19 Июля 2014 13:26

Валентин Балахничев: «У наших спортсменов существует проблема»

Президент ВФЛА Валентин Балахничев в программе TOP SPORT на Спорт  FM в беседе с Артемом Дроздовым прокомментировал последние события из мира легкой атлетики и высказал свое мнение на тему существования спорта без допинга.  

А. Дроздов: Всем привет, меня зовут Артем Дроздов. TOP SPORT на Спорт  FM, и все самое интересное специально для вас, как и было анонсировано. Большое спасибо хочется сказать сегодняшнему дорогому гостю за то, что он пришел к нам. В ближайшие 60 минут нас ожидает море интересной информации и интересных рассказов. Конечно же, речь пойдет в первую очередь о легкой атлетике. Представляю нашего гостя: Валентин Васильевич Балахничев — президент Всероссийской федерации легкой атлетики. Здравствуйте, Валентин Васильевич!

В. Балахничев: Добрый вечер!

А. Дроздов: Ближайший большой старт — это чемпионат России, отбор на чемпионат Европы пройдет в Казани. Валентин Васильевич, расскажите подробнее о месте проведения. Мы уже привыкли, что столица Татарстана принимает большие соревнования. Сейчас фехтование, впереди плавание. Наверняка вы уже там были с инспекцией, все посмотрели. Что понравилось, что не понравилось? Где будет проходить соревнование?

В. Балахничев: На Центральном стадионе. Не было нужды посылать инспекцию, потому что нам известно, что в Казани прекрасные условия. Татарстан — это квалифицированный персонал, судьи, отлично подготовленные стадионы и нормальные, хорошие, болеющие за легкую атлетику спортсмены и зрители.  Поэтому мы там не только будем проводить чемпионат России, отборочные соревнование, но и проведем в 2016 году чемпионат мира среди юниоров, который буквально через несколько дней начинается в Юджине. Там будет передан флаг организаторам чемпионата мира среди юниоров в Татарстане.

А. Дроздов: То есть вы перед тем, как отправиться в Казань, отправитесь сначала в Юджин, правильно?

В. Балахничев: Да, я буду там, на совете Федерации легкой атлетики, ожидается много вопросов, в том числе таких, которые сегодня прозвучат.

А. Дроздов: Тогда такой вопрос. Чемпионат России. На что в первую очередь следует обратить внимание болельщикам? Внутрироссийские соревнования. Какие новые имена открываются? На чемпионат Европы наверняка многие тренеры по различным дисциплинам повезут новичков.

В. Балахничев: Во-первых, у нас всегда присутствует большое количество молодых спортсменов. Мы надеемся, что появятся новые звезды. Вы предупредили мой ответ на ваш вопрос, наверное. Действительно, нас интересуют новые имена. Мы знаем наших лидеров, знаем, на что они способны, но вот ребята, которые появятся на этом чемпионате Европы, являются будущими участниками Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро. Мы все мероприятия в олимпийском цикле рассматриваем только через эту призму — подготовки к главному стартовому сезону.

А. Дроздов: Валентин Васильевич, какая афиша будет у чемпионата России, кого из известных мастеров, наших лидеров, профессионалов болельщики смогут увидеть?

В. Балахничев: Афиша готовится организационным комитетом Татарстана, я думаю, что будут присутствовать спортсмены, которые тренируются в Татарстане, принадлежат этой республике.

А. Дроздов: Задачи на чемпионат Европы? Кто из лидеров уже точно, если это известно, поедет в Цюрих?

В. Балахничев: Валентин Михайлович Маслаков уже предупредил всех о том, что около 30 спортсменов отобраны и рекомендованы тренерским советом для сборной команды даже без участия их в чемпионате Российской Федерации. Думаю, что он немного преждевременно вбросил эту информацию в прессу. Дело в том, что состав утверждает министерство спорта и президиум Всероссийской федерации легкой атлетики. Мы не рекомендовали спортсменам отказываться от старта, да и многие из них ходят выступить там. Поэтому те из них, кто не находятся в декретном отпуске, не планируют стать мамами, будут выступать на соревнованиях. Тем не менее могу сказать, задача в этом сезоне достаточно сложная. Я надеюсь, что мы получим более восьми золотых медалей, хотя мечтаю о большем. Дело в том, что наша команда выступала в двух очень трудных сезонах — 2012–2013 гг.: Олимпийские игры, чемпионат мира в Москве, от которых никто не мог и не должен был отказаться. Была дана команда, чтобы мы хорошо выступили. Но люди все-таки должны иметь возможность отдохнуть, залечить травмы, готовиться к Олимпийским играм. Поэтому многие лидеры пропускают по разным причинам. Команды будут омоложены. Я думаю, там появятся звезды, которыми мы все в будущем будем восхищаться.

