17 Мая 2017 18:25

Александр Медведев: «Выигрывают не бюджеты, а игроки и тренеры»

Александр Медведев: «Выигрывают не бюджеты, а игроки и тренеры»


Член совета директоров КХЛ, заместитель председателя Совета директоров СКА, председатель правления МХЛ Александр Медведев в интервью Владимиру Дехтяреву рассказал о конкуренции в лиге, о судействе, о лимите на легионеров и системе, которая должна давать больше молодых звезд.


— Александр Иванович, сезон в КХЛ завершен. Начнем, с вопроса о том, что многие еще до развязки говорили, что у нас уже чемпион известен. Не режут слух такие вещи?

— Вы знаете, скептиков у нас много развелось, которые любят позлословить, позлорадствовать. Нужны ли такие люди? Нужны, конечно. Без них скучно.

— Вам это не мешает?

— Если бы все было известно заранее, скучно было бы жить. Я считаю, что у нас достаточно было конкуренции в КХЛ. И на Западе, и на Востоке. А то, что счет финальный оказался таким... Ну, значит, все-таки СКА был сильнее.

— Второй вопрос очень многих волновал. Возникало достаточно большое количество вопросов по этому поводу. Судейство. Все говорили, что СКА помогают судьи... А зачем помогать? Команда и так сильная.

— А как вы себе это представляете?

— Вот и я хочу тоже узнать. Как? Вызывают судей и говорят им: «Ну, ребята, вы смотрите, если что не так, вы больше судить не будете».

— (Смеется) Мне кажется, примитивное представление. Я сказал, что судьи сами хотят прогноз. В расчете на что? Что они будут судить больше?

— Ну, может, премию получат какую-то дополнительную? Вот у меня вопрос, не сказывается ли это на судействе? Они смотрят: президент КХЛ, все правление практически КХЛ болеют за СКА, все боссы сидят. И, вроде как, боятся ошибку допустить. Такое может присутствовать? Ну, человеческий фактор. Понятно, что от человеческого фактора никуда не деться.

— Надо пригласить судей и с ними поговорить на эту тему.

— Хорошо, пригласим, обязательно спросим. Идем дальше. Сейчас межсезонье. Команда достаточно активно начинает работать в межсезонье.

— Сейчас межсезонье еще не началось, сейчас чемпионат мира.

— Я имею в виду, что открыт сезон переходов. Сейчас игроки вправе менять клубы, подписывать новые контракты. Болельщики несколько скептически, может быть, к этому относятся. Они называют межсезонье соревнованием между СКА и ЦСКА в плане приобретения игроков, кто приобретет больше. Есть такой момент?

— Знаете, если проанализировать девятилетнюю историю КХЛ, достаточно оснований, по-моему, прийти к выводу, что выигрывают все-таки не бюджеты, а команды, выигрывают игроки, выигрывают тренеры. И, по-моему, это такая очевидная истина. Чем хорош хоккей? Как раз своей непредсказуемостью. И тем, что нельзя заранее предугадать, кто будет победителем.

— Это тоже правильно. Тогда идем дальше. От бюджета ведь тоже многое зависит.

— Посмотрим, как это будет зависеть в будущем году у ЦСКА.

— А, ну, вот она — конкуренция.

— Уже стали делать ставки.

— А мы сделаем эти ставки поближе к чемпионату, когда уже поймем.

— Надо заранее делать. Во время переходов уже взяли, кого можно, посмотрим, какой будет эффект.

— Действительно, посмотрим.

— Самое смешное, что брали без главного тренера.

— Вот-вот! Видите, я как раз хотел задать этот вопрос! Главного тренера пока у команды ЦСКА нет, зато команда уже вроде есть. Собрали, скажем так.

— Это хороший подход: вот твои игроки, ты с ними будешь играть и выигрывать, а потом посмотрим.

— Может, не очень удобный вопрос. Когда СКА завоевывал Кубок Гагарина при Быкове и Захаркине, отыграв отставание в финале Западной Конференции со счета 0:3... И вдруг неожиданный уход тренера. Или, может, со стороны это казалось неожиданным. Может, как-то приоткроете тайну, что произошло? Почему не стали продлевать контракт?

