27 Апреля 2015 12:15

Захаркин: СКА достоин журналистского внимания. Ребята своим трудом, своей игрой доказали, что достойно выиграли Кубок Гагарина.

Захаркин: СКА достоин журналистского внимания. Ребята своим трудом, своей игрой доказали, что достойно выиграли Кубок Гагарина.

Дехтярев В.: Первый вопрос. Вы стали первым тренером в истории КХЛ, который выиграл Кубок Гагарина с двумя разными клубами. Это ведь действительно достижение. Это, наверное, тяжело было сделать. СКА вообще уже семь лет ждали Кубок.


Захаркин И.: Мы первые, мы работали с двумя разными командами. Так получалось, что мы не продолжали свой контракт в Уфе. Что касается СКА, то здесь изначально вы правы, семь лет команда строилась, коллектив в основном сохранился с прошлого сезона, я имею в виду игроков. Очень сильная организация. Очень приличные игроки были подобрана. Поэтому предпосылки были к тому, чтобы выступила команда удачно. Другое дело, что, конечно, никто не мог гарантировать, что команда выиграет. Потому что, чтобы добиться результата, здесь очень много факторов должно сложиться. И команда должна быть соответствующей. Не просто состоящей из игроков, а настоящая команда, где каждый играет друга за друга, друг друга уважает, играет для команды. Должен быть соответствующим образом проведен тренировочный процесс, чтобы подвести команду к лучшей спортивной форме в матче плей-офф. Здесь должна быть соответствующая организация, имеющая опыт, скажем так, создания правильных социальных моментов для игроков. И для команды в целом. Ну, и для матча плей-офф. Так сложилось, что все эти компоненты удачно легли, и команда выиграла Кубок. 

Дехтярев В.: Когда летом приходили, какие цели ставились перед командой на регулярный чемпионат? Очень многие говорили, что календарь подсказ под СКА сделан, вы не ездили во Владивосток, еще в некоторые города. Цель какая была перед командой? На регулярном этапе, на регулярном чемпионате? 

Захаркин И.: Я скажу честно. Есть факторы, на которые мы влиять не можем. Это судейство, календарь. Просто это есть. И надо готовиться к такому календарю, какой есть. Глупо говорить, что календарь верстался под СКА… 

Дехтярев В.: Тем не менее, эти разговоры были… 

Захаркин И.: Всегда же найдется какой-то повод для интриг, зерно сомнения. Такова, видимо, человеческая психика, человеческая природа. Но, безусловно, если ты меня, как тренера спрашиваешь, я, конечно, об этом и не думал. Просто был календарь СКА с определенным матчами в определенной очередности. Еще раз скажу: важна физическая форма, необходимость добиваться физического состояния, совершенствовать тактические действия команды. Поэтому цель, которую мы ставили в матчах плей-офф в регулярном чемпионате – именно подготовить команду к плей-оффу. Вот только эта была задача. 

Дехтярев В.: Опять же многие скептически отнеслись к тем словам, которые были сказаны тренерским штабом, в частности… 

Захаркин И.: Я не отрицаю… 

Дехтярев В.: В этой связи, понятно, что в какой-то степени можно планировать подготовку команды, привидение ее в оптимальную физическую форму. Этот запланированный спад, действительно ли его планировали? Понятно, что не хотели планировать, но, естественно, во время такого спада поражения неизбежны. Какое-то давление со стороны руководства было на команду именно в этот момент? 

Захаркин И.: Что хорошо здесь, в Петербурге, так это то, что руководят командой люди грамотные. И они выслушивают аргументы тренеров, и они хотят понять, что тренеры делают с командой. Это естественно, казалось бы. В то же, время знаю, что это не всегда присутствует в практике взаимоотношения тренеров и руководителей. Скажу так: в самом начале мы прошли очень удачный сентябрь. Не помню уже, какое количество матчей выиграли. И сразу понятно, что у команды есть потенциал, команда играет легко, команда играет в атакующий хоккей. Мы много забиваем, но при этом много пропускаем. Совершенно очевидно, что в плей-офф попадаем с этой командой. Естественно надо было, учитывая уже теперь наш опыт, наше видение построения команды к матчам плей-офф как раз выстроить команду, которая могла бы бороться успешно в матчах плей-оффа. Мы, увидев это, как раз и начали видоизменять команду. Это касалось и состава. Если помнишь, мы тогда отказались от салок, мы начинали искать вратаря. Был целый комплекс мероприятий. Был эпизод, когда мы проиграли. Меня спросили, почему мы проиграли так неожиданно и так легко. Пришлось мне сказать о том, что это естественно, что мы работаем совершенно иначе, чем другие команды - сложно при этом выигрывать все матчи. Мы и не ставили такой задачи. То, что касается запланированного спада – это как раз касалось момента, когда… ведь это чемпионат был необычным в сравнение с другими, потому что у нас не было окон для участия в сборной в матчах.

Дехтярев В.: А это хорошо или плохо? 

