23 Марта 2015 11:51

Николишин: Страна «кормится» челябинскими мальчишками

Николишин: Страна «кормится» челябинскими мальчишками

«Хоккейный вечер» с Владимиром Дехтяревым. Гость - главным тренером челябинского «Трактора» Андрей Николишин. 

Дехтярев В.: Приветствую всех любителей хоккея на волнах Спорт FM, я – Владимир Дехтярев, и это программа «Хоккейный вечер». В гостях у нас сегодня главный тренер челябинского «Трактора» Андрей Васильевич Николишин. Приветствую!

Николишин А.: Добрый вечер!

Дехтярев В.: Первый вопрос, по поводу сезона, естественно. Довольны ли окончанием сезона, все ли получилось, что хотелось сделать, что успели сделать, что не успели?

Николишин А.: Нет, как можно быть довольным, когда ты вылетаешь в первом раунде? Естественно, недоволен. Я повторюсь, мы максималисты, мы всегда ставим перед собой заоблачные цели и задачи. Кубок Гагарина - мы озвучивали ребятам и себе, хотим мы этого или нет, но мы должны стремиться всегда к максимуму. Игра в финале за Кубок Гагарина была нашей целью. Мы ее не выполнили, соответственно, не удовлетворены тем, что сделали. Есть ошибки, это нужно исправлять. Есть объем работы, которую нужно сделать. Нужно очень много всего перелопатить и переосмыслить, двигаться дальше.

Дехтярев В.: А команда была готова, к тому, чтобы действительно бороться и идти до финала Кубка Гагарина?

Николишин А.: Я думаю, что в какой-то степени была готова. Наверное, не на все 100 %, поэтому не хватило и физической кондиции, и тактического понимания рисунка игры, и быстрого перестроения по ходу серии, по ходу матча. Многих аспектов не хватило. Но, в принципе, заряженность эмоциональная и психологическая была у ребят на то, чтобы идти до конца, до последнего.

Дехтярев В.: Очень интересную фразу сказал Стас Чистов, когда в команду пришел Андрей Николишин: «Он вселил в нас уверенность, мы заиграли по-другому, действительно мы почувствовали, что мы можем побеждать, что мы можем играть». Когда вы пришли в команду, что было с командой, в каком состоянии она находилась? И что же там произошло такого в раздевалке, что вы вселили уверенность во всю команду?

Николишин А.: Самое страшное, что было в раздевалке, это то, что ребята перестали верить в самих себя. Вот это, наверное, самое плачевное было. Видимо тот град поражений, который они претерпели вначале чемпионата, он прямым образом сказался на их психологическом состоянии. И все остальное вытекает из этого. То есть не было единого кулака, не было команды. И это сразу бросалось в глаза. Потом уже провели ряд тестов, выявили их физическое состояние – не самое благополучное. Отсюда и стали строить свою работу, стали подтягивать физику, стали налаживать психологию и уверенность вселять в ребят, говорить им, что они не просто так здесь находятся в «Тракторе», они это заслужили, добились этого. Немногие с пяти-шести лет занимаются хоккеем, и они умеет играть в хоккей. Просто это нужно понять, осознать, воспроизвести, поверить во все это. Первые недели полторы, две, у нас ушло именно на то, чтобы мы их заново учили радоваться хоккею, радоваться каждой минуте, проведенной вместе. Вот отсюда и выстраивалась такая психологическая цепочка.

Дехтярев В.: А тяжело вот так приходить в команду практически в середине сезона, и пытаться переломать эту тенденцию, чтобы команда заиграла? Тем более задача ставилась в любом случае попадать в плей-офф. В этой ситуации, как тяжело? Тем более, все-таки одно дело, когда приходит тренер, но уже, так скажем, у которого много опыта. А когда приходит тренер, который только начинает эту работу? Все-таки в любом случае игрок и тренер – это разные вещи.

Николишин А.: Ну, работа никогда легкой не бывает, если ты ее делаешь с полной ответственностью, и отдаешься полностью работе. Она всегда тяжела, кропотлива, но она и приятна тем самым.

Дехтярев В.: Приходится исправлять ошибки за тем, кто был до тебя.