— Был такой фильм, «Ворота России», где было несколько версий одного и того же события, причем все говорили искренне и от души. Потом было представлено, что происходило на самом деле. Я думаю, еще время не пришло снять «Ворота» про хоккей, про СКА, но, если придет, я свою версию потом тоже могу для режиссера высказать. Я думаю, она будет не самая безынтересная.

— А для вас это было неожиданностью?

— Для меня — да.

— А как? Просто сказали, что не продлевают контракт? Как это произошло?

— Я был уверен, что Быков и Захаркин уже готовят команду к следующему сезоны. Это всё, что я могу сказать...

4b71f37bd7d5ddc54f8d1f984488dbc1.jpg

— Очень много споров сейчас ходит, особенно о лимите на легионеров. У нас буквально на днях был Сергей Светлов, который сейчас пока что еще без работы. Он сказал, что в данных наших условиях нам нужен лимит на легионеров. Бывший главный тренер хоккейного клуба ЦСКА Дмитрий Квартальнов сказал, что нам лимит на легионеров не нужен. Абсолютно полярные мнения. И тот и другой были тренерами. И многие тренеры об этом говорят. На ваш взгляд, нам нужен лимит на легионеров?

— Квартальнов — не теоретик. Он практик. И он тоже пока без работы. Теоретические конструкции идеальные можно строить сколько угодно. Не будет лимита, тогда у нас конкуренция, и заработные платы наших игроков снизятся. Мне кажется, что все-таки реальная жизнь более сложная, чем идеальные конструкции. Поэтому та цифра магическая — пять легионеров, которая есть, за которую пришлось бороться — ее вывели специалисты, которые даже с властью специалисты. Они говорили, давайте трех или чтобы не было легионеров-вратарей. Именно в это время, когда иностранные вратари у нас играли, у нас родилась целая плеяда хороших вратарей, которую играют за сборную. Это и Шестеркин, и Сорокин. Этот список можно продолжить.

— Да они и сейчас появляются.

— Появляются. Но некоторые уехали. Уже сложнее наши представления. Я считаю, что та цифра пять, которая есть сейчас, она, может быть, оптимальная на данный период. Легионер легионеру — рознь.

— А как определить, хороший легионер или нет? По количеству матчей за сборную? Может, как в Англии с футболом? 75% матчей ты должен сыграть за сборную. Может, таким образом?

— Понимаете, все-таки, если какие-то искусственные критерии делать — это одно. Были легионеры, которые не играли за сборную, но блестяще играли здесь. Вы знаете их.

— Да, есть такие.

— Мне кажется, пять на сегодняшний день — достаточно, чтобы выбрать хороших легионеров и чтобы они играли роль в своих командах.

— Вы обмолвились, что были варианты, что этих легионеров могло бы и меньше быть в клубах. А как? Министерство спорта какой-то свой вариант предлагали? Три предлагали? С чем это было связано? Почему три, а не два или четыре?

— Ну, нравилось им, видимо.

— Цифра три? (смеется)

— Нравилось им, видимо. На самом деле, это были дискуссии довольно жаркие. Я рад, что не удалось...

— А вы какие-то аргументы предъявляли? Лично. Допустим: «Я, Александр Иванович Медведев, говорю, что нужно пять!» И приводите какие-нибудь определенные аргументы, почему их должно быть столько.

— Я в свое время предлагал шесть или даже семь. Это старое правило: проси побольше, получишь столько, сколько надо.

— А, ну да, понятно. Такое тоже может быть. Согласен! А вообще, на ваш взгляд, это нормальная ситуация, когда вдруг почему-то министерство обороны, министерство спорта подсказывает или говорит, направляет: надо, чтобы было столько-то легионеров. Все-таки, мне кажется, может быть, это не совсем то, что нужно сейчас.

— Давайте все-таки не отрываться от реалий. Исторически право на проведение чемпионата России передается от Федерации. А Федерация естественно не может без министерства спорта ничего сделать. Опять же, теоретическая конструкция, когда не проводился чемпионат России или передали Высшей Хоккейной Лиге это замечательное право. Я думаю, что все-таки то, что боролись за право проведения чемпионата России, чемпионат КХЛ тире чемпионат России... Опять же, были горячие головы, которые говорили: давайте откажемся! Но все-таки восторжествовал разум. И то, что сейчас лучший российский клуб становится победителем чемпионата России... Хочу напомнить, был один год у нас, когда выигравшая команда была объявлена чемпионом России. Но, по-моему, все болельщики по-прежнему единодушно считали, что все-таки лучший клуб — тогда, два года назад — команда СКА. И все-таки по заслугам считалась лучшим клубом.