Захаркин И.: Я не знаю, хорошо это или плохо. Сейчас мы просто констатируем. Есть мое отношение к этим окнам, я считал всегда, что это хорошо. Я читаю интервью других тренеров, игроков. Они говорят: «Вот, нам бы дожить бы до этого окна, чтобы каким-то образом игроки выздоровели, набрали физических сил» и т.д. Нынче таких окон не было. Учитывая это, можно было поддерживать физическую форму. Просто играя. Понятно, что она уходит. Это физиологические процессы, на которые мы повлиять не можем. Нужно было кардинально менять тренировочный процесс. Это был риск. И я очень благодарен руководству. Но и игрокам тоже. У всех все получается. Они набирают очки, они участвуют в соревнованиях, хотят забивать. Мы уводим команду со льда, уводим ее на землю, т.е. мы перестраиваем принципиально тренировочный процесс. Даем им нагрузку, неспецифические тренировочные средства, что вызывает утомления. И команду начинает немножко лихорадить. Здесь очень важно, что у нас был хороший контакт с игроками. Они понимали, что мы с ними делаем, мы им объясняли. Поэтому произошло то, что я назвал запланированным спадом. При этом, конечно, я не думал, да и ни один тренер не скажет, что безразлично относится к проигрышу… Конечно, не хотели проигрывать матчи. Это, бесспорно. Но был и другой блок проблем, который мы пытались решить в этот период. В частности, кардинальное перестроение менталитета игроков, лица команды. Мы пытались из атакующей команды сделать команду более оборонительную. Потому что мы очень хорошо понимали, что плей-офф матчи выигрываются за счет характера, умения бороться, умения всеми игроками обороняться, четкого взаимодействуя между всеми линиями: вратарской, защитой и нападением. Над этим тоже очень много работали, это не всегда получалось, сложно было сделать из игроков атакующих, из команды, которая привыкла атаковать, много забивать. Знали, что пропустим, но забьем. Тоже была большая серьезная работа проделана. Опять же, возвращаясь к вопросу об отношении к этой ситуации руководства: увидели понимание, когда объясняли, что ты делаешь, и когда люди также, как и мы заинтересованы в результате, и также верят нам. Видимо, была информация со стороны игроков, о том, что все под контролем. Мы увидели понимание и никаких таких оргвыводов никто не сделал. 

Дехтярев В.: Как раз в момент, когда был спад, руководство частенько в раздевалку заходило? Был очень интересный момент, когда команды играли, проигрывал СКА. И в это время спускается Роман Борисович Ротенберг вниз, практически к скамейке. Начинает что-то говорить. В общем, такой момент был достаточно серьезный. 

 Захаркин И.: Я помню этот эпизод. Роман Борисович сам играет в хоккей. Он просто хотел понять разницу. То, что он увидел картинку сверху и картинку у бортика – они, эти картинки, кардинально отличаются между собой. Ну, или часто отличаются. Он хотел просто почувствовать атмосферу, как игроки реагируют в этой ситуации. Не в том смысле, что подсказать. А просто понять, о чем мы говорим. Я хочу сказать, к чести Романа Борисовича, что он очень быстро учится. И начинает понимать хоккей не только с точки зрения игрока, но и с точки зрения, может быть, и тренерства. Он понимает, какая идея закладывается, как она реализуется. Я скажу, что он вырос очень здорово в методическом плане. Это, может быть, парадоксально. Но к матчам плей-офф он организовал очень интересную аналитическую службу, это был очень большой вклад в победу. Именно в методическую часть победы. Проводился анализ игры нашей команды, игры соперника, была очень полезная информация предоставлена. Я такой информации никогда не получал. И это руководитель нашего клуба. 

Дехтярев В.: Наверное, так и должно быть. 

Захаркин И.: Я скажу, что это удача, когда есть такое взаимопонимание между руководителями клуба и тренерами. 

Дехтярев В.: Еще один интересный момент. Можно было на опыт предшественников посмотреть. СКА, со стороны, по крайней мере, виделось так, что команда не совсем управляема именно в плей-офф. Изучали по опыту своих предшественников, у которых это не получилось? Команда, во времена руководства Ялоненом, когда проигрывала, внутри нее начиналась ни то, чтобы паника... Но команда терялась. Кто-то начинал бежать вперед, пытался спасти команду. Кто-то вообще в неизвестном направлении бежал. В этой ситуации, получается, ни Ялонен не мог, ни другой тренер донести до игроков, что он вообще от них хочет… 

Захаркин И.: Мы опыт не изучали наших предшественников. У нас есть свой опыт, свои методы, в которые мы верим. У нас есть видение того, как в таких ситуациях поступать. Мы попадали в такие ситуации тоже. Я скажу, что у нас было очень много бесед с игроками. И индивидуальных, и командных, и с лидерами команды. Разные методы мы пробовали для того, чтобы объяснить, рассказать, доказать, потребовать выполнения тех задач, выполнения тех тактических идей, которые могут возникать в таких вот ситуациях, когда команде нужно спать положение. Я скажу еще раз, что я очень благодарен нашим хоккеистам. Они не просто классные хоккеисты, они еще и интеллигентные люди. В том смысле, что они пытаются понять, они восприимчивы к этой информации. Я знаю, что проблема существует, когда игроки плохо слушают то, о чем им говорят тренеры. Здесь же игроки команды были кровно заинтересованы, в том, чтобы получилась команда. Пытались понять, что хотят от них тренеры, пытались это реализовать. Это очень ярко начинало проявляться как раз в матче, у нас как раз была серия матчей – спад, не спад, - здесь мы говорим о другом. В Магнитогорске выигрывали 3:1, за три с половиной минуты они успели сделать 3:3, а потом еще в добавленное время выиграть. Матч в Казани, который мы проиграли 1:3… Были такие эпизоды. Были примеры, когда игроки видели, что чуть-чуть отступление от плана, намеченного приводит к таким результатам. Здесь как раз были хорошие примеры, на которых мы учились. И очень важно, чтобы мы набивали шишки, делали выводы и перестраивались. 