Николишин А.: Я бы не сказал, что предыдущий тренер наделал кучу ошибок каких-то. Основное его… даже не то чтобы ошибка… Его упущение заключается в том, что он считал, что наши российские игроки, наша команда – они профессионалы. Это было его большим заблуждением. К сожалению, это не так. Многие наши игроки далеки от профессионализма…

Дехтярев В.: Я думаю, это не только игроков «Трактора» касается…

Николишин А.: Нет, нет, нет…

Дехтярев В.: Это значит, он надеялся, что они сами будут до сезона заниматься…

Николишин А.: Естественно… Я думаю, он привык к тому, как это в Финляндии. Мы не берем даже в целом, я думаю, что в Финляндии это в порядке вещей: если ты приходишь в тренировочный лагерь, ты должен соответствовать кондициям, которые у тебя должны быть на начало сезона. Я думаю, что у нас он столкнулся с тем, что… он даже не проверял это. Ребята многие пришли, думали, сейчас начнется тренировочный лагерь, здесь они и наберут физическую форму. Но нет, такое не пройдет.

Дехтярев В.: Что делать в такой ситуации?

Николишин А.: Пытались выкручиваться из этой ситуации, подтягивать физическую кондицию. У многих был и лишний вес, процент жира выше, и физическое состояние, функциональное было далеким от идеального. Сложно в том плане, что все разные. И у каждого свой организм. Поэтому приходилось как-то подгонять всех под общую гребенку. Нам, наверное, не хватило этого ближе к концу чемпионата, к плей-оффу. Не хватило силенок…

Дехтярев В.: А неужели сами игроки - это ведь их работа, они за эту работу получают деньги – не задумываются об этом? Тут у нас все время спорят профсоюз с Лигой, когда надо открывать тренировочные лагеря. Чуть ли не за два месяца до начала старта. Тот же Андрей Коваленко – глава хоккейного профсоюза, человек, который играл в Национальной Хоккейной Лиге, он знает, что это такое. Ты приходишь в лагерь за две, три недели. И вот, пожалуйста, пошел – тренируйся. Ты уже должен быть готовым, должен быть в определенной кондиции.

Николишин А.: Те семь лет, что Лига существуют, у нас тенденция к улучшению идет глобальная. Но все равно многие еще живут на лаврах…

Дехтярев В.: А деньги получать хотят все! И хорошие деньги!

Николишин А.: Именно получать, а не зарабатывать. Камень преткновения. Действительно многие не понимают, не отдает отчет, как нужно готовиться летом. Причем об этом говорится, и все тренеры, которые есть в командах, они об этом говорят. И говорят очень часто. Почему идут споры между профсоюзом и Лигой? Потому что многие наши руководители и тренеры не доверяют ребятам. И это объективно и правильно, что они будут летом тренироваться самостоятельно. Многие хоккеисты, к сожалению, не понимают, что летом тренироваться одному – это сложно делать. Нужно нанимать тренера. А для того, чтобы нанять тренера, нужно платить ему деньги. Расставаться с ними, своими кровно заработанными, видимо, не хотят.

Дехтярев В.: Я не думаю, что там какие-то миллионы тратятся…

Николишин А.: Ты не представляешь, разжевываем до мельчайшей подробности каждому, что для того, чтобы ты был в лучшей физической форме, тебе надо нанять тренера. По физподготовке, по конькобежной тренировке, по гимнастике, по акробатике и другому. Это все мы должны разжевывать и говорить ребятам.

Дехтярев В.: А в этом же и есть беда. Я разговаривал со многими молодыми хоккеистами, они специально в июне, где-то в конце мая, уезжают в Канаду не из-за того, что там что-то лучше. Они там готовятся. Они проходят там очень хорошую предсезонную подготовку. Причем я даже сейчас готов назвать цену. Ездили ребята на тренинги – от 7 до 10 тыс. долларов стоит вся эта подготовка. Это с проживанием, питанием. Ты постоянно готовишься, с тобой работает тренер. Причем группы там очень маленькие. Но зато работают с тобой, что называются, конкретно.

Николишин А.: Это нормальная цена. Когда ты идешь учиться в институт, ты же платишь за свое обучение. Ты инвестируешь деньги в себя самого. То же самое и в спорте. Пожалуйста, находи тренера, который тебя будет заставлять, тренировать, который даст тебе необходимый результат. И плати ему за это деньги. Потом уже ты на этой основе будешь зарабатывать сам, играя в хоккейв команде, добиваясь результата.