— А вот как раз продолжение этой темы — сейчас многие ветераны наши прославленные как раз почему-то ратуют за то, чтобы убрать Кубок Гагарина, двухкруговой или четырехкруговой турнир сделать, обычный гладкий... Ну, как раньше в Советское время было. Команда, занявшая первое место, становится Чемпионом России без всяких кубков.

— Почему без всяких? Давайте, проведем мини-турнир, в ходе чемпионата будем разыгрывать Кубок Гагарина.

— Как?

— Как играют в футболе кубок.

— Это правильно или нет?

— Тогда мы добьемся, что у нас и в хоккее начнут играть также «хорошо», как в футболе. К сожалению, даже хорошие игроки, которые занимают лидирующие позиции в своих клубах, потом раз — надо играть, надо забивать — а не получается. Хотя очень хочется верить, что на чемпионате мира Россия по футболу сможет боеспособную команду выставить, которая из группы хотя бы.

— Вы оптимист. Я что-то как-то не очень верю в это.

— Надо верить. Потому что плохое притягивается. Чем больше о плохом думаешь, тем быстрее оно к тебе придет и на шею сядет. Я считаю, что надо наоборот силы сборной придавать. И поддерживать ее. За год команду собрать очень трудно. Смотрите, есть же такие игроки, Шатов. Вдруг Бухаров стал забивать ни с того ни с сего. Психология. Спорт — это не только набор технико-тактических приемов. Это и командный дух, и вера в победу, готовность всего себя отдать до последнего. Тогда могут и чудеса происходить.

Без названия (2).png

— Александр Иванович, когда вы были президентом Континентальный Хоккейной Лиги, мы с вами это обсуждали, хотел бы к этой теме вернуться. Это матч на открытом воздухе. Я с вами говорил, и вы много раз об этом говорили. Эта идея проведения этого матча все та же? Она готова уже? Мы ждали, когда построят в Санкт-Петербурге новую футбольную арену. И, вроде как, там хотели провести такой вот матч.

— Не вроде как, а по-прежнему. Мы обязательно проведем. Единственное что, выяснилось, что поле так легко не сдвигается и не задвигается. Кубок конфедераций в этом году точно не проведем в 18-ом году. Там Чемпионат Мира. А после проведения чемпионата мира, я думаю, осенью 18-го уже будет абсолютно реально провести такой матч.

— Понятно, что это будет команда СКА. А кто будет в соперниках? Для себя, может быть, какие-то определяли моменты. Может, финалист Кубка Гагарина...

— Это должно быть дерби. А дерби — у нас есть такие. Это и СКА — ЦСКА, и СКА — «Динамо», и СКА — «Магнитка».

— С кем будете играть?

— Если бы я мог единолично выбирать, я бы навязал матч СКА — ЦСКА.

— Хороший вариант! Согласен! Сколько человек принимает в этом решение? Мы сейчас про матч на открытом воздухе. Все члены совета директоров КХЛ?

— Да нет. Я думаю, что здесь все-таки надо будет футбольный клуб «Зенит», который эксплуатирует стадион.

— А если зимой, это не помешает?

— «Зениту» точно. В январе, например. В межсезонье не помешает. Но, тем не менее, надо будет договариваться с «Зенитом», чтобы то самое поле выдвинулось, потом задвинулось вовремя. На самом деле мы уже проводили игры на больших стадионах. Нашей ветеранской команде удалось собрать уже на нашем матче 50 с лишним тысяч зрителей. А на матч США — Германия, где Германия победила, пришло более 75 тысяч зрителей. Потрясающая обстановка была на этом матче.

— Согласен.

— Американцы нам потом жаловались, что вот, мы вышли на десять минут позже, поэтому внесли вклад в победу Германии. Можно вернуться, опять же, в наше славное прошлое. Рекорд был, как в Лужниках.

— Да, в Лужниках тоже играли, бывало.