 Дехтярев В.: Ковальчук, можно теперь сказать, ваш игрок, два чемпиона мира выигрывал с вами. Сейчас он выигрывает наконец-таки для себя индивидуально приз Кубок Гагарина и для команды. А для него это вообще первый клубный приз. Легко ли с ним работать? Ведь что скрывать, с некоторыми тренерами у него были конфликтные ситуации. С тем же Билялетдиновым. У вас, может, эти ситуации внутри и были, но на игре команды это не сказывалось

Захаркин И.: Для тренера – счастье работать с такими игроками, как Илья Ковальчук. Это я честно говорю. 

Дехтярев В.: Сложно? 

Захаркин И.: Это было не сложно, это было интересно. Было интересно видеть, как он изменялся, как он адаптировался, как он рос в качестве лидера. Одно дело, можно быть вожаком, лидером, капитаном команды. А можно стать по-настоящему лидером, когда становишься не просто капитаном команды, а уважаемым, понимающим, мудрым. Мы сформулировали тезис, что команда – это семья. И Илья, как лидер команды, как ее капитан, он старший в этой команде. У него большая семья – своя личная. Для своих детей он хороший папа. Он заботлив, у него замечательное отношение к молодым игрокам. К игрокам, у которых не всегда все получается. Это очень дорогого стоит. Это хоккеист, который как личность очень большой. Поэтому с такими хоккеистами работать несложно на самом деле. Сложность всегда зависит от степени доверия между тренером и игроком. Я не буду скрывать, что были проблему и у Ильи с игрой. В частности, в игре оборона – тоже известный факт. Но я видел, как он старался приучать себя играть правильно в обороне. Когда начинался матч, это становилось просто автоматом. Конечно, он терял позицию иногда. Но его желание исправить ситуацию своими движениями, борьбой…. Сколько раз он участвовал в стычках – не за себя, а за ребят. Он был настоящим капитаном. Все говорят, что он не забил столько голов, сколько мог бы. Я считаю, что они и не нужны. Нужен именно такой лидер, как Илья Ковальчук, который бьется за команду, поддерживает игроков, которые не уверены или не очень уверены в матче. Которые испытывают разные эмоциональные состояния. Лидер, который может завести их в том смысле, что они все равно добьются этой победы. Он лидер в раздевалке, он лидер на скамейке, он лидер на льду. В итоге он доказал в самый решающий момент, что он прирожденный снайпер. Бомбардир всегда рано или поздно проявится. Убрав у себя это стремление к доминанте голевой, работая больше на команду, он, в конечно итоге, и как бомбардир проявил себя лучше – и это потрясающе просто. 

Дехтярев В.: Было несколько эпизодов, мы как раз об Илье и говорим. Эпизод с Радуловым случился, ударил он его клюшкой. До этого был эпизод, по-моему, с «Нижним Новгородом», когда возникали тоже моменты. Это вот что? Это нервы, желание что-то доказать? Желание как-то подзавести команду? Делали какие-то замечания по этому поводу? Это срыв?

 Захаркин И.: Я иначе трактую эту ситуацию. Я считаю, что когда идет такая ожесточенная борьба, и момент неопределенный, становится понятным, что у соперников есть один… Просто Радулов потрясающий игрок в матчах плей-офф… 

Дехтярев В : Ковальчук в том эпизоде отделался удалением, а если бы дисквалифицировали? Это ведь удар по команде.

Захаркин И.: Мы можем на эту тему дискутировать, но я скажу так, что тогда был на самом деле переломный момент. И, когда лидер команды, капитан команды, жертвуя собой, идет и показывает, что он не согласен с этим поражением в любой форме, естественно это не глупо. Глупо было бы, если бы это был бы удар, колющий… Действительно был дисквалифицирован. Нет ни одного препятствия на его пути к цели – это хороший стимул для всей команда, сигнал, что мы не имеем права сдаваться. Это вселяет уверенность в игроков команды. Я считаю, что такая инициатива игрока, безусловно, полезна для команды. Она всегда со знаком «+». То, что сделал Илья, может быть, не очень красиво, я не хочу оправдывать его…. 

Дехтярев В.: На скамейке ему потом, что-то сказали? 

Захаркин И.: На скамейке не сказали. Он и сам не был счастлив оттого, что он сделал. Просто обстоятельства игры принудили его поступить именно так. Что такое контакт «тренер – игрок»? Это не просто, когда игрок приходит со льда, садится, и ты ему говоришь, а он слушает. Игрок приходит на пульсе 180 – 200. Он не всегда понимает адекватно… Так часто бывает. Здесь очень важно видеть глаза игрока, его мимику. Слышать его реплики, которые он при этом говорит. Было видно, что игрок, Илья в данном случае, просто не соглашается с этим поражением. Он возмущен, что мы не можем переломить ход матча. Поэтому я считаю, что лидеры команды - самые важные игроки в команде, когда они показывает такое несогласие – это положительно влияет на команду. Это такой психологический образ. Над этим надо подумать побольше, и как-то это дело расширить, углубить, изучить. Потому что это очень здорово.

Дехтярев В.: 0:3 ЦСКА. В этот момент третий матч проигрываете. Какие мысли были? Понятно, что вы, помимо того, что в разных клубах завоевали два Кубка Гагарина, стали первыми, кто отыгрался в серии с 0:3. В КХЛ таких не было моментов, когда клуб проигрывает, а в серии 0:3 отыгрывается. 