А. Дроздов: Кто будет главным соперником в Европе? Понятно, что не будет американцев, австралийцев…

В. Балахничев: Они не являются европейцами, слава богу для нас.

А. Дроздов: Общаясь с представителями других видов спорта, я заметил, что они как-то значимость чемпионата Европы немного занижают, дескать, Европа — это турнир, но он, грубо говоря, как государство в государстве, и истинной своей силы именно в европейских состязаниях мы увидеть не можем.

В. Балахничев: Вы знаете, нельзя так пренебрежительно относиться к этому старту. Этот старт очень важен. Для многих европейских стран чемпионат Европы обладает значимостью большей, чем Олимпийские игры, потому что на Олимпийских играх они ничего добиться не могут. Поэтому, конечно же, будут выступать сильные команды: Великобритании, Германии, Франции… Это наши основные соперники, которые серьезно готовятся к этому чемпионату. Нам будет дан серьезный бой. На чемпионате Европы сборная команды Германии победила. Правда, для них это была победа у себя дома. Мы тоже показали неплохие результаты, тем не менее из-за того, что мы заняли второе место, вы нас сильно критиковали. Мы к этому готовы. Однако скажу, что два последних сезона позволяют нам надеяться на благосклонное отношение к результатам европейского чемпионата, учитывая технические сложности, с которыми мы столкнулись. Более того, будет выступать молодая команда, я надеюсь, выступать будет надежно и здорово. А соперники сильны, они готовятся к Европе целенаправленно. В частности, Германия, которая опирается в подготовке на те виды легкой атлетики, в которых они сильны — это, скажем, виды метания. Конечно, в этом они, безусловно, являются лидерами Европы. Другие страны используют другие инструменты. Например, привлечение мигрантов из других стран, которые теперь выступают за страны Европы. Вы видите, как потемнели некоторые команды. Я считаю, что это абсолютно оправданно, потому что привлечение мигрантов в сборную команду усиливает ее, дает возможность обратить внимание на этот вид спорта, конкурировать на европейской арене, даже, может быть, на Олимпийских играх.

А. Дроздов: То есть в легкой атлетике такая же дилемма, как в футболе, получается: количество легионеров либо сократить, либо вообще убрать…

В. Балахничев: Артем, давайте говорить не о легионерах, которые приезжают зарабатывать деньги, а о гражданах РФ, которые будут обладать теми же самыми правами, что и уроженцы России. Я думаю, к ним нужно относиться с бережным вниманием. Такая открытость позволяет надеяться, что Россия будет прирастать новыми людьми, которые приедут сюда для того, чтобы подняться в социальном лифте, решить свой вопрос, связанный с образованием, приехать в страну с комфортным проживанием. Тогда мы сможем обрести новых талантливых людей. Причем, я думаю, не только в спорте, но и в науке, в культуре, в обычной жизни. Это вопрос очень актуален для России.

А. Дроздов: Тогда следующий вопрос. Я слышал, что кенийцев собираются натурализовывать для того, чтобы они принимали участие в стайерских забегах. От кого это пошло, как это поддерживается на высоком уровне?

В. Балахничев:  Пошло от меня, на высоком уровне эта идея поддержана, на среднем уровне меня ругают, а на нижнем поносят. Я думаю, мне придется очень постараться для того, чтобы убедить спортивную общественность в том, что привлечение мигрантов в легкую атлетику – это не беда, а благо. Я думаю, что последний старт, который прошел в Ерине, это подтвердил. То был командный чемпионат РФ, где ребята выступали четверкой на дистанцию в десять километров, что не является их дистанцией. Но победители — братья Рыбаковы — были счастливы оттого, что кенийцы разогнали их, дав им возможность показать лучший результат за последние 8 лет в России. Да, Рыбаковы сказали, что такого спарринг-партнерства еще не видели. Спарринг-партнерство — оно не только в беге на дорожке, но и в подготовке. Я понимаю, тренеры хотели показать мне, что мы тоже сильны, что нельзя кенийцев приглашать. Но я добился все-таки своего: я помог улучшить результаты дистанции на десять километров, где мы последние годы проваливались.