— Я сам ходил на стадион «Динамо», где играла хоккейная команда «Динамо» свои матчи регулярного чемпионата, который в то время просто назывался «чемпионат». Было очень здорово, интересно. Сейчас в «ВТБ-Арене» потрясающий каток сделали и играли под открытым воздухом. Была идея сыграть, может быть, в регулярку на этом катке. Но там маловато.

ab99c98e5b641507f0f8751ef041b788.jpg

— Первый Матч звезд же проходил на Красной площади на открытом воздухе. Такое тоже было. Еще один вопрос, который очень многих болельщиков волнует. Хоккеисты много об этом говорят. Это уменьшение площадок. Ведь есть стадионы, на которых эти площадки уменьшить большая проблема. Есть новые стадионы, на которых в принципе проблем нет. На ваш взгляд, стоит ли нам переходить на эти площадки меньшего размера?

— Технологически, если закладки есть на арене, то перейти довольно легко. А когда говорят, что мы потеряем места для болельщиков, причем об этом громче всегда говорят те, у кого арены не заполняются. Мы что потеряем потенциальных посетителей или реальных? Кроме того, из опыта НХЛ, самые «горячие пирожки», самые лучшие места — это впритык за воротами, которые раскупаются только так. Поэтому закладки есть. Я точно не помню, по-моему, из двадцати девяти команд, которые играли, закладки есть у порядка 15-16 арен, где это легко можно сделать. Там, где нет, тоже это можно, но это стоит денег. И потребует времени. Но ничего страшного.

— А стоит переходить на эти площадки?

— Я считаю, что стоит. Потому что опыт, который показали арены во Владивостоке, в Загребе, что это более интенсивная игра, еще больше бросков, больше физической борьбы. А что касается индивидуального мастерства, боюсь, что мы загубим наших технических игроков. Я разговаривал и с Павлом Буре, и с Валерием Каменским, которым не откажешь в мастерстве. Нам нравилось играть на канадском размере. Тем более, что идея перейти даже не на канадский размер, а даже на финский.

— Да, получается там 28 ширина. У канадцев 26. А здесь 28 — такой средний размер.

— Кажется, что это позволит, что называется, в углах «вату» перестать катать. Обострения нет, защитники ждут, когда нападающий оттуда вылезет.

— Не всегда дожидаются, я вам так скажу. Очень много вопросов ходило про возможное появление второй команды Санкт-Петербурга. Как-то они возникают эти вопросы. Возможно такое?

— Сейчас в Санкт-Петербурге, да и вообще на Северо-Западе, выстроена система вертикально-интегрированная, которая включает в себя четыре детско-юношеских спортивных школы, три молодежных команды, две команды Высшей Лиги и команду КХЛ, и партнерский клуб «Витязь», который на следующий сезон заключил договор уже не с Тверью, у которой проблемы серьезные, а с «Динамо. Санкт-Петербург». Эта система — она работает, потому что игроки знают, куда им стремиться, начиная с детского возраста. Плюс соревновательный элемент очень большой. Не случайно, что игроки, такие как, вы сами знаете хорошо, выросли уже в Питере — и Барабанов, и Иванников. Очень приятно видеть своих воспитанников.

— Есть в чем-то проблема или пока просто не дошли до этого?

— Это все-таки денежный фактор. Содержать команду Высшей Лиги — средний бюджет, я его хорошо знаю, примерно 90 миллионов рублей. Ясно, что порядок расходов в команде КХЛ в десять раньше выше. И поэтому зрителей собирает «Динамо» — я и сам был на одном из матчей плей-оффа, когда они играли, очень здорово. По пять, шесть, семь тысяч человек. Это другая публика немножко. Показывает, что расширяется привлечение болельщиков на стадион. Найти своего зрителя — это очень важно. Комфортность, что в «Ледовом», что в «Юбилейном» — очень хорошая.

— Тут не будет какого-то пересечения интересов? Хоккейный клуб СКА, «Динамо» Санкт-Петербург»? С другой стороны, шесть миллионов проживает в Санкт-Петербурге. В принципе-то, болельщики найдутся и у той, и у другой команды.