Захаркин И.: Эта ситуация не очень приятна. Начинаешь трястись и думать, как же мы это могли сделать. Но тогда не было никакой паники. Было недопонимание. Мы проиграли первый матч из-под ворот. Там Радулов, Григоренко участвуют. Молодой игрок Любимов, в центре играющий… 

Дехтярев В.: А кстати, это был интересный ход со стороны квартального?

Захаркин И.: Нет, ничего необычного нет. Тут не важно, какие игроки. Важна сама структура гола. Шайба доводится до ворот, под ворота. И там игрок добивает. И мы не можем с этим справиться. Это было просто возмутительно, необъяснимо. И пытались найти ключи к тому, как же все-таки эту ситуацию нам исправить. Мы пробовали в первом матче, лучше сыграли во втором, но проиграли в овертайме. Мы обязаны были выигрывать. Был третий матч - сложный. Но нам, тренерам, было видно, например, что команда ЦСКА – чем она хороша? Она хороша своей скоростью. Я считаю, что ЦСКА играл на скорости выше, чем у нас. Это достигалось разными методами: короткими отрезками, тем, что ребята были заточены только на борьбу, на конкретные какие-то действия. Не нужно было говорить о конструктивности. Нужно было просто выполнять конкретную работу. Типичная американская школа хоккея, тут все понятно. Но видно было, что наши ребята с этим не справляются. У нас проблемы были с выходом из зоны, проблемы были просто залезть под ворота соперника. Мы не успевали правильно выстроить оборону, когда они контратаковали практически с места отбора шайбы. Это были проблемы, которые надо было решать. Но в тоже время мы совершенно четко видели, что с каждым матчем по объему катания, по объему движения, по суммарным тактическим действиям, мы начинаем превосходить их. Видели проблемы в игре вратаря ЦСКА. Это тоже очень важный фактор. Может быть, он стал определяющим. И вот так, понимаю, что у нас есть резервы, и у нас еще есть игровые ресурсы, у нас Поникаровский не играл. У нас не было линии еще. И потом мы думали, как нам сыграть правильнее. И я еще раз вернусь к тому, какую полезную работу проделал руководитель нашего клуба. Мы сопоставили разные точки зрения. Великолепно, что Роман Борисович постоянно с командной, понимает, что мы делаем, общаемся, постоянно получаем аналитические записки от него. Такая серьезная идет методическая работа по исправлению ошибок. 

Дехтярев В.: Может, это и есть начало такого современного хоккея. Мы вспоминаем канадцев, которые проделывают огромную работу. Я сейчас могу привести пример Майкла Бэбкока, у которого в кабинете стоит порядка двадцати телевизоров и который рассматривает каждого своего игрока, какие он совершал действия, какие совершил ошибки. Он записывает, потом они обсуждают, что в этой ситуации надо сделать, как это улучшить. Может быть, это и есть такое будущее? 

Захаркин И.: Я не спорю, просто мне всегда хочется идти дальше. Одно дело, находить ошибки. И другое дело – структурно выходить, искать решение. Согласитесь, мы не потеряли в конструктивности, мы не привязали игрокам конкретным действиям, например, нейтрализация звена… ну, пусть будет Радулова. Мы этого не сделали. Хотя изменили систему игры. Не буду говорить о полных деталях. Потом что я надеюсь, что мы еще работаем. Не хотелось бы все открывать. Но сама идея, что, находя ошибки, мы всегда находим решения, которые бы раскрывали и наших игроков... Если с Бэбкоком сравнивать, то здесь тренер работает, находя ошибки для того, чтобы индивидуально изменять игрока. Мы же все равно ищем командные действия. Это проявляется в конструктивных действиях, нам все равно нужны атакующие действия, нужна комбинаторика, сочетаемая, атакующая, обороняющая. Безусловно, такой контакт, какой у нас сейчас получился, я имею в виду, тренерский методический и аналитический – это огромное подспорье. Безусловно. 

Дехтярев В.: Четыре матча проиграли «Динамо», в регулярном чемпионате выиграли. Наконец-таки, прошли «Динамо». Я имею в виду плей-офф. С кем из этих команды было сложнее играть: «Акбарс», ЦСКА или «Динамо»? Кто ставил достаточно серьезные задачи, которые приходилось тяжело решать? 

