26 Августа 2015 13:54

Плющев: Я не позволю унижать своих арбитров

Плющев: Я не позволю унижать своих арбитров

Дехтярев В.: Наверное, первый вопрос несколько общий. Что ждёте от нового сезона КХЛ? 


Плющев В.: Вопрос, в общем-то, не новый. Как правило, всегда перед сезоном задают именно этот вопрос. Ну, я думаю, все любители хоккея и все любители спорта в преддверии большого события – а я думаю, что начало восьмого сезона КХЛ действительно большое событие – всегда ждут красивых матчей, хорошей интриги, хороших голов, великолепного исполнительского мастерства. Как всегда, звучит вопрос: «А судьи кто?» Конечно же, хотят видеть чёткую, хорошую, я бы сказал, артистичную, работу наших арбитров. 

Дехтярев В.: Действительно. Тогда вопрос про фаворитов обсудим попозже. В любом случае, ваше мнение интересно. Хотелось бы подробнее узнать, в том числе нашим радиослушателям, что это за должность – главный судья. Чуть подробнее: как это? Что это? Да, мы привыкли, у нас был департамент судейского корпуса Континентальной Хоккейной Лиги, глава этого корпуса. Главный судья – что же это такое? 

Плющев В.: Главный арбитр. 

Дехтярев В.: Хорошо, главный арбитр – принимается. 

Плющев В.: Есть девять человек, которые, в принципе, отвечают за всё происходящее в судейском корпусе. А главный арбитр является человеком, который курирует работу судейского корпуса, отвечает за подготовку арбитров. Конечно, у него в штате достаточно много профессионалов. Много – это громко сказано, у нас не такой большой штат. Но всё это люди, которые преданы делу судейскому, прошли все свои горнила, начиная арбитрами, работали в своё время и в Молодёжной лиге, и в Высшей лиге. Потом, когда у нас была профессиональная хоккейная лига – в те года. То есть, это люди, непосредственно связанные с судейством от начала до конца. И всё, что делается нового, всё делается, грубо говоря, в рамках судейского департамента. 

Дехтярев В.: Это всё входит в КХЛ, МХЛ, ВХЛ? Везде? 

Плющев В.: Сейчас это единая структура, у нас Молодёжная Хоккейная Лига, Высшая Хоккейная Лига, Континентальная Хоккейная Лига и даже Женская Хоккейная Лига. Всё это у нас в едином кулаке. Для чего? Для того, чтобы прослеживать рост молодых арбитров. Чтобы не получилось так, чтобы кто-то кому-то понравился, а кто-то кому-то не понравился. Здесь ступенчатая структура, когда арбитров начинают отслеживать от начала их карьеры в Молодёжной Лиге. Потом они переходят в Высшую Лигу. Из Высшей Лиги переходят в Континентальную Лигу. Не автоматом. А только те арбитры, которые себя заявили, проявили и хотят продолжить свою карьеру в судействе. Естественно, растут на глазах, как говорится. 

Дехтярев В.: Конкретно вы будете осуществлять… Надзор – наверное, не совсем правильное слово… Но вы будете следить за работой всех этих арбитров? Будете принимать какие-то меры в случае чего? 

Плющев В.: В принципе, на меня возложены такие функции. Но основная моя функция - организовать процесс таким образом, чтобы арбитры, которые уже есть, которые в рамках своего рейтинга, имиджа выполняли работу достаточно качественно и с большим удовольствием и желанием. Да, естественно, помимо всего прочего, необходимо не допустить, грубо говоря, необоснованных претензий к арбитрам. Потому что это тоже вредит. Считайте, это как моя хоккейная команда. В том числе, прослеживать процесс, когда ребята из одной лиги перетекают в другую, чтобы не потерялись интересные арбитры. Потому что человеческий фактор: у всех свои проблемы, свои возможности… Естественно, многое будет зависеть оттого, какой рейтинг они будут заслуживать. 

Дехтярев В.: А как этот рейтинг будет формироваться? Из чего он будет строиться? 

Плющев В.: Это большая ступенчатая работа. Перечислять все? 

Дехтярев В.: Нет, не все, но основное. 