Дехтярев В.: Я знаю нескольких гениальных менеджеров клубов КХЛ, которые отправляли игроков молодых в эти летние лагеря. И они там готовились.

Николишин А.: Я сам отправляю и своих сыновей, и сам езжу в эти лагеря. Я считаю, что все должны это делать.

Дехтярев В.: Почему у нас нельзя здесь в России открывать такие лагеря?

Николишин А.: Есть, есть такие лагеря.

Дехтярев В.: Но их мало!

Николишин А.: Их не так много, как, может быть, хотелось бы. Но эти лагеря есть. В прошлом году я с детьми и многие ребята, которые сейчас играют в КХЛ, приезжали в Питер, были в лагере… Ну, здесь мы рекламой не можем заниматься…

Дехтярев В.: Если надо, найдут.

Николишин А.: Найдут, да.

Дехтярев В.: Середина сезона практически. Вы приходите в команду, команду надо подтягивать. Команда, в общем-то, подтягивается, мы видим это. Она заиграла. Чтобы в плей-офф пройти, чего не хватило, дабы пройти первые раунды, пройти «Сибирь»? Слышал я, были проблемы с вратарской линией. Опять-таки и в интервью уже об этом говорилось. Меня не то, чтобы удивило: «Трактор», что называется, из огня, да в полымя бросало - то четыре шайбы пропущены в большинстве, то три шайбы пропущены в меньшинстве. Ну, одна с буллита, но, понятно, что упустили как раз, когда впятером играли. Причем ошибки на синей линии возникали. И кто-то где-то не добегал. Кто-то просто не отдавал на передаче… В этом отношении, как?

Николишин А.: Установка была на рекорды идти. Это действительно наша тренерская недоработка. В том, что мы не смогли донести до ребят, и спросить с них за то, что было на льду. Очень много было индивидуальных ошибок. Именно некомандных, а индивидуальных, которые приводили к пропущенным голам. Их разбирали, показывали. К сожалению, видимо, не хватило где-то терпения, или того же опыта, чтобы перестроить игру так, чтобы эти индивидуальные ошибки так болезненно не влияли на исходы матчей. Да, действительно, надо признать, что у вратарская линия не блеснула в первом раунде плей-оффа, как должна была. Мы надеялись, что и Майкл Гарнетт отыграет более уверенно, отыграет именно игры плей-оффа. Но, всякое бывает. Со всеми случается. Сезон у него такой получился… Отыграл неплохо. Но опять же, тут не надо далеко ходить, он оставлял желать лучшее, он это прекрасно знает, мы ему это указывали. Когда он стал работать, пытался залатать те дыры, которые были. Но это сложно, когда у тебя нет базы, которая закладывается летом. По ходу сезону латать чревато. Рано или поздно порвется. Так у нас и получилось, что именно в плей-оффе не хватило.

Дехтярев В.: А может быть, стоило тогда поискать вратаря до дедлайна?

Николишин А.: У нас не было такой возможности. Ни финансовой, ни даже, по-другому… Вряд ли бы мы искали вратаря именно в плей-офф. У нас все-таки растет хороший сменщик – Вася Демченко. Ему тоже еще предстоит пройти огромный путь и проделать достаточно много работы. Но он уже сейчас технически и психологически готов выступать и быть одним из основных вратарей, первым вратарем. Физически ему пока будет сложно пройти весь сезон, играя первым вратарем. Поэтому нужен сменщик. Мы сейчас ищем, есть несколько кандидатов. Есть возможность, будем их просматривать. Тем не менее, мы рассчитываем на Василия, мы об этом говорили. Ему нужно понять одну простую истину: если он хочет вырасти во вратаря мирового класса, он должен стремиться идти к этому, а не довольствоваться малым.

Дехтярев В.: Опять же, доставка в нескольких матчах была сделана именно Демченко. А в шестом матче все-таки опять вернулись к Гарнетту.

Николишин А.: Я думаю, что это моя ошибка, уверен в этом. Все-таки, нужно было гнуть свою линию, играть Василием. Так играть в шестой игре, когда играешь навылет... Он, так скажем, сыграл неплохо. Он просто не выручил в нужный момент.

Дехтярев В.: Тяжело стоять на скамейке? Одно дело выходить на лед, и ты знаешь, что ты можешь в этой ситуации сделать. А другое дело стоять на скамейке и оттуда вести игру команды.