Захаркин И.: Они были разные. Мы проиграли «Динамо» четыре раза. Я считал, и говорил, что эти поражения давали больше пользы, чем, если бы это были победы. Последний пример проигранного матча - 28 декабря, когда мы проиграли со счетом 0:1. Помнишь, там игра была достаточно интересная, ровная? Потом наш защитник дернулся вперед – не будем называть фамилию – была контратака, за минуту с небольшим нам забивается гол. Неправильно сыграл один из наших игроков, немного проявил нетерпение. Мы могли бы также и выиграть этот матч. И мы бы говорили: «Как здорово, мы выиграли». А именно это поражение показывает, что нужно менять систему, игровое мышление. Хороший пример, конкретная иллюстрация того, о чем я раньше говорил. Не надо играть так, а надо сыграть иначе, немного более дефинтивно, потому что мы должны удержать счет – это очень важно для игроков креативных, для игроков, которые в сборной находятся, которые уже что-то выигрывали и думают, что они могут сделать больше, чем они могут сделать реально. Это очень хорошая иллюстрация. Но, если брать всю серию в целом, то любое из этих поражений показывает, что мы можем играть с «Динамо», но мы проигрываем им в деталях. И не только в деталях, но и в менталитете. И финальная серия плей-офф против «Динамо» сложна тем, что надо было в первую очередь переломить себя ментально, что мы можем выигрывать у «Динамо». Мы изучили стиль их игры, мы проиграли им матчи, мы все о них уже знаем. Нам нужно просто выполнить работу правильно. И психологическая составляющая была сложностью в игре против «Динамо». Игра против ЦСКА имела другой смысл. Мы ЦСКА обыграли в серии. Из четырех, мы, по-моему, три матча выиграли. И, казалось бы, что это должна быть более легкая серия. Но вместе с тем здесь сложность была физическая. ЦСКА играл на такой высокой скорости, на какой мы не могли играть. Мы можем играть «чисто двигательно». Но быстрое принятие решений, быстро расстаться с шайбой… ЦСКА своими быстрыми движениями просто не давал нашим игрокам это сделать. Нужно было раскрывать их творческий потенциал, несколько изменять тактическую схему. И, пока мы их не переломили, физически мы проигрывали им. Я думаю, что наиболее прогнозируемая была серия с «Акбарсом». Потому что там команда играет в традиционный хоккей, который понятен игрокам. И, соответственно, противодействовать было немного проще в этом смысле. 

Дехтярев В.: Как раз по поводу традиционного хоккея «Акбарса». Он традиционный вообще для всего хоккея или… 

Захаркин И.: …традиционен для «Акбарса». 

Дехтярев В.: То есть он был изучен полностью? 

Захаркин И.: Сюрпризов мы ожидали, но… Все могло быть. Потому что очень интересные игроки. Например, Меллер. Очень интересная связка 51-ый номер и 45-ый номер. И там игроки креативные, они могли бы что-то сделать. 

Дехтярев В.: Могли, но не получилось. 

Захаркин И.: Это другой вопрос. Саша Бурмистров очень интересный игрок. Саша Свитов очень интересный игрок. Опытная линия оборона. Я просто тебе говорю, что есть игроки, и это тоже очень важно понимать, что есть какая-то основа игры команды. Но всегда есть нечто экстра. То, что игроки делают сами. Поэтому мы ждали, мы готовились, изучали, смотрели. 

Дехтярев В.: Современный хоккей – это что сейчас? ЦСКА показывал хоккей близкий к этому. Сейчас СКА играл, когда пять в атаку, пять в обороне, т.е. команда вся отрабатывала и там, и там. Что такое современный хоккей? 

Захаркин И.: Это вопрос очень сложный, на самом деле философский. Давай этот вопрос поставим еще более широко. Мы говорим, есть канадский хоккей, скандинавский, чешский и так далее. Я скажу так: мне думается, что то, что мы говорим «туда-обратно», «пять вперед, пять назад» – это чисто физическая подготовка. Это, безусловно, очень важный компонент. Он прекрасно срабатывает в любой хоккейной стране. Любая нация сейчас играет быстро, играет, быстро отдавая шайбу, быстро перемещаясь, знает все тактические схемы, потому что их не так много на самом деле. 

Дехтярев В.: Не все. 

Захаркин И.: А почему не все? Потому что на самом деле хоккей разбивается на моменты численного превосходства на каких-то участках поля, атакующих над обороняющимися, и наоборот. Мое глубокое убеждение, почему я всегда говорю, что русские хоккеисты – лучшие в мире – потому что они всегда могут импровизировать. Они всегда готовы к нестандартному тактическому ходу. То, что очень сложно сделать игроку малоподготовленному. Есть, безусловно, звезды в Канаде, которые это тоже делают. Но в среднем, если брать по стране, русских хоккеистов таких больше. Я думаю, что отличие СКА в этом и было, что, имея, хорошую физическую подготовку, имея сильную командную мораль, ментально хорошо подготовленные, игроки команды готовым были к импровизации. Потому что в современном хоккее нужно, условно говоря, 15 сантиметров для того, чтобы произвести бросок. Нужно 15 сантиметров для того, чтобы убежать от соперника. То есть, все умещается в маленькие сантиметры, в доли секунды. Открылся на одно мгновение, следует передача, проходит бросок – все, это гол. Гол – это всегда психологическое превосходство над соперником. Я думаю, что современный хоккей стал очень физическим, он стал функционально хорошо подготовленным. Все равно нужна индивидуальная техническая обученность игроков, которые умеют не просто быстро принимать решения, а умеют еще и исполнять полученное минимальное преимущество над соперником. 

Дехтярев В.: А в сборной почему не получается? Ведь у нас действительно сильные игроки

Захаркин И.: Сборную не буду обсуждать. 

Дехтярев В.: Я в том смысле, почему мы не можем сделать эту сборную? Игроки ведь те же? 

Захаркин И.: Вопросы о сборной давай не будем обсуждать. Мы говорим с тобой в офисе СКА в Петербурге. 

Дехтярев В.: Хорошо. Но с другой стороны опять же мы все равно к этому приходим. Вам удалось раскрыть, но до этого почему-то не удавалось раскрывать игроков. Илья Ковальчук, который в прошлом сезоне, я в сентябре прошлого года задавал этот вопрос вам, когда использование Ильи Ковальчука в большинстве. Даллмэн был травмирован. Он сказал, у него не получилось. Сейчас постоянно Ковальчук выходил, причем выходил на практически все большинство.