Плющев В.: Есть какой-то стаж судейский – это уже определённый рейтинг. Есть одногодка, который только начал судить. Есть арбитр, который уже работает пять лет. Есть арбитры, которые прошли через ступени Молодёжной Лиги, Высшей Лиги, КХЛ. Арбитры, которые попадают в гладкий календарь, но почему-то не попали в плей-офф… Ну, не почему-то – есть причины, по которым не попали в плей-офф. В плей-оффе отработали, в плей-оффе есть ещё полуфинал, финал. Естественно, Губок Гагарина, который надо отрабатывать. Судьи, которые работают на международной арене с молодёжными командами, то есть, на Чемпионатах Мира… 

Дехтярев В.: Внушительный список… 

Плющев В.: Поэтому я не хотел бы всё это дело перечислять. Не потому что это секретно, а потому что это действительно большой список. 

Дехтярев В.: Кто у нас сейчас лидирует по этому «секретному» рейтингу? 

Плющев В.: Мне не хотелось бы сейчас выговаривать… Фамилии эти на слуху, они известные. Это те ребята, которые привлекались на Чемпионат Мира в Прагу. А их было три главных арбитра, один линейный. Плюс у нас ещё арбитры, которые входят в первую десятку рейтинга КХЛ, которые заработали себе это право в процессе прошлого сезона. То есть весь прошлый сезон как бы раскладывался на предварительный матч, гладкий календарь, матчи первого плей-оффа. И, естественно, финал. Всё это складывается в те ступени, когда всё чётко: вот эти вот ребята – не потому что самые лучшие, а потому что на сегодняшний день они были лучше. Ещё раз говорю, у нас порядка 10-15 арбитров, которые входят в рейтинг. 

Дехтярев В.: Сейчас, в преддверии старта регулярного чемпионата, в преддверии восьмого сезона, были ли с арбитрами какие-то семинары, где говорили, на что требуется обратить больше всего внимания? Ведь у нас появились некоторые изменения в правилах. На это напирали, говорили, что именно арбитр должен? Понятно, что нарушения он должен фиксировать все. Но, может, плюс к этому на что-то ещё особенно смотреть. Возникают спорные вопросы, обычно, когда игрок находился или не находился в площади ворот. Была такая тема, которая затронула просто всех. 

Плющев В.: Ну, здесь вопрос такой… Понимаете, есть вещи, которые не обсуждаются и не дискутируются. 

Дехтярев В.: Согласен. 

Плющев В.: Это правила ИИХФ, которые чётко определены. И по которым, в принципе, мы и работаем. То, что касается всех новшеств, которые есть. Естественно, у нас перед сезоном проводился большой сбор судей, как линейных, так и главных. Сбор был разделён поэтапно. Там ребята сдавали спецтесты, которые подразделялись на тестирования на земле, тестирования на льду… Тесты эти были апробированы в московском центральном институте физкультуры. Тесты эти по общефизической подготовке проводили на футболистах, в том числе на судьях футбольных. И, как нам сказали специалисты, которые принимали, физическое состояние хоккейных арбитров лучше. 

Дехтярев В.: Это радует! 

Плющев В.: Нас тоже это порадовало! Потом были специфические тесты, которые арбитры сдавали на льду. Достаточно сложная подготовка требовалась от арбитров: владение коньками, владение телом. Артист должен уметь владеть телом, а арбитр – человек на которого смотрят. Если он выходит со скрюченной спиной, наверное, он не будет хорошо смотреться. Поэтому достаточно сильная программа, в том числе теоретическая. Это было связано с разбором очень сложных игровых моментов прошлого сезона, с разбором игровых моментов на международной арене, всего того, что было на Чемпионате Мира. Арбитры наглядно видели, сами высказывали своё мнение. А потом договаривались, как это должно быть. После всей этой программы, которая была пройдена, они сдавали контрольные тесты – достаточно жёсткие. Мне сказали, что я тяну на троечку. 

Дехтярев В.: (смеётся) 

Плющев В.: Но я посчитал, что для тренера достаточно. Тем более, там есть некоторые профессиональные термины, которые я ещё не понимал. 

Дехтярев В.: Очень много у нас было нареканий по работе арбитров в прошлом году. Хотя с другой стороны некоторые нарекания и некоторые претензии мне казались необоснованными. Были претензии, которые были обоснованы. Были претензии, которые всё-таки брошены сгоряча. Генеральные менеджеры иногда говорили всякое. Матч только закончился, кто-то подходит, быстрый идёт комментарий: «Вот, судья виноват, всю игру нам сломал!» Ну, как это обычно бывает. Вам, думаю, это знакомо. 