Николишин А.: Можно стоять легко...

Дехтярев В.: Переживать, прокручивать вот это все...

Николишин А.: Нет, не сложно. Если честно, я даже не отделял себя. Все-таки ты, будучи тренером, все равно находишься в игре. И твои решения влияют на исходы того или иного эпизода, исходы матча. И у меня очень сильные помощники, благодаря которым многие вещи становятся проще и легче. Тот же Владимир Цыплаков отвечал за защитный редут, за защитников, за их комплектование и выходы на лед. (ч. 2, 04:46) больше на нападающих соперников смотрел со скамейки, подсказывал мне по ходу игры, кто выходит, в каких сочетаниях, и другие нюансы. Смысл в том, что была работа не одного какого-то человека, а команды. Те же ребята… Как вы видели, Виталий Атюшов выходил в центре. И даже он, будучи игроком, мог какие-то вещи нам подсказать по ходу игры, потому что все усмотреть ведь невозможно. Плюс у нас есть тренер вратарей, который сидит наверху и смотрит игру сверху. И рисунок оттуда игры более целостно виден. Естественно, приходим в раздевалку, там обмениваемся мнениями, принимаем решения.

Дехтярев В.: Тяжело перейти от игрока сразу к тренеру? Здесь ведь другие требования, понимаешь, что когда-то с кем-то пересекался на льду, а здесь уже все по-другому....

Николишин А.: Честно, я об этом даже как-то не задумывался. Мне абсолютно было несложно. Требования для меня всегда были одни. Это игра команды и результат команды. Будь ты тренер, будь ты игрок, или сервисмен – не важно. Твоя основная задача, чтобы команда побеждала, чтобы команда шла только поступательно в нужном направлении. Когда я стал тренером, ничего не изменилось. Единственное, приходилось мне собственноручно делать, своими советами, своими требованиями, направлениями, заставлять ребят выполнять то, что нужно.

Дехтярев В.: Что испытывали вы в тот момент, когда эти три пропущенные шайбы были в меньшинстве? Не было желания как-то на это все плюнуть, бросить?

Николишин А.: Нет, ни в коем случае! Что значит, плюнуть и бросить? Мы ответственны за все за это. И нужно с высокоподнятой головой выходить из сложившейся ситуации. Ну, случается и такое. Надо просто проанализировать и сделать правильные выводы из того, что случилось, почему это произошло. И ни в коем случае не впадать в панику. Надо правильно выходить из сложившейся ситуации.

Дехтярев В.: Был такой момент недавно, недавно было ваше интервью, в котором вы сказали, что 50 % нашего состава не соответствовали уровню игры команды. Это действительно так? Я не буду называть фамилии – это и не нужно. Тяжело ли в такой ситуации вести команду, работать с ними, зная, что половина игроков у тебя дорабатывает, доигрывает. Им без разницы, что будет дальше?

Николишин А.: Вы немного неправильно интерпретируете. Я сказал, что 50 % игроков на следующий год, наверное, не будут в составе по той простой причине, что мы будем усиливаться в разных линиях – как в защитной, так и в линии нападения. И вратарскую линию будем усиливать. У кого-то заканчиваются контракты, с кем-то мы не будем продлевать. У кого-то есть действующие контракты, но эти игроки не соответствуют нашему уровню. Значит, мы будем их как-то либо менять, либо расставаться с ними. Это уже такой процесс больше к менеджменту. Мы с Сергеем Юрьевич Гомоляко об этом говорили, проходились по каждой кандидатуре. Сейчас будем принимать решения, что и как. Потому что есть задача. И есть требования. Либо ты их выполняешь и идешь с нами. Либо ты их не можешь выполнить в силу своих способностей, либо желания. Значит, тебе с нами не по пути.

Дехтярев В.: У Андрея Николишина какие требования к игрокам предъявляются для работы в команде «Трактор»?

Николишин А.: Во-первых, 100 % самоотдачи, начиная от и до. Во-вторых, это желание играть в «Тракторе», желание играть на команду и за команду, где отбрасывается свое личное эго. Это, наверное, первоочередные требования. Ну, и уже к этому подкрепление всего остального. Это и техническое, и тактическое мастерство. Это и индивидуальные качества. Это все приветствуется. Но все это должны работать на благо клуба, на благо команды.

