораздо меньше, потому что им трудно конкурировать с местными хоккеистами. Поэтому сочетание регулирования и развития как раз приведет к тому, что этот вопрос в конце концов сам отпадет.

Ведущий: Взаимоотношения КХЛ и ФХР. Иногда видишь какие-то колкости то в адрес одних, то в адрес других. В том смысле, что вы правильно заметили: почему-то Олимпиаду проиграла КХЛ, а чемпионат мира выиграла ФХР. И у меня есть вопрос к Федерации хоккея России. В общем-то, в КХЛ игрок приходит уже готовый, да? То есть он должен прийти и играть, давать результат команде. Он не должен готовиться в команде. Расти-то он должен, в том смысле что повышать мастерство. Он уже пришел готовый к тому, чтобы играть на высшем уровне.

Медведев А.: Вот именно, хотя мы могли бы заниматься только делами КХЛ, мы сами инициировали создание Молодежной хоккейной лиги. 

Ведущий: А не обидно, что потом так происходит?

Медведев А.: Вы знаете, славою сочтемся. Потому что все равно болельщик видит, who is who, что называется. Я все-таки рассчитываю, что, опять же независимо от того, кто займет пост президента Федерации хоккея, сотрудничество будет конструктивным. Каждый должен заниматься своим делом. Я хочу напомнить, что именно мы инициировали совещание, совместное с Федерацией по детско-юношескому хоккею. Там было очень много предложений и идей, но я пока не вижу, чтобы хотя бы одна из этих идей была запущена в какой-нибудь проект. Интерес огромный к хоккею, много мальчишек хотят заниматься, но система отбора, система тренировок и образования хоккеистов... Ведь не секрет, что ребята, которые учатся в детско-юношеских школах, переходят в экстернат не в выпускных классах, а посередине образования. Хотя свидетельство об образовании то же самое. А если человек сужает свои рамки только до занятий хоккеем, то это означает, что он и хоккеистом хорошим стать не сможет. Потому что у него кругозор будет маленький. Поэтому говорить о том, а сколько бы времени потребовалось, чтобы сделать подход... Я очень люблю такой пример — система образования советской начальной школы. Она была одной из самых лучших в мире.  Учительница могла нравиться или не нравиться, она могла быть любого возраста, с любым опытом работы и характером... Но в начальной школе всех учили читать, писать, говорить, рассуждать. Почему? Было очень много и слабых учителей, и хороших учителей. Каждый помнит свою первую учительницу, если она хорошая. Но были четкие, разработанные методики обучения всем этим предметам. И помимо этого была система контроля, как учат. Районные отделы образования присылали представителя. Он приходил, садился на заднюю парту, смотрел, как проходит обучение, и делал потом выводы. А от этого зависело, сколько часов мог учитель получить, в какой категории. И поэтому учителя четко этих методик придерживались. Есть и советские методики, и современные методики, потому что мир не стоит на месте. Их можно в наглядной форме довести до тренеров, требовать от тренеров, чтобы они по этим методикам работали. Чтобы не как через пень-колоду, а по системе учить хоккейной грамотности. Потому что, если хоккейная грамотность упущена, потом это уже не наверстаешь. И каким бы талантливым человек ни был, если он не трудился как следует в самый базовый период, от него уже не дождешься того, что можно было бы получить. С этой точки зрения исключить кумовство, блат — это тоже легко. Далее система поощрения тренеров. Тренер должен понимать, что для него важно воспитать игрока не только для национальной или молодежной сборной, но и для клуба Молодежной, Высшей лиги или КХЛ. И тогда он сможет получить и материальное воздаяние за свои труды. А если он будет тянуть с родителей, то шансы, что из-под его крыла выйдет талантливый игрок, уменьшаются катастрофически. Потому что это означает, что многие ребята плюнут и уйдут. Потому что дети очень чувствительны к фальши.

Ведущий: Кстати, таких моментов много, к сожалению.

Медведев А.: Вспомним, даже в советское время откуда приходили наши таланты? Тоже со всех концов нашей необъятной Родины. Поэтому при всем огромном интересе к хоккею надо создать условия, чтобы у нас самые талантливые получали надлежащее образование хоккейное, росли. Потому что есть отличные школы, традиционные школы. Сейчас создаются академии и в Омске, и в Ярославле, и в Казани есть потрясающая система подготовки кадров. Но во многих местах этого нет. К сожалению, трудно рассчитывать на появление новых суперзвезд. Конечно, может с неба звезда упасть, но…

Ведущий: Это редкость сейчас.