Захаркин И.: Помнишь в сентябре мы говорили? Как Ковальчуку тренируется. Я тебе сказал, что я такого настолько самоотверженного, правильно тренирующегося игрока давно не припоминал. 

Дехтярев В.: Был момент в декабре, когда у всей команды тяжеловато игра велась… 

Захаркин И.: А как ты думаешь, столько матчей мы сыграли, и при этом еще тренировались? Мы не прекращали работу практически до последнего дня. Видоизменяли на земле, мы корректировали, постоянно подкручивали. Это была тяжелая работа. А в чем негативные проявления такой работу на льду? Многие говорят, тяжелыми игроки становятся. Не в этом дело. А дело в том, что нервная система не готова реагировать на быстроизменяющуюся ситуацию. Я говорил про 15 сантиметров. На самом деле их еще меньше может быть. Просто я расстояние клюшки, пера имел в виду. А на самом деле там просто одно мгновение, чуть быстрее пас проходит. Чуть медленнее – пас не проходит. А что значит в игре, если не проходит передача? Все. Нет завершающего броска – нет гола. Игроки не осознают, они говорят: «У нас не получается. Мы вроде бы все то же самое делаем, но не получается». Но нет просто этой правильной реакции. Начинаются разговоры друг с другом. Тренер тоже начинает нервничать. Все вместе это приводит к тому, что эффективность снижается. Здесь нужно просто понимать причинно-следственные связи. 

Дехтярев В.: Чем Салак не устроил? 

Захаркин И.: Он очень эмоционален. Нам нужен был игрок спокойный, потому что достаточно подвешенная линия обороны. Нам нужен стабильный, спокойный вратарь, который успокаивает эту линию. Салак блестящий вратарь, никто это никогда не ставил под сомнение. Но это игрок для другой команды. Для той, где он чувствует себя лидером, где он понимает свою значимость. В той команде он был бы замечательным. Таким был в Кронштадте, когда играл за «Ферьестад». Таким он стал в «Сибири». 

Дехтярев В.: Для вратаря даже проще. Ему постоянно надо знать, что он первый номер. 

Захаркин И.: Может быть, так. Здесь я не буду дискутировать в формулировках. Но смысл примерно такой же. Он должен понимать, что чрезвычайно важен для команды. 

Дехтярев В.: А что, эта эмоциональность разве мешала команде? 

Захаркин И.: Конечно! Эти отскоки его постоянные, как располагается в обороне – понятно, что любая ошибка могла привести к голу. В команде всегда должна быть гармония. Нужно понимать, что нужен вратарь, которому много бросают, которому мало бросают. Есть ситуации – из-под ворот броски. Здесь много факторов. И мы посчитали, что нам нужен вратарь иного плана. Иного психотипа. 

Дехтярев В.: Все время об этом говорят - хоккей будущего. Сейчас СКА выигрывает Кубок Гагарина. Дальше что? Понятно, что не хочется уступать свои позиции, хочется идти вверх. 

Захаркин И.: Всегда есть много составляющих. Есть спортивная составляющая, есть творческая составляющая, есть организационная. Просто должно быть видение того, что мы хотим. Я не отвечаю даже на твой вопрос по поводу СКА. Просто как пример. Можем изменить, скажем так, политику клуба и играть, например, русскими вратарями – почему нет? В системе СКА есть Ежов, Иванников, Шестеркин, Налимов – великолепная вратарская школа. Это один вариант. Второй вариант – может быть, не такие звездные игроки, но более усердные в своей работе. Так их назовем. Такой путь тоже может быть. Но мы говорим о том, что команда должна выигрывать. Мы здесь просто должны посмотреть, какие позиции нам нужно усиливать. Мы должны сделать правильный вывод из той предварительной работы, которую мы сделали в прошедшем сезоне. Должна быть преемственность. Тренер должен с одного раза тяжело выиграть, потому что они привыкают к нашей системе. Хорошо, что в этой команде были основные игроки, костяк команды, который знал наши требования, знал, что мы можем. Поэтому в этом отношении было проще. Но на самом деле, конечно, эта линия должна развиваться, углубляться, расширяться, качественно совершенствоваться. Тогда команда и на второй год выдает этот результат. Если сейчас опять же вернуться к практике дублирования результатов КХЛ, всегда выигрывают команды, которые сохраняют свой состав. Всегда надо играть несколько лет одним составом, чтобы игроки притерлись друг к другу. И они уже знают, что от них требуется, чего друг от друга ожидать. Ведь это важно – прогнозирование игры твоего партнера. 

Дехтярев В.: Сейчас будет много изменений, еще не обсуждался этот вопрос? 

Захаркин И.: Давай говорить про то, что было. 

Дехтярев В.: Хорошо. Не могу не задать этот вопрос. Он всплывает постоянно. Лимит на легионеров. Сейчас в континентальной хоккейной лиге эта тема всплывает постоянно, потому что говорят, что надо своих игроков… Опять же, про русских вратарей мы говорили. А это как-то может отразиться? Допустим, будут у нас свои игроки или будет у нас лимит на легионеров? Опять же пример Северной Америки. Нет там никакого лимита. Но игроки есть. Никуда они не делись. 