Дехтярев В.: Вопрос по челябинскому хоккею. Школа-то славится. Огромное количество игроков и вышло, и выходит сейчас из нее. Может быть, стоит обратить внимание уже на подрастающее поколение? Может, кого-то стоит вести? Несколько человек из того «Трактора», который играл в финале, уехали, в «Динамо» оказались. Кто-то не захотел быть в «Динамо» и уехал в Даллас, в Национальную Хоккейную Лигу. А ведь все это игроки, которые работали в Челябинске. В принципе, они и сейчас достаточно хорошо работают. Понятно, что вернуть их нельзя. А вот поискать там, в молодежной команде? Тем более, сейчас в связи с этим разговорами о лимите на легионеров, придется обращать внимание на своих ребят.

Николишин А.: Я вам честно сказу, то, что происходит в Челябинске и в области, благодаря руководству, начиная от губернатора, заместителя губернатора, который курирует клуб, непосредственно руководства клуба, делается колоссальная работа по тому, чтобы создать полную инфраструктуру, замкнутую, начиная от первой команды. Потом команда высшей лиги. Потом команда молодежной хоккейной лиги. Есть женская команда, есть, по-моему, пять школ только в Челябинске, которые работают очень продуктивно, которые очень качественный продукт выпускают.

Дехтярев В.: Куда только все уходят?

Николишин А.: Так все же не могут попасть в «Трактор». Страна «кормится» челябинскими мальчишками. Мы сейчас пытаемся выстроить вертикаль, чтобы эти школы работали на молодежные команды. Молодежная команда соответственно работала на команду высшей лиги, высшая лига уже бы давала ребят в первую команду. Есть уникумы, которые, учась в первом классе, сразу попадают в пятый. И такие были, взять Валерку Ничушкина или Женьку Кузнецова из последних. Действительно талантливые ребята, уникумы, которые перешагнули какую-то ступеньку высшей лиги. А всем остальным приходится кропотливо проходить весь этот путь полностью. И становление игрока идет поэтому достаточно планомерно, и так быстро, как может быть, хотят челябинские болельщики или кто-то еще. И поверьте мне, сейчас пытаемся объять всех-всех челябинских ребят, которые еще находятся в системе клуба. Я имею в виду «Белые медведи», «Челмет» - мы всех их просматриваем. Но не все соответствуют уровню, чтобы их сейчас брать в первую команду. Все зависит от ребят. Поверьте, у нас все идет по спортивному принципу. Если ты заслуживаешь место, ты всегда получишь свой шанс. И, используя этот шанс, пожалуйста, попадай в основную команду. В этом году прокрутили через тренировочный процесс. Я уж цифры не буду называть…

Дехтярев В.: Которые в КХЛ...

Николишин А.: Хорошо так позволяют условия, команда «Трактор» и команда «Белые медведи», у них раздевалки рядышком, они тренируются на одном стадионе. «Челмет» в двадцати минутах езды на соседнем стадионе. Мы могли передергивать ребят из одной команды в другую, хотя бы через тренировочный процесс, чтобы они привыкали к требованиям, к раздевалке, к общению. Это немножко разный уровень. И они все равно должны понюхать этот порох, молодые ребят вместе со старшими. Того же взять Афонаньевского  или Зиновьева, которым по 18 лет, и которые тренируются вместе с Чистовым, Кондратьевым, Пигановичем. Для них это подспорье. И вот таких тренировок было достаточно много. И мои ребята смотрели, тушуются, не тушуются, как они выдерживают психологическое давление, как они в психическом плане, как они тактически воспринимают ситуацию, которая происходит на поле. Поэтому в ближайшее время мы этих ребят…

Дехтярев В.: Главное, не упустить.

Николишин А.: Да, мы их ведем, контролируем.

Дехтярев В.: Чтобы они не уехали никуда – тоже очень важно.

Николишин А.: Могут и уехать, естественно, но у всех ребят, которые сейчас находятся, у них есть контракт. И они горят, горят желанием попасть в первую команду.