Медведев А.: Да, это редкость.

Ведущий: По поводу тренеров. Очень многие сейчас опять говорят: «КХЛ не дает работать своим тренерам, приглашают иностранных специалистов». Как вы к этому относитесь? К тому, что приглашают у нас тренеров-иностранцев, и впервые в истории КХЛ Кубок Гагарина взяла команда-то наша, российская, но с иностранным специалистом?

Медведев А.: Я был на праздновании закрытия сезона в Магнитогорске. И, пообщавшись с игроками и с тренерским штабом, я могу сказать, что Майк Кинэн был более российским, чем любой российский тренер. Не надо забывать, что он 10 лет назад выиграл Кубок Стэнли. 

Ведущий: 20 лет назад, в 1994 году.

Медведев А.: 20 лет назад. За эти 20 лет он, конечно, впитал в себя все, что есть в современной тренерской мысли. И нельзя забывать, что раньше наших тренеров приглашали в Финляндию — и Юрзинова, и Майорова.

Ведущий: Вот о чем и речь! Сейчас-то не приглашают.

Медведев А.: Ну есть несколько ребят, которые работают и в Германии успешно, и в Норвегии.

Ведущий: Но не так много.

Медведев А.: Но не так много. А это значит, что нарушилась эта система. Обидно, потому что есть те, кто в хоккей начал играть и по каким-то причинам не смог достичь высокого уровня. Для них открывается возможность работать и в тренерском секторе, и в судейском секторе. Потому что все-таки трудно, если ты отдаешь все игре, а потом, в 16–18 лет, вдруг оказывается, что ты не можешь играть на высшем уровне. Но это не означает, что для тебя дорога в хоккей закрыта. 

Ведущий: Вот, кстати, ФХР хотела ввести ограничения на иностранных тренеров. Как КХЛ к этому отнеслась?

Медведев А.: Опять же, любые ограничения не эффективны. Наоборот, надо создавать условия для своих тренеров. Смотрите, сколько ребят тренируют в Молодежной хоккейной лиге. Там уже под сотню команд. В каждой команде есть главный, старший тренер. Это уже сотни, и они все, как губка, впитывают в себя. Владимир Владимирович Юрзинов (НРЗБ 6:51) проводит с ними семинары и рассказывает потом, какие талантливые растут ребята. У нас, правда, тренер и в 45 лет может считаться молодым, начинающим, да? Но в молодежных командах очень много молодых, талантливых, перспективных тренеров. Опять же очень странно — могут бить во все колокола и говорить: «Давайте, давайте, давайте продвигать российских игроков, российских тренеров!» Потом смотришь: они сами подписывают иностранного тренера. Возникает вопрос: почему такого? Почему не категории Кин. (7:24).

Ведущий: Ну да.

Медведев А.: Поэтому здесь главное, что не должно быть двойных стандартов. Если уж мы что-то обсуждаем, нужно обсуждать это с фактами, с доказательствами. А не просто так сказать, прокукарекать что-то и гордо ходить после этого. Все-таки хоккей в центре внимания миллионов людей. Рейтинги телевизионные, сборные или Кубка Гагарина, показывают, что это десятки миллионов людей.

Ведущий: Вернемся к проблемам клубов. Вот сейчас со «Спартаком» ситуация вообще непонятная. Что дальше будет с этой командой? На данный момент что-то известно? Как, что? Есть люди, готовые взять «Спартак»?

Медведев А.: Основной «Спартак», к сожалению, под большим вопросом. Надежды наши тают. А насчет молодежной команды «Спартак», которая выиграла Кубок Харламова, — Лига приняла решение не дать пропасть этой команде. 

Ведущий: То есть Лига будет сама содержать команду?

Медведев А.: Совсем недавно появился спонсор, который сказал, что он готов присоединиться к Лиге, к поддержке такого проекта. И вот сейчас обсуждаем детали: как и кто будет владеть этой командой, останется ли Лига владельцем. Потому что мы получили в залог права по «Спартаку», когда помогали доиграть сезон молодежной команде. Это означает, что молодежный «Спартак» не пропадет. А что будет дальше с основной командой? Ну, уже было в истории, когда «Спартак» выбыл на 2 или 3 года.

Ведущий: Да, уходил.

Медведев А.: Потом вернулся.