Захаркин И.: Согласен. Если без национального признака говорить о том, что, бесспорно, в соревновании лучших игроки лучше совершенствуются. Это аксиома. Никто не будет спорить об этом. Когда ты играешь с лучшими, ты и сам становишься лучше. Ты видишь, что они умеют делать, как они это делают, как они тренируются, как они готовятся. Тут очень много факторов, которые имеют положительный смысл. Если привязать к нашей действительности, то здесь очень важно понимать, что такое КХЛ. Это бизнес проект. Бизнес-проект предполагает окупаемость, массу других факторов… Это «не мой стол», за котором я мог бы говорить... Это зрелищность, полные трибуны, качественный хоккей, аттрактивная лига для лучших игроков. И так далее. Есть интересы в национальной сборной, которые говорят о том, что, чем больше играет русских хоккеистов, тем выбор у тренеров сборной больше становится. Опять же, надо смотреть на качество. Может быть, они и получают это игровое время. Но, если они работают не в той системе, а их несколько разных, если не тот же тренер, то получается, что как бы это яйца выеденного не стоит. Видишь, какой получается противоречивый ответ. Я не знаю, как на него ответить правильно. Здесь опять же должна быть поставлена задача, чего мы хотим. 

Дехтярев В.: Но были же у нас попытки, когда мы пытались искусственно свести молодых игроков определенного возраста. Мастерства-то от этого не прибавилось. 

Захаркин И.: Это факт. Скажи об этом лично, скажут: «Ты что, против русского хоккея?» Нет, я за русский хоккей… 

Дехтярев В.: Чем сильнее лига, тем сильнее сборная. 

Захаркин И.: Я так думаю. Но многие так не думают. Скажут: «Вы кто?» Я говорю, что на эти вопросы я не готов рассуждать. Я считаю, что любой хоккеист, который есть в твоем распоряжении, он должен играть. Не может хоккеист просто сидеть на скамейке. Посмотри, у нас постоянно до нового года играли Ермаков и Юдин. Они постоянно получали игровое время. Игроки 94-ого и 95-ого года играли у нас постоянно. Дима Юдин - очень классный защитник. Не хочу говорить об этом сейчас вслух. У него очень большой потенциал. И мы же не боялись его ставить даже в решающих матчах. Он играл, немного играл. Но это не потому что он был не готов к этому, а просто из-за тактических соображений. Но он же играл. Так же, как потом у нас появился Саша Барабанов. Это очень интересный нападающий. Если есть игрок, который достоин места, который может конкурировать с игроком взрослым, то, безусловно, он должен играть. И это естественно происходит. И не потому, что нужно было поставить именно этих игроков именно этого возраста. А просто потому, что есть игроки по качеству соответствующие уровню взрослого хоккея. Они играют, и я думаю, что в этом смысл всей этой организации НХЛ, Высшей Лиги, где молодые одаренные игроки получают развитие. И, как финальное логичное, завершение их образования – это игра в командах КХЛ. Но это не должно быть искусственно – просто затащить игроков, двух или четырех, из более высокой лиги. Надо качественно работать внизу, в раннем возрасте, для чтобы игроки потом имели, если не 100 % возможности конкурировать со взрослым хоккеистом, но хотя бы, чтобы их проблески мастерства в чем-то были, чтобы тренеры могли их развивать и дальше. Я не знаю, как ответить на этот вопрос. Я считаю, что лучшие должны играть в Лиге. 

Дехтярев В.: Еще один общехоккейный вопрос. У нас огромное количество хороших классных нападающих. Появились сейчас классные вратари – не нарадуемся, их много стало. Но, почему-то, проблема у нас с защитниками. Сейчас появляются молодые ребята, но, опять же, если брать уровень мирового хоккея, то где-то они не дотягивают. Мы видим, у шведов появляются защитники. У канадцев, у американцев. У нас их нет. До определенного уровня доходят, выросли – и остановились, все. Что за проблема?

Захаркин И.: Согласен. Эта проблема, я думаю, состоит из двух частей. Первое – это наши традиции, наша школа, можно говорить про советскую и российскую, которая всегда была направлена на атакующие действия. Получалось совершенствовать атакующих. Атакующим, и нападающими, и защитниками у нас вообще кто считается? Кто много забивает, отдает, кто удачно играет в атаки? И здесь у нас нападающие, у нас такие же защитники должны быть, такие же конструктивные, подключающиеся, играющие активно. Мы совершенствуем атакующие действия и совершенствуем игру вратаря. В тоже время мы как бы пренебрегаем или меньше внимания уделяем оборонительным действиям. Причем не в тактическом смысле. Мы вначале беседы говорили о тактике, обороне игры, когда участвует вся команда. А именно индивидуальная тактическая подготовка защитника включает и правильные подкаты, и правильные силовые приемы, блокировки шайбы, начало атаки, выбор позиции. Для этого игроки должны в такой системе постоянно играть. У нас, я думаю, вторая ошибка и причина – чисто методическая. Насколько много мы работаем над индивидуальной тактикой, индивидуальной подготовкой именно защитников? Я думаю, что те направления, которые выбраны в стране, в нашем хоккейном мире, индивидуальная подготовка защитников дадут свои плоды через какое-то время. Я думаю, так и будет, если у нас будет индивидуальная работа с защитниками. Тем более у нас сейчас классные защитники возвращаются. Сергей Зубов – сколько опыта, сколько умения, которое он лично, как игрок, может показать игрокам. Мы делаем упражнение, не важно какое, оно было связано с доведением шайбы под ворота. И наш игрок, защитник, не мог это упражнение выполнить. Попросил Сергей показать, как это делается. Он с первой попытки не просто довел шайбу, он забивает гол - просто вытянув, подержав паузу. Понимаешь, такие игроки, как Сергей, должны показать молодежи, какие возможности у игрока обороны. Ты прав, у нас не так много защитников высокого класса. Я очень рад, что у нас есть такой тренер, как Сергей Зубов, который может это показать реально. Можно говорить, сколько угодно, можно показывать на видео. Но когда ты видишь, как это делает мастер – это просто другой эффект. 