Дехтярев В.: Кстати, очень интересная вещь. Понятно, Канаду здесь брать нельзя, я сейчас смотрел цифры. За несколько лет у канадцев прирост занимающихся хоккеем составил 200 тыс. человек! Но это Канада! У них там три года назад был прирост 514 тыс., сейчас 721 тыс. официально занимающихся хоккеем, официально зарегистрированных игроков. Из них порядка 560 тыс. – это дети. Это именно детский хоккей. Понятно, откуда они берут, что называется…

Николишин А.: У них естественный отбор. Но я скажу, что Челябинск может поспорить с ними. Очень много детей Челябинска занимаются хоккеем, очень много.

Дехтярев В.: У нас в России официально занимающихся хоккеем 84 тыс. Из них 81 тыс. – это дети. 3 тыс. – понятно, это КХЛ, ВХЛ. Такие вот вещи. Даже американцы, понятно у них там и население побольше, но с другой стороны у канадцев 35 млн. население. 721 тыс. – люди, которые официально занимаются хоккеем! У нас, к сожалению, с массовостью, видимо, возникают проблемы…

Николишин А.: Мы говорили, нам нужно поднимать дворовый спорт.

Дехтярев В.: Как поднимать? В Челябинске можно поднять? Хватает всем льда? Понятно, что если 721 тыс. в Канаде занимается, они готовы это «переварить», у них льда много.

Николишин А.: Я не скажу, что в Канаде все играют в закрытых коробках. И сейчас, кстати, губернатор, кто этим занимаются, заливают очень много катков по г. Челябинску. Допустим, я сам часто езжу по городу, и вижу во дворах очень много катков, где мальчишки выходят вечером вместе с родителями, катаются, занимаются. Другое дело, наша задача их организовать в какие-то клубы, как было раньше, в мое время, когда была Золотая Шайба, в каждом дворе была своя команда, которая играла на Золотую Шайбу. И оттуда уже мальчишки росли, росли, добивались, попадали в спортшколы, потом в школы олимпийского резерва. И так выходили в команду мастеров.

Дехтярев В.: Тут даже больше не канадцы и американцы в пример. Те же чехи: 110 тыс. официально занимающихся хоккеем. Хотя страна Чехия – это 10 млн. человек. У нас 140 млн., но 84 тыс. всего лишь официально зарегистрированных игроков.

Николишин А.: Нам надо проводить первенство школ, первенство класса. Это все же раньше было у нас. И сейчас это все можно организовать. Первенство школы, класса на открытых площадках организовать. Сделать во второй и третьей четверти уроки физкультуры. Пожалуйста, проводите соревнования.

Дехтярев В.: Это правильно. Вернемся вновь к КХЛ. Тема судейств. Я понимаю, главный тренер, не всегда можно критиковать. Но тропинку проложил Скудру, который плей-офф откровенно раскритиковал работу. А действительно столько нареканий к работе арбитров?

Николишин А.: Я в этом плане поддержу Петериса Скудру, с ним полностью солидарен. Мы же не критикуем судий за то, что они судят неправильно. Мы немножко про другое говорим. И если мы об этом не будем говорить, у нас ничего не изменится. Мы так и будем топтаться на месте. Мы говорим о последовательности. О том, чтобы была четкая трактовка правил. Потому что мы сами с этим сталкиваемся. Ко мне ребята приходят и говорят: «А как нам играть, нас вчера вот за это не удаляли, а сегодня за это же получили 6 минут штрафа»...

Дехтярев В.: А судьи приходят, допустим, в раздевалку, что-то объясняют?

Николишин А.: Судьи приходят единственный раз в начале сезона, перед началом чемпионата.

Дехтярев В.: А в серии?

Николишин А.: Нет.

Дехтярев В.: В НХЛ перед сериями всегда арбитр заходит и туда и туда, всем объясняет, как он будет работать. И напоминает, что будет происходить, если не будут выполняться правила.

Николишин А.: Отсюда и весь сыр-бор идет. Потому что мы не знаем, кто и как нас будет судить. И за что удаляют, за что не удаляют. Поэтому и нареканий столько. Поэтому столько возмущений. Понимаете, есть два коллектива, в каждом из которых по 25 игроков, плюс тренерский штаб, плюс менеджмент. И вот эти люди горят желанием победить, горят желанием борьбы. Два человека просто убивают, либо вытаскивают одну или другую команду. Не должно такого быть. Поэтому Скудра критикует, и мы будем критиковать. И пускай, кто чего говорит, этика или еще что-то. Ребят, мы же не спрашиваем с вас, мы вас не пугаем, что вы не умеете. Вы давайте, как-то определитесь с правилами, со стандартами. Судите все в одном направлении! Сейчас сколько уже скандалов.