А. Дроздов:  По поводу натурализации спортсменов я подумал и хочу спросить: у наших молодых россиян руки не опустятся, не скажут ли они, что вот — привозят спортсменов, которые сильней, а нам зачем тогда заниматься легкой атлетикой?

В. Балахничев: Мы очень широко обсуждали эту тему в сентябре-октябре прошлого года. Этот довод был основным в устах моих оппонентов. Мол, вы разрушаете российский спорт, встраивая в него мигрантов. Но, отсылая к соревнованиям в Ерине, повторю, что это только мотивирует развитие легкой атлетики. Конкуренция возросла, и это благо для нас. В последние годы ничего подобного не было, не было конкуренции, были вялые забеги, причем при большом количестве участников соревнования. Надо обновлять методику, искать новые пути развития с привлечением зарубежных спортсменов. Могу сказать, что мы не приглашаем олимпийских чемпионов, хотя это тоже оправданно. Мы приглашаем девятнадцатилетних ребят, которые пришли учиться в Поволжскую академию. Они являются учащимися подготовительного отделения. Я думаю, они останутся и дальше учиться. Считаю, натурализация — это не автоматический процесс, иностранцы сначала должны выступить успешно на чемпионате России, показать хороший результат.

А. Дроздов: У нас есть звонок. До нас дозвонился Олег. Олег, приветствуем вас, пожалуйста, задавайте вопрос Валентину Балахничеву.

Олег:  Добрый вечер, Артем, добрый вечер, Валентин Васильевич. Критерием отбора молодых спортсменов являются соревнования. Достаточно давно в Москве было много соревнований. Но сейчас даже Мемориал братьев Знаменских проходит в Жуковском. То есть и для спортсменов соревнований мало, и любителям фактически посмотреть нечего. Второй вопрос по поводу популяризации бега на длинные дистанции. У нас крайне непопулярен этот вид, с моей точки зрения, по той причине, что соревнований на эти дистанции проводится очень мало.

В. Балахничев: я готов ответить на этот вопрос. Во-первых, в Москве нет достаточного количества высококачественных спортивных сооружений. Мы даже не можем проводить соревнования. Вот, например, проведение Бриллиантовой лиги; не реализовалось, потому что нет стадиона. Я думаю, что благодаря Сергею Семеновичу Собянину будет реконструирована главная арена «Лужников». Мэр дал поручение подготовить там конструкцию, состоящую из беговой дорожки и футбольного поля. То есть в «Лужниках» будут проходить соревнования по легкой атлетике. Мы надеемся, что можем привести туда не только чемпионат мира, который прошел уже в «Лужниках», но и чемпионат Европы и другие крупные соревнования. Что касается тренировочных площадок: в Москве недостаточно Манежа, недостаточно стадионов. Это приводит к колоссально большим проблемам для родителей, которых хотели бы, чтобы их чада занимались спортом: детей просто некуда вести. Я надеюсь, что реконструкция Москвы, строительство дорог повлечет также строительство спортивных сооружений для занятий легкой атлетикой. Соревнования действительно проходят в Жуковском, потому что в Жуковском есть прекрасный стадион, и мы проводит Мемориал братьев Знаменских в этом замечательном месте. Мы благодарны, что правительство Московской области финансирует и проводит такие мероприятия. Что касается количества соревнований в РФ, то, поверьте, официальных соревнований достаточно много. Но вот проведение соревнований по бегу, вы верно заметили, становится непопулярным. Такой бег — это старания не только Федерации легкой атлетики России, это старания Федерации легкой атлетики субъектов РФ и министерства спорта. Очень жесткая конкуренция идет за развитие разных видов спорта в субъектах. Доминирует футбол, хоккей. Мы должны пропагандировать, но мы не можем насильно вести людей. Если обратите внимание на прошлые годы СССР, то там не было достаточно большого выбора, и все виды легкой атлетики проходили свою подготовку через другие виды спорта: через легкую атлетику набирались в легкую атлетику, потом шли в футбол, волейбол и т. д. Сейчас этого не происходит. Не всегда я могу повлиять на процесс, однако мы этим обеспокоены. Соревнование для детей общеобразовательных школ, которое мы проводим, — «Шиповка юных», массовые соревнования, президентские состязания, старты — отсюда надо черпать резервы и ресурс. Однако без спортивных сооружений ничего не сделаем. К счастью для нас, министерство спорта при инициативном участии Виталия Мутко построило прекрасный федеральный центр для подготовки сборной команды в Новогорске, Кисловодске, в Сочи. И сейчас обратили внимание на строительство недорогих спортивных сооружений в Манеже для легкой атлетики. Надеюсь, эта программа будет утверждена, и надеюсь, что в ближайшие годы будет строиться все больше и больше спортсооружений. Появится возможность привлечь детей к занятиям легкой атлетикой. Вообще, это может быть очень долгий ответ.