Ведущий: Вопросы по «Крыльям Советов», по воскресенскому «Химику». Я имею в виду, что болельщики говорят: «Мы приглашаем зарубежные клубы, но в то же время не сохраняем свои». С этими командами что-то будет решаться? Или все зависит от тех, кто руководит этими командами?

Медведев А.: Я знаю, что в молодежной команде «Крылья Советов» тоже нашли источник финансирования. Команда будет играть в Молодежной хоккейной лиге. По «Химику», к сожалению, хороших вестей нет.

Ведущий: По поводу расширения КХЛ. Еще кто-то будет приниматься? Вот говорили одно время о норвежской команде, сейчас эти разговоры вроде утихли. Или в этом сезоне расширения уже не будет?

Медведев А.: Вопрос: а зачем нам норвежцы? Но не надо забывать, что Норвегия стоит выше Германии в хоккейном рейтинге. 9-я, по-моему, а Германия 12-я. Немало игроков из Норвегии играет в НХЛ, и в КХЛ у нас есть известный норвежский игрок Патрик Торесен — не последний хоккеист. В национальной сборной Норвегии играли 7–8 игроков из этого клуба, и мы продолжаем его изучать. Федерация Норвегии дала принципиальное согласие. Пока мы никаких решений не приняли. Будем в течение следующего сезона смотреть, как у них там обстоят дела.

Ведущий: А сколько вообще будет клубов в КХЛ? Разговор вроде как шел о 32?

Медведев А.: Да, и эта цифра не меняется.

Ведущий: Но тогда ведь придется увеличивать количество матчей в регулярном чемпионате? А сделать это с Евротурами тоже будет, в общем-то, тяжело.

Медведев А.: В любом случае мы найдем возможность, как организовать чемпионаты при 32 клубах, когда мы этого уровня достигнем. Мы были близки к этому, но, к сожалению, «Спартак» пока под большим вопросом. Но вот есть «Лада», сочинская команда, «Йокерит» — наши новички. Поэтому, если «Спартака» не будет в следующем сезоне, значит, у нас будет 30 команд. 

Ведущий: А не было желания или предложения перевести «Спартак» как раз в Сочи? Как это делалось в НХЛ? 

Медведев А.: Все-таки «Спартак» — это московская команда. 

Ведущий: Я понимаю, но тогда ее можно было бы сохранить.

Медведев А.: Команда называется не просто «Спартак», а «Спартак-Москва».

Ведущий: А так можно бы было ее сохранить.

Медведев А.: Дело ведь не в том, как назвать, а в том, что это все-таки московская традиция.

Ведущий: Вот клубам выдвигаются требования по поводу новых арен, современных арен. Понятно, что и болельщику хочется приходить на более современные арены. Опять же, смотришь «Мытищи» и «ЦСКА», например. На арену «Мытищи» всегда хочется прийти, а арена «ЦСКА» в Ледовом дворце, скажем так, устарела. Какие-то новые требования будут к аренам?

Медведев А.: По заполняемости, по численности болельщиков стандарт установлен. Пока меняться не будет. Когда придет время, тогда и будем увеличивать. Потому что все-таки 5,5 тысячи — это устаревшие стандарты, сейчас такие дворцы не строят.

Ведущий: Согласен.

Медведев А.: Во Владивостоке быстро поняли, что арена, к сожалению, маловата. Хотя там за счет дополнительных трибун можно увеличить вместимость до 7 тысяч. И они планируют это на следующий сезон сделать.

Ведущий: Ближайшие планы КХЛ на год-два у вас как у Президента, что бы вам хотелось улучшить? Какие ближайшие перспективы?

Медведев А.: Самое главное — создать условия для того, чтобы игроки показывали свою лучшую игру. А эта игра обеспечивается в том числе и организационными мерами, и маркетинговыми мерами. Мы будем все свои возможности для этого использовать. Конечно, хотелось бы, чтобы «Нью-Йорк Рейнджерс» у нас играл. 5 выставочных игр и 2 игры регулярного чемпионата. Но мы столкнулись с позицией НХЛ, которая, видимо, посчитала, что это даст большую отдачу для КХЛ, чем для НХЛ. Но глупо так считать, сравнивать. Возьмем Олимпийские игры, о которых столько копий сломано: в этом году подтвердилось, что во время Олимпиады и после Олимпиады интерес к Кубку Стэнли существенно выше, чем в неолимпийские годы. Если посчитать экономический эффект от этого, то тоже понятно.