Дехтярев В.: В том-то и дело, что как раз регулярки прошли гладко…

Николишин А.: Ну как гладко? Я честно тебе скажу, мы после каждой игры отправляли не просто один момент, а по пять, по шесть моментов, причем идентичных. Два одинаковых момента. В одном случае дали, в другом случае не дали удаление. Мы хотим просто понять, за что удаляют и за что не удаляют. Как играть?

Дехтярев В.: Опять же, допустим в Канаде 32 тыс. арбитров. У нас в России 1815 хоккейных судей. Все! Их нет просто, получается. Ну, что такое, на 140 млн. на эти 84 тыс. всего 1815 арбитров! Даже до 2 тыс. не дотягиваем. Понятно, были моменты, я посмотрел, (ч. 4, 0:40) отработал в Москве, после Москвы поехал обслуживать вашу встречу «Новосибирск» - «Трактор» и потом полетел куда-то еще дальше. Понятно, что он вечером закончил в Москве работать.

Николишин А.: Кирилл Валерьевич правильно сказал, что нам нужно создавать центры, обучающие судей. У нас проблемы в учителях. Их реально нет. У нас некому обучать судейский корпус. Надо выходить из этого положения, надо привлекать, надо как-то делать условия для того, чтобы ребята, которые не попали в команду мастеров или не пошли в хоккей, чтобы они приходили в судейский корпус и там продолжали свою карьеру. Это работа. Работа, за которую платят и платят хорошие деньги. Нужно создавать такие центры обучающие. Потому что по-другому никак. У нас хоккей уходит вперед. То судейство до него не дотягивает. Приглашать иностранных специалистов? Да, почему нет? На адекватных условиях не просто приглашать судить, а чтобы они обучали нас.

Дехтярев В.: Пол Стюарт в КХЛ - это человек, который 1000 матчей отработал.

Николишин А.: Хорошо, но он занимается обучением подрастающего поколения судей. Он сейчас инспектирует, консультирует. Такой надсмотрщик над теми судьями КХЛ, который сейчас судят. И, так понимаю, что и там не все так гладко. Потому что в каждом матче столько нареканий, столько ошибок судейских… К сожалению, такой вот у нас сейчас уровень, ничего не сделаешь.

Дехтярев В.: Вернемся к челябинскому «Трактору». Руководство, курирующее «Трактор» и губернатор как отнеслись к тому, что команда не прошла в раунд №2? Как-то встречались, общались? Какие-то пожелания на следующий год прозвучали?

Николишин А.: Еще разбора полного не было, отчета мы еще не давали, он, думаю, будет в ближайшее время. Через два дня я лечу обратно в Челябинск. Как раз у нас будет совещание по этому поводу. И команда «Трактор» будет докладывать, и «Челмет» будет докладывать и «Белые медведи» у нас еще играют. Вдруг они у нас дойдут до финала и выиграют Кубок, мы все за это ратуем. И будут подведены итоги клуба.

Дехтярев В.: А Борис Дубровский приходил?

Николишин А.: Дубровский в раздевалку не приходил, но он был на матчах, мы к нему ездили несколько раз, встречались у него. Была договоренность, что перед началом плей-оффа он обязательно приедет к ребятам и напутствует их. Но так получилось, сами знаете, эпидемия гриппа ходит в области. Губернатор тоже приболел. Поэтому решили не усугублять. Все-таки встреча, мало ли что могло. Чтобы не разносить… Мы встречу перенесли. Тем не менее, заместитель губернатора постоянно держит руку на пульсе, постоянно приходит и в раздевалку, и беседует и с Гомоляко, и со мной, выказывает поддержку. И ребятам, и клубу. Поддержка сверху у нас идет очень хорошая, финансирование стабильное. Здесь грех жаловаться. Естественно, это и ребята чувствуют. Отдают отчет этому, стараются как можно лучше выполнять свою работу.

Дехтярев В.: Еще вопрос по тренерской работе. Какие-то наработки, которые сейчас используете, откуда их брали? В НХЛ, когда здесь в России играли?

Николишин А.: У меня двое пацанов, которых с четырех лет я воспитывал…

Дехтярев В.: Это другое!

