6 Ноября 2013 14:33

Тарпищев: «Честно говоря, для меня это самый тяжелый год»

Тарпищев: «Честно говоря, для меня это самый тяжелый год»

- Шамиль Анвярович, у Вас сейчас какое настроение?

- Абсолютно нормальное. Это у меня десятый приз, между прочим. И в ситуации как сегодня я уже бывал. Сегодня я доволен, потому что все это произошло с молодежью, которая приобрела очень богатый опыт. И сам факт, что они сегодня рвались в бой и даже пара очень хотела играть по-новому, просто это молодежная пара и она расстроилась, что она не играет. Это показатель того, что все стремятся играть и это, наверное, самое лучшее лекарство.

- Сложные условия, понятно, что проблемы с календарём, проблемы с контрактной системой, как вы говорили. Но в принципе есть ощущение, что следующий год не будет повторением вот этого сезона?

- Если поручение президента будет выполнено, то, я думаю, все проблемы решим. Если нет, то будет все тоже самое.

- Невозможно договариваться с игроками, если нет контрактной системы?

- Дело в том, что для игрока главное собственное благополучие в рейтинге. Потому что разница в попадании, допустим в десятку, в пятнадцать, двадцать или двадцать пять — это влияет на весь сезон. Потому что если ты высоко стоишь, то помимо того, что ты много зарабатываешь из-за рейтинга в течение года, по контрактам, а не только на призовых, это дает возможность планировать мероприятия, соревнования. И готовиться к тем четырем чемпионатам мира, которые являются целью каждого спортсмена по жизни. Поэтому и любое выпадание из двадцатки, как в этом году происходит у Павлюченковой и Кириленко — это невосполнимые потери, которые не компенсирует игра в Кубке Федерации.

- У вас все равно сегодня была надежда перед первым матчем Алисы и Эрани?

- После вчерашнего поражения очень маленькая, но, в силу того, что игра на грунте абсолютно не подходит для того чтобы выигрывать.

- После утренней тренировки определили, что именно Клейбанова будет играть или вечером?

- Вчера еще. Потому что все равно других вариантов не было. На что тут надеяться.

- Как Саша это восприняла, когда вы ей это сказали?

- Как раз по одиночке это понимание полное. И в команде даже в первый день, когда были проведены собрания, которые я не люблю проводить, на все объяснили. В данном случае было определенно, что нет никаких обид. Их не должно быть в силу того, что мы все хотим выигрывать. Поэтому в данном случае тренер просто объективнее, чем игроки.

- Что будем делать реально в следующем году в Хобарте? Вы должны как член МОК быть в Сочи. Уже знаете точно, кто Вас будет заменять?

- У женщин вообще полная взаимозаменяемость. Есть Мыскина, есть Савченко, которые вполне могут без меня работать.

- Но это же, я надеюсь, не означает, что вы хотите медленно, но верно отойти от руководства сборной?

- Я думаю, что если у них будет такое желание, то я не вижу в этом проблем. Мыскина или Савченко. То есть смысл такой — я готов всегда помогать и ездить на Кубок Федерации. Но все равно когда-то надо же предпринимать этот шаг.

- Просто есть ощущение, что если вы сейчас оставите женскую сборную, если мы про Кубок Федерации говорим, с такими проблемами с календарём и с контрактной системой, ситуация как минимум не улучшится.

- Мы и бьемся за то, чтобы поручение было выполнено или сделано, тогда будет все нормально. Я немножко на сегодняшний день идеализирую, но если не будет, я все равно не уйду и буду с командой, буду помогать, чтобы не было этих катаклизмов, которые на сегодня есть. Но это тема очень сложная и она связанна со многими составляющими. Даже здесь, после того когда мы приехали на этот турнир, уже Павел Акиев сделал выводы и поменял сроки проведения на свободную неделю. Но они наезжают на отпуск. Это тоже улучшает ситуацию, но не обязывает или не дает возможности всем игрокам сказать «да», что эта неделя очень благоприятная для них. Поэтому лучше все-таки контрактная система, где люди знают, легко могут спланировать, как играть, почему играть и за что играть. Когда вот эти три вопроса будут решены, тогда с полной долей ответственности можно говорить, что команда всегда будет в форме к конкретному матчу. У нас команда неплохая, думаю, еще многое можем сделать. Когда я шел на внеочередные выборы, у меня тоже была дилемма «идти или не идти». Ну, устал, устал. Меня поддержало только то, что я пошёл. Потому что мы регионам, казалось бы, не помогали в течение четырех лет, а никто же против не проголосовал, значит что-то в этом есть, что мы проповедуем, правильно? Это, наверное, было определяющим, что я пойду на выборы. Когда ты был наверху, это золотое десятилетие было с 2001 по 2010 год, казалось, что это надо развивать. А тяжело терять. Потому что мы многое теряем и сегодня продолжаем терять. Не хочется на выходе оказаться в той ситуации, когда будут считать, что я их завалил. Как сделал, так и завалил. Поэтому с этой позиции и хотелось бы идти вперед, а не тормозить падение.

- Еще про Кубок Федерации хотела спросить, про следующий сезон. Шарапова будет в Сочи, Кириленко будет в Сочи, Веснина, скорее всего, тоже будет в Сочи. Кого звать? Опять молодых девочек?

- Если такая ситуация сложится, то да. А какой вариант? А что, покупать? Это смешно. Платить деньги, все упирается в деньги. Смешно.

- Это самый тяжелый теннисный год за всю вашу профессиональную карьеру руководителя?

- Честно говоря, для меня это самый тяжелый год. Не по теннисным проблемам, а вообще самый тяжелый год с учетом МОКовских дел, с учетом олимпийских дел, где приходится принимать деятельное участие. Поэтому разъездов было как таковых очень много. Практически жизнь в самолете. А что касается теннисных дел, если бы не было поручения президента по комплексу мер по развитию тенниса, то я бы считал, что это самый плохой год. А так есть за что побороться. Но если не удастся решить то, о чем мы говорим, то надо задуматься, а есть ли смысл.

лента новостей