1 Сентября 2015 17:01

Сергей Шубенков: многие удивляются, но барьерный и гладкий спринт – это очень большая разница

Сергей Шубенков: многие удивляются, но барьерный и гладкий спринт – это очень большая разница

Победитель чемпионата мира 2015 года в беге на 110 метров с барьерами Сергей Шубенков рассказал Спорт FM о том, что в барьерном и гладком спринте существуют существенные различия.


Золин А.: Эта дистанция, 110 метров с барьерами, они никогда не была нашей. Откуда взялся этот уникум – Сергей Шубенков? 

Шубенков С.: У меня есть ближайший конкурент – Константин Шабанов, но он в этом сезоне пробежал 13,60 с небольшим, следующий за ним уже 13,80, 13,90. Как ни странно, как раз, когда мы с тренером выбрали эту дистанцию, у нас и появился такой конкурент как Константин Шабанов. Он на год старше меня, и мы с ним соревнуемся с юношеских лет, и он у меня все выигрывал. И он, кстати, чемпион мира среди юниоров. Но вот мы прошли юношей, юниоров, молодежь и я стал, так скажем, слегка "поджимать". Сейчас, соответственно, я все выигрываю. Кто его знает, вот если бы не было у нас все эти годы Константина Шабанова, вот там вот впереди, получилось бы у меня тогда вот так бежать сейчас, здесь, и так быстро? Так что совершенно нельзя говорить, что никого не было. Были! 

Золин А.: Понятно, что были, но ни на каких международных соревнованиях мы даже в призах на этой дистанции не были. А тут – раз, и человек чемпион мира! 

Шубенков С.: Конечно огромное спасибо моему тренеру Сергею Александровичу Клевцову, он все это увидел во мне, придумал. Для многих удивление – барьерный спринт и гладкий спринт – разница колоссальная, спрашивают – чем? Между барьеров расстояние всегда одинаковое – девять с небольшим метра, которое в два шага ну никак не преодолеть. Надо бежать в три. На гладком спринте бег более развязный, такой широкий, и из-за этого быстрее бежишь. И когда я бегу гладкие дистанции получается со стороны, что как будто я очень мелко часто и словно на одном месте бегу: коленки вверх поднимаю, а голень вперед не выношу. В принципе, я всегда так бегал, тенденция у меня такая была. И тренер это увидел, разглядел, и мы решили попробовать, вот – получилось. Плюс еще, к тому же, он говорит, что я этих барьеров не боялся никогда. Я прям летел в барьер, и даже если бился, то, ну, да, больно, но я дальше продолжал в них лететь. 

Золин А.: Ну, сумасшедшего выбрали, получается так? 

Шубенков С.: Ну, на мой взгляд, какой-нибудь шест или многоборье – это более сумасшедший вид спорта, так что мы остановились на мягком варианте (смеется). 

Золин А.: А почему ваш тренер всегда стоит у первого барьера? В чем смысл? 

Шубенков С.: В том, что нас на старт выводят заранее, примерно минут за десять, чтобы мы установили колодки в нужное положение, и попутно с тем как ты устанавливаешь колодки надо попробовать разбежаться до первого барьера, попробовать тот самый, который самый сложный. И он стоит, собственно, это все наблюдает, последние какие-то коррективы и подсказки мне дает, ну, и засекает, для статистики. 

Дроздов А.: Тандем тренер-спортсмен – это важно. И, читал высказывание главного тренера сборной Юрия Борзаковского, который сказал, что нужно обязательно приходить, советоваться с тренером чемпиона. И кто-то вас умудряется, и тебя, и тренера учить. 

Шубенков С.: Вы знаете, как чего-нибудь выиграем, так советчиков появляется море. Меряют мои шаги, мол, сделайте вот это и это, а вот здесь вы сделали неправильно, а если вы сделаете вот так, как я вам предлагаю, вы пробежите 12,50. И несмотря на то, что мировой рекорд 12,80, и три десятки – это просто трамвайная остановка, как у нас называется. Но, конечно, что, я нашел своего тренера, а он нашел меня, все это в Барнауле произошло, это, конечно, большая удача. Я не знаю такой случай, мне кажется, вообще один на миллион! Он рос вместе со мной, и я это прекрасно вижу! Прекрасно вижу насколько человек в своей профессии, как ему интересно и, по большому счету, не так и важно за какую зарплату он работает. Мне кажется, что он и без зарплаты все то же самое будет делать.

лента новостей