Николишин А.: Оно все переплетается.. Они же были в командах. Я общался с тренерами, я ездил с ними на все соревнования. Плюс сам много играл, с разными тренерами работал. Это такой собирательный образ отовсюду. Плюс где-то свое видение, как игрока, свое примешанное. Таким Макаром выводили эту кривую, которая нас привела в «Трактор».

Дехтярев В.: А есть какой-то, ну скажем, не идеал, но человек, который повлиял на вас, на ваша решение стать тренером? На кого больше внимания обращали, когда в НХЛ играли?

Николишин А.: Каждый человек, каждый тренер, каждый игрок, который на пути попадался - я от каждого старался брать по максимуму. Вне зависимости оттого, в каких отношениях мы состояли. Дружили или нет, просто партнеры по команде или еще что-то. Мне всегда нравилось наблюдать за тем, как люди себя ведут. Что они говорят, какие действия предпринимают, как выходят из сложных ситуаций. Нестандартные какие-то вещи. Это всегда накапливалось. Я благодарен каждому тренеру, я знаю, помню по имени, отчеству, фамилии. И про каждого у меня есть свои какие-то истории, свои какие-то воспоминания. Поэтому кого-то одного выделять просто не хотелось бы.

Дехтярев В.: Кстати, мы сейчас ушли от этой темы. Вначале мы говорили по поводу того, что тренеры надеются на игроков. Между прочим, иностранные специалисты на эти грабли наступают постоянно. Сейчас вроде Майк Кинэн, что интересно, прижился в этой системе. Не знаю, каким образом ему это удалось. Но, по крайней мере, он как-то безболезненно вошел в «Магнитку». И в прошлом сезоне, и в плей-оффе действовал достаточно хорошо.

Николишин А.: Вы не забывайте, что у «Магнитки» был путь до Майка Кинэна. У них уже наработка была иностранных тренеров. И ребята были уже готовые по требованиям. Майк Кинэн не начинал с чистого листа. Он уже пришел на достаточно хороший фундамент, на котором можно твердо стоять. А то, что он специалист великий, он доказал это своими результатами, будучи еще в НХЛ и играя со сборной командой.

Дехтярев В.: Как относится ваше руководство к успехам еще одной команды из Челябинской области?

Николишин А.: Очень положительно относится.

Дехтярев В.: Положительно?

Николишин А.: Ни для кого не секрет, что наше руководство пришло из Магнитогорска. И все равно хотим мы этого или нет, они переживают. Это две команды области. И мы тоже переживаем за «Магнитогорск». Здесь нельзя отделять, мы близки друг другу. И когда у нас болельщики между собой ругаются, я понимаю это все, как «Динамо», «Спартак», ЦСКА… никто не хочет уступать. Но когда мы играем с разными командами, все равно мы должны реально болеть друг за друга. Все-таки в одной упряжке.

Дехтярев В.: На следующий сезон какие цели? Наверняка для тренера Андрей Николишина будут какие-то цели, самому себе поставленные: сегодня вошли в плей-офф, ну, оступились в первом раунде... Значит, в следующем сезоне надо войти в плей-офф и идти дальше, дальше, дальше.

Николишин А.: Мы ставим перед собой цель – Кубок Гагарина. Я просто по-другому не представляю и не понимаю тех людей, которые говорят: «Наша задача попасть в плей-офф»….

Дехтярев В.: Сначала надо попасть в плей-офф, а там уже дальше.

Николишин А.: Любая команда НХЛ ставит перед собой задачу выиграть Кубок Стенли. Есть промежуточная задача, есть основная. Ни один владелец клуба, ни один менеджер не скажет, что целть – попасть в плей-офф. Нет, все приходят для того, чтобы выиграть Кубок Стенли. А чем мы хуже? Мы должны быть лучше, естественно. Поэтому мы перед собой ставим Кубок Гагарина. Мы тоже реалисты. Мы понимаем, что с первого года выиграть Кубок Гагарина – это практически нереально. Это, может быть, возможно, но очень сложно. Должно очень много факторов сойтись. Но выстраивать работу, команду, и клуб так, чтобы добиться этого, к этому важно стремиться.

Дехтярев В.: Пожелаю удачи в следующем сезоне! Будем наблюдать за успехами.

лента новостей