А. Дроздов: Вы забыли сказать о турнире «Русская зима», который проходит в Москве.

В. Балахничев: «Русская зима» — это наше изобретение, мы стали федерацией вместе с этим турниром. Мы счастливы, что турнир проходит в Москве и привлекает все больше и больше гостей. Конечно же, перед нами стоит проблема призового фонда, нам приходится эти средства собирать, потому что соревнования звезд — это коммерческие соревнования, нужны деньги.

А. Дроздов: Мы продолжаем общаться с нашими радиослушателями, на связи у нас Ставрополь, Дмитрий, приветствуем вас.

Дмитрий: Валентин Васильевич, вы затронули серьезный вопрос по натурализации. Хотел бы, если возможно, откровенный ответ. Поставлены ли какие-то задачи по тому, чтобы выйти на определенный уровень  по призерам, медалистам и т. д? Но неужели в нашей большой стране нет достаточно талантливых детишек, которые просто могут оббежать кенийца? Зачем нам, великой нации, много-много так называемых легионеров? Даже если они просто хотят у нас жить. Почему мы ищем способы, как победить, почему бы нам просто не воспитывать наших детей, которые тоже умеют быстро бегать и высоко прыгать?

В. Балахничев: Вопрос очень серьезный и философский. Во-первых, инструмент приглашений спортивных мигрантов широко развит в Европе — посмотрите на другие страны. Посмотрите даже на национальные футбольные команды. Это современный цивилизованный механизм усиления сборных команд. Перестаньте от меня требовать побед на Олимпийских играх, и я не буду приглашать, как говорит Артем, легионеров. Нам нужно использовать те же инструменты, что используют конкуренты. Поэтому мы думаем, что в этом есть смысл, но это не заменяет нашей работы по поиску талантливой молодежи. Всего в российских спортивных школах около 300 тыс. детей в легкой атлетике, мы черпаем резервы оттуда. С выносливостью у нас большая проблема, потому что кенийские атлеты обладают более высоким эфиопским уровнем потенциала.

А. Дроздов: Последнюю неделю в прессе, в СМИ очень серьезно муссируется разговор об обнаружении допинга у олимпийской чемпионки по спортивной ходьбе Елены Лашмановой. К вам, как к руководителю федерации, пришел на наш смс-портал очень интересный вопрос, который я сейчас прочту. Ярослав Губкин пишет: «В профессиональном спорте практически нет атлетов, не принимающих допинг. И если столько попалось у одного тренера, значит, либо он кормит спортсменов устаревшими препаратами, либо нужно задавить конкретно этого тренера». Валентин Васильевич, что происходит?