Плющев В.: Вполне. 

Дехтярев В.: Тему затронули про спорные моменты. Всё это обсуждалось, обговаривалось? Сделали какие-то судьям напутственные слова перед сезоном? 

Плющев В.: Я еще раз говорю, во-первых, у нас была проведена очень большая работа в рамках подготовки судей к этому сезону. Было очень много теоретических выкладок, которые были связаны в первую очередь с тем, что у нас готовится программа по запуску судейской академии. И эти вопросы и через эту призму рассматривались. Потому что многие арбитры у нас будут привлекаться в эту академию судейства для того, чтобы делиться опытом с молодыми судьями. Что касается конкретики, я могу сказать, что на этих сборах у нас была встреча, мы пригласили официальных лиц из клуба. Это были или генеральные менеджеры, или менеджеры, или помощники менеджеров. И те, до которых мы довели новые трактовки правил. Мы им показали наглядно. 

Дехтярев В.: Это касается назначения буллитов? 

Плющев В.: Да. И это касается применения силовых приёмов сзади, то есть ударов по ногам – это будет очень жёстко караться. Атака вратаря будет очень жестко караться. 

Дехтярев В.: Это то, о чём мы говорили – нахождение игрока в площади вратаря. 

Плющев В.: Да. Хоккеисты, иногда понимая, что не могут обыграть вратаря, делают имитацию наката на вратаря и вместе с вратарём как бы вкатываются. 

Дехтярев В.: Да и вратари у нас хитрецы – могут где-то и подтолкнуть. 

Плющев В.: И вратари хитрецы. Вот в этих вопросах как раз судьи будут разбираться жёстко. Предупреждены были руководители клубов о том, что атака вратаря во вратарской площади всегда будет караться очень жёстко. Жёстко будет караться атака сзади. Какой бы вид не был. Особенно, когда идёт подножка сзади по опорной ноге, когда игрок даже не ожидает этого. Всё это связано с большими травмами. Всё это было доведено до менеджеров, до представителей клубов. Было сказано, что мы показали, за что мы будем судить, и судить мы будет именно так. И больше нам не задавайте вопросов. Но может, это всё-таки не такой большой штраф. Это не тянет на пять и двадцать ребят. 

Дехтярев В.: Чуть подробнее хотел бы узнать, во-первых, про буллиты. Буллит будет назначаться, если чистый выход, нет игрока обороняющейся команды рядом… 

Плющев В.: Я быстро сразу поясню. 

Дехтярев В.: Да, чтобы наши радиослушатели поняли… 

Плющев В.: Буллит по новой трактовке правил считается только тогда, когда перед атакующим игроком нет ни одного игрока соперника – даже в углу. Перед ним должен быть только вратарь. И если идёт атака игрока именно сзади, если игрок, который находится с ним не параллельно, а сзади него, слева, справа, но не на одной диагонали, то это буллит. Если же он находится сбоку или с ним находится в контакте, в борьбе, то это не буллит, это две минуты. Поэтому пускай болельщики не волнуются, будем трактовать только так. 

Дехтярев В.: Тогда следующий вопрос по поводу ударов в область головы, шеи. Очень много возникало всяких, скажем так, вопросов. Вроде как удар в область головы или шеи – в прыжке или не в прыжке, например, такому хоккеисту, как Артюхину прыгать никуда не надо. У него итак локоть на уровне головы или шеи. Ну, почти… Так вот здесь возникал вопрос: вроде как игрок падает, ему плохо, уходит с площадки. Но буквально в следующей смене появляется обратно. С одной стороны, по правилам удар был. А с другой стороны, игрок-то вернулся обратно… И не всегда тут можно увидеть, был ли чёткий удар. Потому что иногда и в плечо попадают. Габариты у всех разные, игрок может упасть. И тут не поймёшь, был ли удар в область головы или шеи. Игрок валяется скрюченный, «скорая» приезжает, хотят его забрать. А потом человек выходит в следующей смене играть. А одного-то уже удалили… 

Плющев В.: У вас в одном вопросе сразу три. 

Дехтярев В.: Давайте по порядку. 

Плющев В.: Значит, удар в область головы или шеи – это удаление, его никто не отменял, оно считается жёстким, потому что это может привести к совершенно необратимым последствиям. В этой связи возникает вопрос. Перехожу на Евгения Артюхина. Да, это мощный игрок. Мощный, очень сильный. 