Ведущий: Такие переговоры еще будут с НХЛ проводиться? 

Медведев А.: Мы открыты к ним всегда.

Ведущий: Но они пока не выходили на вас, да?

Медведев А.: Пока нет.

Ведущий: Хорошо. Уже заканчивая нашу беседу, еще бы хотел задать вопрос по поводу регламента по игрокам. Вы уже сказали, что сейчас будет жесткий потолок зарплат. А зарплаты игроков будут уменьшены? Потому как у нас потолок уменьшился.

Медведев А.: Это все клубы будут решать: платить налог на роскошь или сокращать зарплаты. Есть механизмы корректировки зарплат, но для этого должна быть причина либо дисциплинарная, либо спортивная. Так своевольно менять все-таки…

Ведущий: А не было желания сделать просто жесткий потолок зарплат? Допустим, 1,1 млрд, и все, никаких налогов на роскошь. 

Медведев А.: Это означает, что некоторым клубам пришлось бы расстаться с такими игроками, как Ковальчук или Радулов.

Ведущий: Может быть, их стоило оставить? Допустим, произвести какие-то обмены? Допустим, сделать более жесткие условия, чтобы клубы немного подравнялись?

Медведев А.: Вы знаете, уравниловка — она ни к чему хорошему не приводит. Да, сложные времена. Тем более что на международной арене довольно сложная ситуация: экономические санкции вводятся. Поэтому надо пережить это сложное время. Хоккей останется вне политиканства, которое мы видим со стороны западных государств в отношении России. 

Ведущий: К сожалению. Ну и, наверное, самый последний, заключительный вопрос — о Лиге чемпионов. Фазель предложил вот эту Лигу чемпионов, КХЛ пока от этого отказалась. Какие-то переговоры по этому поводу еще будут продолжаться?

Медведев А.: Мы сформулировали свои условия, на которых мы готовы участвовать в этом турнире. Они были очень простые: мы будем определять, какие международные клубы будут представлять КХЛ. То есть лучшие 4 клуба. Еще мы говорили о том, что если из Финляндии играют 8 клубов, то из КХЛ должно уж минимум 7. Яблоком раздора стал «Йокерит», мы хотели, чтобы он участвовал. Со спортивной точки зрения — это было бы здорово! Нам отказали под предлогом того, что, если разрешить играть «Йокериту», это значит стимулировать размывание национальных лиг.  Если они такую формулировку нашли для себя, пускай думают, что КХЛ размывает их. Я считаю, что КХЛ как лучшая Лига Европы, наоборот, дает стимулы хоккеистам играть на высшем уровне, чтобы их могли взять в КХЛ, неважно, в каком клубе. Если они хотят вариться в собственном соку… Будут опять видеть, как игроки уезжают за океан. По крайней мере те, что в Европе остаются, могут играть за сборную.

Ведущий: Ну да.

Медведев А.: Кроме того, хочу сказать, что, когда Россия не выигрывала, выиграла Чехия.

Ведущий: В 2010 году.

Медведев А.: В 2010 году 8 хоккеистов из клубов КХЛ играли. Финляндия выиграла — 9 хоккеистов из клубов КХЛ играли. Это означает, что КХЛ способствует в том числе и развитию международного аспекта. И хоккей становится более интересным, потому что, несмотря даже на послеолимпийский чемпионат, интерес болельщиков был огромный. Белоруссия прекрасно провела турнир — болельщики были рады. И арены полные, и уровень игры был очень и очень приличный. Кто-то говорит, что «одни слабаки играли», они глубоко неправы. Тем, кто считает, что это были слабаки, советую хотя бы раз попробовать выйти на лед и нанести хотя бы какой-нибудь бросок по воротам. 

Ведущий: В 2016 году чемпионат мира пройдет в России. Не боитесь, что ФХР как-то будет опять немножечко сжимать календарь? Предлагать как-то по-другому провести чемпионат, для того чтобы игроки раньше освободились именно для участия в чемпионате мира, который будет у нас, в России, в Москве и Санкт-Петербурге?

Медведев А.: Я думаю, что лучший ответ дал Олег Знарок, который собрал команду за короткий срок. Смог создать боеспособный коллектив, единую команду. Все отдавались до конца, не жалели себя, и вот в этом мастерство тренера. Важно не то, сколько времени он проводит с игроками, а то, как он это время проводит

Ведущий: Понятно. Спасибо большое.

Медведев А.: Всем удачи! Болейте за хоккей.

лента новостей