В. Балахничев: В первой части сообщения было сказано, что в спорте применяют допинг все. Так вот — это миф, являющийся проблемой тех тренеров, которые кормят допингом спортсменов РФ. Так размышляет тренер: все спортсмены принимают допинг, значит, это оправданно. Я считаю, что это один из самых отрицательных факторов существования такого мифа. Люди, которые принимают допинг, есть во всем мире, нельзя сказать, что все белые и пушистые. Однако в последнее время увеличение количества положительных допинг-проб у наших спортсменов говорит о том, что у нас существует проблема. Ее надо решать. По поводу Виктора. Это гениальный тренер, который много сделал для российской легкой атлетики и для российского спорта. Он сейчас находится в трудном положении, потому что парадоксальная ситуация: количество допинговых спортсменов растет, и мы не принимали никакого решения по этому поводу. Поэтому надо приветствовать решение министерства спорта обратиться в РУСАДА для исследования данного случая. С такой просьбой обратилась Международная федерация легкой атлетики, которой важно отстоять чистоту своих рядов, комитет по спортивной ходьбе Международной федерации, потому что они думают о ходьбе как об одном из самых важных видов спорта. И в том письме, которое я получил от Маурицио Дамилано, чемпиона по спортивной ходьбе московской Олимпиады 1980 г, было сказано, что тысячи молодых ребят сражаются на дорогах в мире, занимаясь спортивной ходьбой. Мы бы хотели, чтобы ходьба была чистым видом спорта. Я не предлагаю долго дискутировать по этому поводу, судить комиссии, созданные российским антидопинговым агентством. Оно проведет разбирательство, и мы узнаем, что на самом деле произошло, какая здесь доля вины или халатности Виктора Чегина. С другой стороны, могу сказать, что проблема допинга существует, не надо на нее закрывать глаза. Наша ответственность очень высока. В настоящее время мы должны изменить нашу позицию и обратить внимание на нее, продисциплинировать тренеров, сказать, мол, ребята, или вы играете по нашим правилам нулевой терпимости к допингу, или будете отстранены от занимаемой должности. Нам хватает силы, чтобы попросить министерство спорта совершить необходимые  действия. Административный кодекс позволяет нам отстранять тренеров на какое-то время от работы со спортсменами. Но, повторяю, я испытываю огромное уважение к Виктору Чегину и прошу вас не судить его заранее.

А. Дроздов: Я с вами полностью согласен. У меня вопрос. Тринадцатый спортсмен, которого готовит один тренер. Почему раньше не стали бить в набат после третьего, после пятого?

В. Балахничев: Вы, наверное, думаете, что Федерация легкой атлетики не принимает никаких действий, а потом, когда случается скандал, появляется Балахничев и начинает рассказывать? Я редко появляюсь, когда речь идет о медалях или победах, но всегда появляюсь, когда речь идет о проблемах, – вы могли это заметить. Для меня очень важно отстаивать интересы тренеров, спортсменов и федерации в целом. Я думаю, те меры, которые мы применяли ранее, — это были меры объяснения, уговоров, каких-то порицаний. Вообще-то тренер, который использует допинг, несет значительные моральные потери. Но никогда наша реакция не была связана с увольнением тренера. Я считаю, настало время принимать конкретные решения. Жалко, что мы с этим вопросом затянули. Но, кстати, я об этом давно говорил. К сожалению, не хватило воли на то, чтобы действовать против российских тренеров. Потому что, когда я в начале 2000-х говорил о том, что нужно бороться с допингом, санкционировать российских тренеров, меня обвиняли в том, что я не защищаю российских атлетов,  я не защищаю российский спорт. Выяснилось, что я на самом-то деле был прав. Я защищаю российских тренеров. Но надо объяснять им жестко, если они не понимают, что происходит с теми тренерами и спортсменами, которые нарушают общепринятые нормы антидопинговых правил.

А. Дроздов: На мой взгляд, вы сейчас очень грамотно и правильно сделали, попросив не судить Виктора Чегина. Здесь понятно, что работа комиссий должна быть тонкой, потому что судьба человека в ее руках.

В. Балахничев: РУСАДА имеет все необходимые возможности провести расследование, это право дано им кодексом ВАДА. Я убежден, что они все сделают корректно и правда будет прояснена.

А. Дроздов: На связи Алексей из Москвы. Здравствуйте, Алексей! Пожалуйста, говорите.

Алексей: Добрый вечер! Я хотел узнать, в противовес натурализации ребят из Африки существуют ли программы поддержки, которые дают шансы ребятам, у которых нет возможности хорошо тренироваться? Я имею в виду, есть ли целенаправленная подготовка русских ребят у хороших тренеров?