Дехтярев В.: Не всегда рассчитывающий свою силу. 

Плющев В.: Не всегда его оценивают объективно, потому что, когда летит такая «машина», всегда боятся, поэтому свистят раньше, чем положено. Но существует пунктик в правилах, который говорит о том, что игрок должен предвидеть возможность нанесения травмы. Женя, как правило, показывает: «Я, - говорит, - целился в плечо, а попал в голову…» Но это же ты бил в плечо! И ты попал в голову! Оттого, что у тебя рост такой большой, ты должен предвидеть, что, если ты вкатываешь в голову, не важно, внизу руки или нет – это нарушение правил. Это не только Евгения касается. У нас много высоких, мощных игроков… Поэтому я ещё раз говорю, здесь все должны понимать, что даже, если игрок, грубо говоря, не поднимает руки, не выставляет локоть, но всё равно плечом попадает в область головы или шеи, это две минуты. Вот и всё. Поэтому игрок, который идёт в атаку, он должен предвидеть последствия своего силового приёма. А, значит, он должен занять такую позицию, чтобы не нанести травму сопернику. 

Дехтярев В.: Если вроде как ударили, а ничего – вышел? Это же как «колено в колено». 

Плющев В.: Это очень серьёзный вопрос… Многие руководители поднимали этот вопрос. Есть такой термин, чисто профессиональный… Перейду на хоккейный сленг. Спортсменов таких называют «рыбачки». Вот сейчас мы приняли такое решение о том, что, во-первых, они будут наказываться даже, если судья просмотрел. А судья всегда может просмотреть момент из-за динамики игры. Он может среагировать на удар, но он не видел начала момента, не видел последствий. Есть «рыбачки», которые начинают за голову хвататься, перчатки в разные стороны кидать… 

Дехтярев В.: Причём не за те места даже хватаются, куда ударили… 

Плющев В.: Не очень красиво. Очень многие спортсмены, хоккеисты сами не любят такие дела. И руководители не любят. Особенно те, которые играли, те, которые прошли через горнила и знают, что хоккей – это мужская игра, а не фантики. Сейчас принято такое решение, что если просмотровой комиссией даже после игры будет зафиксирована симуляция на площадке, то в отношении игрока будут вынесены определённые санкции – финансового плана или ещё какие-либо в соответствии с регламентом. И фотографии этих «рыбачков-артистов» будут вывешены на хоккейном портале судейства. 

Дехтярев В.: (смеётся) 

Плющев В.: Нужно, чтобы этих «рыбачков» все знали и, думаю, тогда мы сможем избежать такие моменты, потому что никому не захочется висеть на этом портале. Знаете, это как было раньше «не проходите мимо». 

Дехтярев В.: Да-да, была доска почёта и, наоборот, где нарушители. 

Плющев В.: Иногда эта симуляция приводит к большим последствиям, наказывают игрока, который не виноват. А самое главное, иногда бывает, что это влияет на результат матча. 

Дехтярев В.: Вы, в общем-то, практически всю свою хоккейную жизнь провели, скажем так, с одной стороны бортика. Сейчас вы, можно сказать, встали по другую сторону. И нередко также критиковали арбитров. Что греха таить? Было дело. Сейчас вашей задачей будет защищать этих арбитров. В этой связи те, кто критикуют – это Андрей Викторович Назаров – человек этот бывает очень несдержан. К ним будут применяться дополнительные санкции? Ведь Назаров уже попадал под штрафы, причём достаточно серьёзные. За ними будут пристальнее наблюдать? Вообще, как относиться к критике арбитров? Штрафовать, может быть? 

Плющев В.: Давайте, я с конца начну. Во-первых, никакой слежки ни за кем мы вести не собираемся. Есть регламент, который чётко определяет и позицию арбитров, и позицию тренеров, позицию руководства клуба. Что-то другое придумывать мы не собираемся. Все действуют в рамках того регламента, который был утверждён. КХЛ поработал над этим планом очень серьёзно. Потому что больше четырёхсот, по-моему, поправок в этот сезон было внесено, обсуждалось с клубами… Работа была просто колоссальная. 

Дехтярев В.: Все всё знают. 