Дехтярев В.: По тренерскому штабу известен Захаркин. Есть еще Борщевский и Зубов. Обсуждения, планы на игру – все вместе? 

Захаркин И.: Ребята отвечали за конкретные действия. Сергей больше отвечал за бокс, Коля больше за поверплей. Безусловно, их мнение по видению игры очень важно было для принятия конечного решения. У нас действительно работал штаб, как штаб. Это очень важно. Мне было очень приятно работать в таком коллективе. У нас очень классный тренерский коллектив, тренерская команда. Макс Соколов есть, который хочет стать тренером, стремится к этому, растет прямо на глазах. Он съедает любую информацию, готов выполнить любую работу. Этот энтузиазм – это тоже замечательно. Сейчас не будем детализировать, но ребята отвечали за чрезвычайно важные куски. Совместная работа, коллективный труд, который был мне очень приятным. Плюс еще аналитическая служба. Такого потрясающего штаба у нас никогда не было со Славой. 

Дехтярев В.: Как город? 

Захаркин И.: Петербург – это…. Банальности не хочу говорить, но скажу так – утром встаешь - не важно, какая погода. И ты едешь, как будто находишься в музее. Это такое вдохновение, такое отдохновение. Это столько положительных эмоций, такое желание работать, просто находясь в такой атмосфере – это просто непередаваемо. И это правда. 

Дехтярев В.: А вашему предшественнику Ялонену нравилась кухня. Именно русская. 

Захаркин И.: Ну, он же иностранец. 

Дехтярев В.: И вот он очень хвалил, говорил, что в Финляндии такого нет. А по поводу кухни? 

Захаркин И.: Я тебе так скажу… Вот в чем проявляется профессионализм клубов? Конкретный пример, от абстрактных рассуждений, иностранца про Россию. Я тебе скажу. Выбрано было место отель «Кемпински». Прекрасный отель, какие там сотрудники! Таких просто не найти. Это такая замечательная домашняя атмосфера. И это эстетически очень грамотно: живая музыка, красиво одетые, благожелательные и интеллигентные люди. И игроки, приходя туда, согласно политике клуба, в костюмах… 

Дехтярев В.: Это я считаю правильным… 

Захаркин И.: …в рубашках. Приходя на этот обед, где тебя обслуживают, где тебе задают вопросы правильные, все спокойно… Это и есть та особая атмосфера Петербурга, которая в конечном итоге выражается в том, что команда становится с таким вот петербуржским лицом – интеллигентная, но злая. Вроде бы, такая открытая для прессы, для болельщиков, но в тоже время жесткая, умеющая биться за свое достоинство. Это очень интересный феномен. Я тебе скажу, что в Петербурге очень классные возможности для того, чтобы хоккей здесь был всегда на высоких позициях. 

Дехтярев В.: Дальнейшие планы? Понятно, что впереди Чемпионат Мира. Есть желание посетить? Или уже хочется отойти немного от хоккея, отдохнуть? 

Захаркин И.: Без конкретики скажу так, что хоккей, и мы всегда говорили об этом - ничего не изменилось - это действительно образ жизни. Не важно, в Мариинку приходишь, там прыгают эти ребята балеруны. Спрашиваешь себя, как они этого добиваются, как нам так сделать у себя? Это приятные такие думы. Это классно. Чтобы ты не смотрел, ты смотришь, как бы это перенести в хоккей. Как бы перенести взаимодействие между игроками, атмосферу. Опять же, какие-то упражнения находишь, какие-то действия, какие-то движения. Это идет одно с другим. Хорошо, что не нужно сейчас фокусироваться на выступлении сборной России, например. Ты можешь просто эстетически понаблюдать, повосхищаться мастерством. Мы ведь любим хоккей. 

Дехтярев В.: Наверное, для себя же отмечаете какие-то детали… 

Захаркин И.: Безусловно, всегда. Это не только хоккей. Даже когда смотришь футбол, даже баскетбол - неважно, какую игру. Все равно находишь какую-то детальку, штришок, который помогает в твоей тренерской концепции. Это не обязательно надо перенести, оно просто наталкивает на мысль, на размышления. Это не только хоккей. Я тебе сказал про театр. Но это где угодно можно найти, а в других видах спорта – особенно. 

Дехтярев В.: А есть желание такое… Допустим, сейчас контракт со СКА. А дальше? 

Захаркин И.: Про хоккей будущего я тебя могу говорить… 

Дехтярев В.: Третий кубок, например, с другой командой. Такое желание есть? 

Захаркин И.: Ты задаешь вопросы, которые всю нашу предыдущую беседу измарают. Пусть это останется внутри меня. 

Дехтярев В.: Хорошо, тогда на этом и закончим. 

Захаркин И.: Спасибо большое за интерес к нашей команде. Я считаю, что команда СКА Санкт-Петербург достойна большого журналистского внимания. Потому что ребята своим трудом, своей игрой доказали, что достойно выиграли Кубок Гагарина.

лента новостей