В. Балахничев: Алексей, очень хороший вопрос. Дело в том, что мы все очень заинтересованы в российской легкой атлетике.  Могу вас заверить, что четыре кенийских девятнадцатилетних паренька не смогут разрушить систему подготовки российской легкой атлетики. На самом деле система очень широка и охватывает различные возрастные группы. У нас начинают заниматься в детских спортивных школах с 10–12 лет. Есть система, как я говорил, президентских состязаний, в которой участвуют дети из общеобразовательных школ, есть «Шиповка юных» — очень серьезное, большое соревнование, которое проводится среди детских и младших возрастных групп. Очень большую работу осуществляет «Территория», которая постоянно проводит соревнования. Существует система соревнований, которая финансируется министерством спорта, это чисто министерская программа, она задействует все возрастные группы, работает во всех субъектах и регионах РФ. У нас в чемпионатах первенства по РФ участвуют до тысячи детей. Что касается квалификации тренеров, то в РФ работает более 8000 тренеров в детских спортивных школах, которые занимаются, как я ранее сказал, с 300 тыс. детьми и подростками. Раньше была связь между общеобразовательными и детскими спортивными школами, учителя физкультуры за руку приводили талантливых детей в спортивные школы. Я сам таким образом после четвертого класса оказался в детской спортивной школе. В настоящее время такого контакта у нас нет. Мы теряем контакт со школой, где спорт, в частности легкая атлетика, не является интересом. Министерство образования считает основополагающим принципом проведения физкультуры аэробику, игровые виды спорта, баскетбол например. Легкой атлетики там даже рядом нет, хотя легкая атлетика наиболее разносторонний вид спорта, который полезен детям. Я не думаю, что из легкой атлетики можно сделать футбол, баскетбол или волейбол, изменив правила, – это невозможно. Легкая атлетика – это культура движения, культура бега, культура воспитания тела. Мне кажется, ей нужно больше внимания. Тем более, когда мы с министерством спорта и регионами готовим отличных атлетов для Олимпийских игр, мы обращаем внимание на легкую атлетику. Сорок семь олимпийских медалей разыгрывается в легкой атлетике, мы приносим от шести до восьми медалей. Это львиная доля – четверть, а то и треть ото всех медалей, которые приносит сборная РФ. Если легкая атлетика и другие медалеемкие виды спорта — плавание, велосипедный спорт, гимнастика — не станут национальными видами спорта, не будут постоянно поддерживаться государством, не будут выделены в ранг национального приоритета, мы никогда не сможем бороться за первое место в летних Олимпийских играх.

А. Дроздов: Хотел бы вас спросить. Сами вы разговаривали с Еленой Лашмановой? Понятно, не до радости сейчас, но какие перспективы вырисовываются, как ей быть дальше?

В. Балахничев: Мне не удалось с ней связаться, но по моей просьбе с ней общались. Я думаю, что она мужественная девочка, она сможет продолжить тренироваться, насколько это будет возможно в ее теперешнем состоянии, т. к. правила четко ограничивают в оказании помощи и содействия атлетам, которые подверглись дисквалификации. Я думаю, республика Мордовия найдет ресурсы, чтобы продолжить без ущерба подготовку к играм в Рио. Конечно, я представляю, как Елена переживает. С другой стороны, при расследовании комиссии Федерации легкой атлетики мы не получили никаких объяснений о происхождении препарата, кто рекомендовал  и т. д.

А. Дроздов: Хочу сделать шаг назад. В прошлом году в Москве триумфально прошел чемпионат мира по легкой атлетике. Эхо события осталось. Какая ситуация в детских спортивных школах? Стал ли этот чемпионат мира наглядной агитаций: друзья, занимаемся легкой атлетикой!