Плющев В.: Ничего искусственного придумывать не будем или за кем-то устанавливать слежку, куда-то микрофоны пихать… 

Дехтярев В.: Микрофоны не надо! 

Плющев В.: Если арбитры будут фиксировать, будем говорить так, неадекватное поведение тренеров или руководителей клубов, или ещё что-то, это будет докладываться рапортом, а потом будет разбираться определённое комиссией. Если это будет подпадать под определённые нарушения, естественно, они будут наказываться. Я вам могу так сказать, раз вспомнили мою определённую профессию, тренер – тот человек, который должен помогать своей команде любыми доступными средствами. Естественно, любой тренер, выходя на площадку, смотрит, насколько психологически он может воздействовать на арбитра, а насколько нет. 

Дехтярев В.: Но сейчас вы будете с другой стороны. 

Плющев В.: Ну, это совершенно нормально. Я и прессе говорил, что не позволю своих арбитров унижать или неадекватно к ним относиться. Или предъявлять претензии на чистом месте. Да, действительно, бывает в эмоциях, когда команда проигрывает… 

Дехтярев В.: Кто в первую очередь виноват? Арбитр! 

Плющев В.: Надо что-то сказать ведь. Никто ведь никогда не скажет из тренеров: «Вы знаете, я три раза игрока выпустил шестого на площадку. Нам из трёх удалений два забили…» Он же так не скажет. И менеджер не скажет: «Мы планировали взять голеадора, а взяли человека, который за полсезона отдал один пас и то непонятно кому». Он же не скажет! Кто виноват? Судьи. Во всём виноваты судьи. 

Дехтярев В.: Как обычно. 

Плющев В.: Самое главное, тот плей-офф, который прошёл в прошлом сезоне, он лишний раз доказал, что к арбитрам начинают относиться немножко по-другому. Люди видят тяжелейшую работу, когда арбитр находится постоянно в игре, в сильной среде: слева трибуна, справа трибуна... 

Дехтярев В.: Тут скамейка, там скамейка… 

Плющев В.: Справа за других, одни в центре, те и другие всегда против арбитров… Но ту работу, которую ребята осуществили – в полуфинале, в финале, в четвертьфинале плей-оффа, и в последних играх перед плей-оффом. Я со многими специалистами говорил. Они говорят: «Честно сказать, мы не ожидали такого судейства, нам было всё ясно, понятно, прозрачно». Арбитры давали понять, как они будут работать. Они давали и в одну и в другую сторону одинаково за одни и те же нарушения. Самая главная моя задача именно в том, чтобы добиться от арбитров, чтобы была единая трактовка правил. В любой игре арбитр вышел на площадку и должен быть на ней не лишним человеком, но вмешиваться в необходимый момент. И правильно вмешиваться. Тогда будет всё нормально. А сколько команда получает штрафов, по тем понятиям, которые судились раньше… Я не буду называть фамилии достаточно уважаемых людей, которые говорят: «О, три удаления было с этой стороны, надо сейчас дать также с другой…» Вот этого не будет! Этого не было уже в прошлом сезоне, когда в овертайме получали люди штрафы, больше штрафы. Некоторые руководители разводили руками, мол, разве можно в овертайме удалять. Я говорю: «Ребят, откройте правила, покажите, где написано?» Есть овертайм, есть общее время для игры, но правила – едины. Если в овертайме человек выбегает один на один, и срывается атака, то это или две минуты, или буллит. Но никак там не сказано, что если голову оторвали – удалим, а если не оторвали, то бог с вами – играйте, как хотите. 

Дехтярев В.: Это точно… Чуть поподробнее по теме, которой уже немного коснулись. Хоккейная академия судейства – что это такое? Что она будет в себе нести? Для чего она создаётся? 