— Может, мы к этому и придем. Для этого нужно, чтобы все эти разговоры, что, может, бизнес-модель не работает... Ну, невозможно применять стандарты НХЛ к той ситуации, в которой живем мы. Потому что, билеты у нас дешевле, чем в кино. Хотя в кино сейчас уже билеты достаточно дорогие, но люди продолжают ходить. И часто ходят. Поэтому, хорошее кино собирает десятки миллионов долларов, а то и сотни может собрать. Но надо отталкиваться от реалий. Билеты будут по-прежнему дешевыми, цены их поднять невозможно. К сожалению, пока выручка недостаточная, чтобы перейти на самоокупаемость. Поэтому, к сожалению, самоокупаемость — это, конечно, красивая идея, но все-таки спонсоры, владельцы, остаются основным источником. Хотя то, как работает СКА с маркетингом, как работает в том же Магнитогорске, Челябинске, Омске показывает, что да — выручка растет. Заработав два-три миллиона долларов по теперешнему курсу, ясно за эти деньги команду КХЛ невозможно собирать. А когда нам говорят, давайте, мы все деньги соберем и поделим их поровну, мне кажется, это довольно такая идея...

— Все клубы какой-то определенный взнос делают?

— «Газпром» содержит СКА и «Авангард» и еще, по-моему, ряд клубов. Давайте мы все эти деньги сложим в общий котел и поделим поровну. Я думаю, такой подход приведет к тому, что все будут давать поровну по нижней планке. Тогда мы вернемся к той самой уравниловки по низшему уровню, которая ни к чему хорошему не приведет.

— Количество клубов Континентальной Хоккейной Лиги — на ваш взгляд оптимальная цифра есть у этих клубов?

— Я глубоко убежден, 60 игр, которые были определены в регулярном сезоне — снижать количество этих игр нельзя. И при этом возможно учитывать интересы сборной, делать эти перерывы на Евротур. И использовать эти перерывы для залечивания травм. Снижать не надо. Каким количеством команд это играть? Я думаю, что здесь рубить по живому, если можно в каком-то городе команда имеет достаточное финансирование, имеет школу, имеет молодежную команду. «Новокузнецк». Давайте представим, что «Новокузнецк» был бы закрыт лет пять назад. Наверное, мы бы не увидели бы ни Бобровского, ни Капризова.

— Телегина, Сорокина. Много игроков оттуда вышло.

— И вышли они почему оттуда? Потому что там есть школа. Отправлять десятилетнего или двенадцатилетнего сына в хорошую школу — в Петербург или в Ярославль — не каждая семья решится на это. Или с ребенком переехать и искать работу в этом центре. Поэтому все-таки развитие этой вертикали, которая с самого начала закладывалась при строительстве КХЛ, должно работать. МХЛ не случайно дала столько уже игроков. Как председатель правления МХЛ, я считаю, что задача на следующем уровне сделать эту лигу еще более привлекательной для молодых игроков. Потому что мы приостановили отток молодежи в возрасте до 16-ти, 18-ти лет. А сейчас опять видим, что эта тревожная тенденция появилась. Мне кажется, одна из причин этому: мало стали уделять внимания продвижению образа молодежной Хоккейной Лиги, престижа играть в ней. В МХЛ стали меньше уделять внимания. И сразу увидели отток. Затраты, конечно, есть на это. Но они не сопоставимы с тем, что ребята будут играть здесь, пополнять команды Молодежной, Высшей Лиги, КХЛ.

— У нас был Алексей Морозов в студии, он где-то был немного озабочен проблемой того, что молодые игроки получают слишком иногда, скажем, достаточно высокие контракты. И это их где-то даже расхолаживает. В том смысле, что с одной стороны вроде как бы еще ничего не добился, а с другой стороны, у тебя такой классный контракт, ты можешь себе позволить какие-то уже определенно дорогие вещи, можешь себе позволить, чего скрывать, и машину достаточно хорошего уровня, и уровень жизни твой растет. И иногда это хоккеистов просто немножечко расхолаживает.

— Вы правы. Сел в красивую машину, отвез девушку свою в ночной клуб и ты уже на вершине. Конечно, это развращает. Человек, который работает, например, в газовой отрасли, мастер с высшим образованием, он таких денег получает, может быть, уже поработав 10, 15, 20 лет. Надо сопоставлять профессиональную работу, промышленность и короткий век спортсмена. Когда молодые ребята — у них голову сносит, и они перестают работать над собой. И, получив легкие деньги, потом не подтверждают ожидания.