В. Балахничев: На самом деле, это всколыхнуло регионы. Увеличилось количество родителей, которые хотели бы привести своих детей в секции легкой атлетики. Я вам не могу назвать точные цифры, у меня сейчас нет таких данных, но то, что интерес был огромный, то, что это мероприятие и для России, и для мира прошло на высоком уровне – это точно. Все были восхищены не только стадионом, но и гостеприимством. Мы для гостей открыли столицу. Я не слышал ни одного негативного отзыва о том, как проходил чемпионат. Ребята, спортсмены, тренеры, официальные лица, гости столицы были здесь, отдыхали, никаких проблем не было. Я думаю, это замечательное достижение нашей страны. Крупнейшее в мире мероприятие, второе по значимости после летних Олимпийских игр и по количеству стран участниц. Участвовало двести стран! Вы можете себе представить? Я не думаю, что какие-то другие мероприятия, кроме летних Олимпийских игр, могут побить этот рекорд. Потому что даже на зимние Олимпийские игры, при всем уважении к этому крупнейшему в РФ спортивному событию, приехало меньше стран, чем на летний чемпионат. Мы, конечно, ревнуем к успеху зимних Олимпийских игр. Ведь мы с коллегами с 2006 года работали, чтобы получить это право, получили, успешно провели чемпионат. Но все-таки зимние Олимпийские игры смазали тот успех, который мы могли бы ощущать, если бы не было подготовки к Олимпиаде. Ну что делать?

А. Дроздов: Все это во славу нашей страны. Легкая атлетика летом порадовала, зимние Олимпийские – зимой. Сейчас вот летом футбол подкачал, но ничего страшного, это жизнь. У нас очередной звонок. Олег, здравствуйте! Пожалуйста, ваш вопрос.

Олег: Здравствуйте, уважаемая радиостанция, здравствуйте, Валентин Васильевич! У меня вопрос. Я сам очень люблю легкую атлетику, я занимаюсь ей на любительском уровне, слежу за спортом с малых лет. Как так получается, что господина Армстронга, Мэриан Джонс уличили в употребление допинга уже после завершения карьеры? Плюс руководитель антидопинговой комиссии Норвегии недвусмысленно написал, что вся норвежская сборная по лыжам употребляет допинг. Это всем известный факт! Почему тогда ловят наших? Возможен ли вообще спорт без допинга? Я в это верю с трудом, хотя я, будучи любителем, понимаю, какие нагрузки у профессионалов. Почему наших ловят, а американцев не ловят, норвежцев не ловят?

В. Балахничев: Спасибо, Олег, за очень серьезный вопрос. Я рад, что вы занимаетесь легкой атлетикой. Вы назвали двух замечательных зарубежных атлетов – Армстронга и Мэриан Джонс. По поводу Мэриан Джонс был грандиозный скандал. Она не была уличена, она вынуждена была признаться суду, что соврала агентам ФБР, сказав, что не применяла запрещенные препараты. Она вернула награды и гонорары, потому что в противном случае за ложь агентам ФБР ей грозило шесть лет тюрьмы. В итоге Мэриан получила шесть месяцев. Так что не только у нас эти скандалы. Почему ловят российских атлетов? У нас много поводов для этого. Во-первых, много на этом попадается российских спортсменов. Чем больше будут попадаться, тем пристальнее будет внимание к нашим спортсменам ВАДА, международных федераций. Я чувствую, конечно, некоторое предубежденное отношении к России. Очень труден в этой ситуации поиск партнеров или друзей среди тех, кто были рождены в период холодной войны и перенесли с собой в спорт негативное отношение к нам. Не хочу жаловаться. Мое дело защищать национальные интересы, и я буду это делать. Но чтобы нам прекратить все эти инсинуации, надо заняться своими проблемами, например низким уровнем морали. Мы не занимаемся воспитательной работой в детских спортивных школах, хотя этим стоило бы заниматься, как это было в Советском Союзе. Раньше дети были и пионерами, и октябрятами, им прививали моральный кодекс коммунизма, который мы все потом ругали. Надо восстановить воспитательную работу в детских спортивных школах, которая могла бы воспитать детей с принципом неприемлемости употребления допинга. Мы ведь говорим детям: не идите к чужим людям, не общайтесь с чужими дядями. Так мы защищаем их от педофилов. Так же мы можем сказать: дети, не верьте тренерам, которые вам дают допинг! Это люди, которые вас обманывают, которые вас эксплуатируют, получая деньги за то, что травят ваш организм. Это серьезный вопрос!

А. Дроздов: Валентин Васильевич, к сожалению, время нашего эфира подошло к концу. Валентин Васильевич Балахничев — президент Всероссийской федерации легкой атлетики — был сегодня у нас в гостях. Большое вам спасибо!

В. Балахничев: Всего хорошего!

лента новостей