Плющев В.: Вы знаете, КХЛ проанализировала существующий порядок дел у нас в судействе, всё, что у нас связано с судейством. И пришли к выводу о том, что у нас недостаточно квалифицированных арбитров. Мало того, что недостаточно квалифицированных, у нас нет системы подготовки арбитров. Есть расчленённые структуры – где-то в Сибири готовят, где-то на Урале… Что-то типа курсов. Было принято решения о создании академии судейства, которая должна включать теоретическую часть, практическую часть. Где должны обучаться те молодые люди, а, может, уже и немолодые люди, которые хотят посвятить себя судейству. Для этого нужна была программа, нужно было разработать теоретическую часть, практическую часть – всё, что связано с академическим учебным процессом. Это было сделано в достаточно жесткие сроки. Потому что требовательность была очень серьёзная. Люди до двенадцати ночи разрабатывали все эти программы. Программы доложены были, сейчас обсуждаются. Уже две ступени обучения отработаны. С Федерацией Хоккея Москвы именно КХЛ сейчас контактирует в этом плане. У них есть свои наработки, своё видение и понимание, достигнуты уже договорённости... В принципе, работается плотно. Я думаю, с нового сезона, где-то с середины сентября эта школа заработает, заработает не просто, как курсы подготовки юных арбитров, а как академия, которая будет готовить арбитров в плане перспективы в ВХЛ, естественно, КХЛ. Плюс разрабатывались курсы повышения квалификации арбитров. То есть там, где арбитр имеет опыт, практику, но он хочет повышать свой профессиональный уровень – для этой категории арбитров тоже есть своя ступень по подготовке и повышению мастерства. И третья ступень ещё разрабатывается, это будет «идеальная вещь». Мы хотим на международном уровне создать третью ступень, где арбитры не просто достаточно хорошего уровня, но и международного класса, которые здесь могут повышать своё мастерство чисто профессионально. А то, что наших арбитров ценят и уважают в мире, показал последний Чемпионат Мира. Наших представителей там было большее количество. Наших арбитров с удовольствием приглашают работать за рубеж. У нас сейчас молодой арбитр уехал в НХЛ. Я думаю, у нас достаточно хороших, мощных арбитров. 

Дехтярев В.: Появляются у нас иностранные специалисты. Правда, финский арбитр Юри Рённа в этом году не будет работать на матчах КХЛ. Но, я так понимаю, будет другой финский специалист. Из-за чего это происходит? У нас не хватает своих?

Плющев В.: Это достаточно заслуженный арбитр, мы бы с удовольствием с ним продолжили бы наше сотрудничество. Дело в том, что он очень долго рассматривал наше предложение. Потому что ему поступило предложение и из Федерации Хоккея Финляндии возглавить такой же департамент, какой сейчас возглавляю я. Он долго взвешивал. Ему очень нравилось работать в нашей лиге. Я могу сказать, что все иностранцы, которые работают у нас, уже немножечко овладевают русским языком. Когда с ними начинаешь общаться, они говорят: «Владимир, КХЛ – это нечто! Чемпионат Мира – мы там отдыхаем». Действительно, напряжение, публика, переполненные трибуны, отдача, весь этот ажиотаж. Мы же эмоциональные. Русские не могут, как японцы просто сидеть и хлопать в ладоши. Нам надо что-то другое. Что касается арбитров… Знаете, когда приглашаем арбитров… Мы же приглашаем студентов, которые обслуживают матчи студенческой лиги. И мы приглашаем арбитров с международным именем. У них есть своя культура, свой уровень, свой рейтинг, свой имидж. Естественно, каждый судья вносит определённую лепту. Обмен между арбитрами. Наши отправляются туда судить, мы приглашаем сюда арбитров. Сейчас у нас по обмену, помимо тех, с кем мы уже заключили договора на этот сезон, трое официальных, по четвертому мы сейчас работаем. Он нам дал согласие. Мы пока об этом вслух сильно говорить не будем, потому что есть проблемы с выездными документами... Но у нас будет еще четыре арбитра работать и из ведущих федераций хоккея по программе ИИХВ. Это программа по обмену судей в рамках еврокоманд. То есть это Швеция, Финляндия, Чехия, Словакия, Россия, Германия, Швейцария… В нашем первенстве ещё четверо человек будут работать… 

Дехтярев В.: Пора уже говорить о судьях-легионерах… 

Плющев В.: Я думаю, нам хватит. Нагрузка на ребят очень сильная. Понимаете, что значит, провести свыше 50-ти матчей в гладком календаре, связанных с перелетами? Многие как воспринимают арбитра? Он вышел, а многие не понимают, что вчера он судил в Санкт-Петербурге, а завтра он будет судить во Владивостоке. 

Дехтярев В.: У меня был такой случай, летел из Новосибирска с Булановым. Он бежал из аэропорта и пересаживался на другой рейс, летел куда-то через Москву транзитом в другой город. Было дело. 