— Такие примеры же есть, в КХЛ они были.

— Сколько талантливых молодых ребят мы потеряли? Кабанов, например. Где он сейчас? Я даже не знаю. А парень очень способный по физическим данным и по игровой манере.

— Может, стоит ввести какой-то стандартный контракт новичка? По типу того, как это делается в НХЛ. А там уже бонусы: набрал 20 очков – плюс тебе бонус.

— Нужно ввести системы, чтобы деньги не получали, а зарабатывали. Это будет в КХЛ, кстати, тоже обсуждаться.

— Заговорили мы про деньги. Продолжить хотел бы эту тему. Жесткий потолок зарплат. Сейчас очень много об этом говорится. Кто-то против, кто-то – за. На ваш взгляд, стоит или нет?

— Эта тема, поскольку она с самого начала…

— Она у нас вообще, можно сказать, с начала становления КХЛ.

— Сначала это был потолок, который никто пробить не мог – настолько он был высокий. Потом стали опускать. Потом разрешили платить так называемый налог на роскошь, который идет на целевое использование Континентальной Хоккейной Лиге. Не случайно ведь разные подразделения были у Лиги. Но благодаря такому подходу весь холдинг никогда не был в минусе. Он всегда был в плюсе. Отдельные подразделения могли показывать убыток, а другие – прибыль. Но в совокупности консолидированный баланс всегда был положительный. Опять же, это к вопросу уравниловки и о том, что мы хотим, чтобы у нас звезды были. Потому что я считаю, если звезд не будет, то и болельщиков мы начнем терять. Звездные имена, такие как Ковальчук, Радулов всегда будут привлекать миллионы зрителей. А когда скажут, давайте мы разрешим одного звездного игрока иметь в каждой команде… Но один в поле не воин. Я считаю, эта система, которая работает, она должна пожить еще немножко. Сколько – три или пять лет. Когда клубы благодаря своим владельцам, благодаря своим спонсорам, благодаря своему маркетингу в том числе, могут тратить больше денег, чем другие клубы на заработную плату. При этом платить налог на роскошь, который опять же, идет на развитие хоккея, на развитие Континентальной Хоккейной Лиги. Поэтому говорить о том, что у нас там только один клуб СКА, который всех купил…

— ЦСКА еще появился.

— Нет, давайте эту историю все-таки проанализируем. СКА, ЦСКА, «Локомотив», «Магнитогорск», «Динамо»… Ну, может, у «Динамо» не лучшие времена финансовые. «Ак Барс. Уфа». Эти клубы никогда не испытывали проблем с финансированием. И я очень хорошо помню, что, когда в первый раз ввели налог на роскошь, пять клубов превысили этот порог. Давайте вспомним, сколько у нас клубов играли в первенстве в советские времена. Их было восемь, по-моему.

— Их было восемь, потом двенадцать, да.

— Надо заниматься «Городом солнца». От реалий нашей экономической жизни смотреть, как будем развивать наш спорт. Хочу еще раз отметить – это не совпадение. Только после создания КХЛ, мы снова стали выигрывать мировые первенства. В 2008 году, когда в мае был чемпионат, Лига была зарегистрирована и многие игроки уже с контрактами поехали на Чемпионат Мира. После этого мы смогли выиграть ни один раз, и чемпионат мира. Если мы не выигрываем золото, это считается уже большой бедой.

— А мы просто привыкли. Победные советские традиции.

— Олимпиада была крайне неудачной. К сожалению, вряд ли мы увидим игроков НХЛ на Олимпиаде в Корее.

6db1d0c56fa8600ee606453cb4b4e830.jpg

— Олимпийская золотая медаль в любом случае остается золотой олимпийской медалью. А если у нас есть потолок. Мы сказали, что пока есть варианты, что налог на роскошь вводить. Может, нам тогда стоит поднять пол. Есть же команды, у которых бюджет совсем низок. И понятно, что соревноваться с клубами, как СКА, ЦСКА, «Уфа», «Ак Барс», «Авангард», «Металлург» — наверное, им будет тяжело. Я имею в виду, может, повысить пол, сделать его чуть выше?