Плющев В.: Поэтому я и говорю, что это сильная нагрузка на ребят. Здесь определённое количество матчей тоже играет большую роль. Поэтому мы не то, чтобы отдаём предпочтение иностранцам. Мы, конечно, отдаём предпочтение нашим. Естественно. Наши арбитры очень высокого уровня. Но обмен должен быть. Это обмен культуры поведения, нахождения на площадке и даже вне её. Это тоже определённые моменты. Это, я думаю, нормальное явление, в общем-то. 

Дехтярев В.: Ещё один важный вопрос. В прошлом сезоне возникали ситуации, когда тренерский штаб или менеджмент просили, например, не назначать больше какого-то арбитра – не будем говорить фамилии… Ну, просто не понравился им человек с такой фамилией, как-то он плохо отработал, и они просят не назначать его на матч с участием своей команды. Как-то сейчас эта ситуация будет урегулирована? Вдруг подойдёт Роман Ротенберг и скажет: «Вот этого арбитра не назначайте на матч со СКА». 

Плющев В.: Вы знаете, такие моменты… 

Дехтярев В.: Их много было в том году. 

Плющев В.: Много не было… 

Дехтярев В.: Но в прессу просачивалось… 

Плющев В.: В прессу просачивалось. Кто-то там чего-то говорил… Ко мне мало подходили. 

Дехтярев В.: Но вопросы же были? 

Плющев В.: Здесь ситуация такая. Есть претензии, которые мы можем не знать, всё-таки, это жизнь. Могут какие-то ситуации жизненные быть… Если мы видим, что ситуация не «криминального» значения, но претензии вызваны не профессиональной деятельностью арбитра, а чисто личностью… 

Дехтярев В.: Не понравился, да? 

Плющев В.: Ну а что делать? Бывают такие моменты… Все спортсмены суеверные, говорят: «Вы знаете, три игры мы с ним работали, и три игры с ним проиграли…» Я говорю: «Ну, это же не говорит о его профессионализме!» - «Нет, нет, нет! У нас к нему претензий нет. Просто вот так складывается». 

Дехтярев В.: Что делать в такой ситуации? 

Плющев В.: Понимаете, жизнь есть жизнь. И всегда возникает проблема. Сейчас разрабатывается новая электронная программа назначения: параметры вкладываются. Без человеческого фактора всё равно не обойтись. Но машина будет выдавать на игру три или четыре арбитра, которые в состоянии работать и на хорошем уровне. 

Дехтярев В.: О ваших фаворитах регулярного чемпионата. Кто на ваш взгляд? Все сейчас называют своих фаворитов. Скажите коротко, кто, на ваш взгляд. 

Плющев В.: Главному арбитру неприлично. 

Дехтярев В.: Но ведь вы ещё и заслуженный тренер! 

Плющев В.: Но скажут-то, как? Плющев сказал, что вот эти вот, значит, все судьи будут работать на эти команды. А меня со многими клубами связывают очень многие приятные и тесные минуты. Я сам воспитанник Центрального Спортивного Клуба Армии, прошёл великолепную школу у таких педагогов, как Александр Николаевич Виноградов, Борис Павлович Кулагин, Константин Борисович Локтев. Конечно, Анатолий Владимирович Тарасов. Потом меня судьба связывала с московским «Динамо», с Владимиром Владимирович Юрзиновым. Я под его руководством стал обладателем кубка СССР. Потом, как тренер, я работал в командах, и в казанском «Ак Барсе», где у меня самые добрые отношения остались с этими людьми. И в Череповце, в «Северстале». Я могу так сказать: я думаю армейские клубы будут в этом году опять выяснять свои отношения… Но к этой компании обязательно, наверное, добавятся и другие клубы. Я думаю, что «Магнитогорск», наверное, будет пытаться возродить те былые традиции, которые он имел. Я думаю, что и омичи, и казанцы, очень много клубов, которые будут в этом сезоне ставить перед собой большие задачи. Надеемся, что и московский «Динамо», и новый клуб «Спартак», который победно шествовал по всем турнирам губернаторским, не потеряет свой темп. И под руководством Валерия Каменского, который любил забивать, будет забивать очень много. Будем надеяться, что этот сезон будет интересным, красивым. Думаю, будут и проблемы определённые. Не бывает так, чтобы всё было хорошо, всё гладко. Просто надо сделать так, чтобы этого было в меньшей степени.

лента новостей