— В силу того, что я продолжаю заниматься хоккейными делами, я вижу, как развиваются дела в разных клубах, в том числе, в таких клубах, как «Витязь», как «Динамо. Рига». У этих клубов бюджеты не превышают миллиарда рублей. При нынешнем курсе это не выше 15 миллионов евро в год. Ясно, что в этих бюджетах кроме заработной платы, еще и перелеты, гостиницы и все остальное. Но посмотрите, в этих клубах есть очень хорошие игроки. Если мы говорим о «Витязе» – это Копейкин, Афиногенов. Играли блестяще легионеры, которых с руками оторвали. При этом они играли за абсолютно нормальную заработную плату. И не кривили нос, что называется, глядя на то, какие заработные платы получают в других клубах. Более того, имели возможность побеждать.

— Да, но с другой стороны есть клубы, у которых задолженность по зарплате. Некоторые эту задолженность на данный момент не погасили.

— С этим надо действовать более жестко, я считаю. Гарантии должны быть такие, с которых можно востребовать. Ясно, сейчас такая линия, что финансирование профессионального спорта по линии бюджетных организаций, будь то региональный или городской бюджет – будет, видимо, сокращаться. И мы уже видим это. Но с другой стороны, в любом регионе, в любом городе есть бизнес, который должен видеть, что это не просто профессиональный спорт, это огромный социальный фактор. Пускай это будут не десять тысяч человек, а пять тысяч, которые ходят регулярно на эти матчи вместе с семьями. Не только эти пять тысяч ходят каждый раз. Это десятки тысяч человек, члены их семей, которые ходят на хоккей, как в театр. Я уверен, что склонность к дурным привычкам у людей, которые любят этот спорт, гораздо меньше, чем у тех, кто привержен этому. И самое главное, почему-то не любят об этом говорить, но без профессионального спорта никакой физкультуры не будет. Можно сколько угодно пропагандировать здоровый образ жизни, но если у нас не будет кумиров, звезд, людей, на которых мы хотим быть похожими, и не важно, какой вид спорта – хоккей, футбол, биатлон или шахматы – я плохо себе представляю, как можно привлечь людей к занятию спортом. Потому что именно уникальность того, что делают наши звезды, как они это делают и какой накал борьбы при этом – это почище «Короля Лира».

— Отъезд молодых игроков – я имею в виду не тех, про кого говорили. А ребят, которые играли уже даже в КХЛ. И многие из них принимают решения сейчас уехать и попробовать себя в Национальной Хоккейной Лиге. На ваш взгляд, это хорошо или плохо для самой Лиги? Потому что уезжают ребята, которые на ведущих ролях были в своих в клубах.

— Все-таки двухстороннее у нас движение.

— Ну, кто-то возвращается, да.

— Оно менее интенсивное. Если бы у нас хоккей был, такой, как новые скептики говорят, никогда бы Ягр не смог, поехав доигрывать в НХЛ, продолжать бить рекорды многочисленные и оставаться звездой. Это не один единственный игрок. Этот список можно долго продолжать. И то, как помимо наших признанных звезд – Малкина и Овечкина, такие, как Панарин, как Бобровский себя показали. Самое главное, что эти ребята по первому зову, если есть возможность, едут в сборную играть. Они играют все-таки там на высочайшем уровне. Потому что при всем том, что мы хотим достичь уровня НХЛ, все-таки история разная: у них сто лет, а у нас – десять лет.

— Мы еще дорастем.

— Да. И я уверен, что так будет. Смотрите, новые стадионы появляются, новые школы. Конкурс ребятишек, которые хотят играть в хоккей. Смотрите, сколько турниров детских, сколько интересных событий вокруг хоккея. Сериал «Молодежка» никогда бы не увенчался успехом. Пятый сезон. По-моему, если бы он не был успешным, его бы перестали снимать.
Загрузка...
Загрузка...
Программа 100% УТРА 100% УТРА Эмма Гаджиева и Роман Вагин и Александр Боярский
  • Пн.
  • Вт.
  • Ср.
  • Чт.
  • Пт.
  • Сб.
  • Вс.
с 07:00 до 11:00
Подробнее
лента новостей
Загрузка...