4 Апреля 2017 15:53

Дмитрий Свищёв: «90-60-90… Это было интересное время»

Дмитрий Свищёв: «90-60-90… Это было интересное время»

В гостях у программы «На все 100!» побывал депутат Госдумы, президент Федерации кёрлинга России Дмитрий Александрович Свищев.

- Главное событие - это конечно, серебро чемпионата мира для наших девушек. В плане достижений Российского спорта, это тянет на главное событие марта, может быть. Мы наперебой говорим о самых красивых кёрлингистках в мире. Вы возглавляли, болельщики многие знают, модельное агентство Modus Vivendis. Когда научились разбираться в женской красоте?

- В начале 90-х годов так получилось, создал модельное агентство. Может быть, тогда научился разобраться в женских канонах, параметрах, скажем так. 90-60-90. Это было интересное время.

- Эти каноны работают? По крайней мере, для кёрлинга? Вы действительно считаете, что лицами российской женской сборной должны быть красивые девушки?

- Я считаю, что в команду отбирают и девушек, и парней по другим критериям. Прежде всего по профессиональным качествам. Но, так уж получилось, что российские спортсменки и спортсмены, наверное, наиболее привлекательные, наиболее симпатичные атлеты всего мира.

- Ну не верю я, что это случайно! Мне кажется, что всё-таки есть здесь какая-то закономерность.

- Хочу сказать, что, когда меня выбрали президентом Федерации, команда уже была сформирована, спортсмены уже были отобраны, поэтому мне просто необходимо было свои какие-то умения профессиональные внедрить в Федерацию кёрлинга.

- Тогда вначале века вы организовывали серьёзный фэшн, ивент, супермоделей мира. Вы вообще скучаете по тому времени? Тогда были серьёзным человеком. Может быть, шоу-бизнеса даже. Общались в этой тусовке. Другой мир!

- Вы знаете, на самом деле, наверное, не скучаю. Модельное агентство Modus Vivendis существует и работает без меня, конечно. Не скучаю. Просто тогда был гораздо моложе. Гораздо энергичнее. За многое хватался. Всё интересное меня увлекало. Сейчас спорт поглотил меня полностью. Я и в кёрлинге, и в других видах спорта, и в Государственной думе. Поэтому модельные агентства и всё, что связано с фэшн-индустрией – это, наверное, прошлое.

- Итак, наши девушки самые красивые в мире. Они сейчас в самом расцвете сил, если мы берём команду Ани Сидоровой?

- Девушки наши являются действительно признанными красавицами. Многие из них выбирались даже одними из самых красивых спортсменок в мире. Поэтому хочется верить в то, что они не только сейчас самые красивые, но и ещё много-много лет будут привлекательными, красивыми и будут гордостью российского спорта. Хочется отметить, что у нас вообще команда кёрлинга симпатичная. Как сказала Ольга Андрианова в своё время на встрече с президентом России. И у нас ещё команда Моисеевой есть. Там тоже девушки не менее симпатичные. Поэтому я горжусь нашей командой. И считаю, что кёрлинг - это тот вид спорта, который не только захватывающий, но ещё и интересно за ним смотреть и за его спортсменами, в том числе.

2545.jpg

- По красоте разобрались. Что касается спортивного расцвета. Оцените, как профессионал, продолжительность спортивной жизни в кёрлинге.

- Вообще, конечно, кёрлинг для меня – вид спорта, оказавшийся новым. В 2010 году – тогда я был одним из руководителей Федерации горных лыж и сноуборда России. Когда мне предложили возглавить Федерацию, я, как и многие, наверное, в 2010 – это достаточно давно уже было – но одновременно для меня это был новый вид спорта. Я с удивлением узнал, что это олимпийский вид спорта. И, когда я в него вошёл, то, конечно же, начал пытаться разбираться в правилах. Пытаться разобраться в перспективах этого вида спорта. И понял, что этот вид спорта очень интересный, увлекательный. И, самое важное, что вид спорта, который подвластен и интересен, как для маленьких детишек, так и для седовласых стариков. Потому что этот вид спорта прежде всего семейный. Обратите внимание, команда из четырёх-пяти человек – папа, мама, дедушка, бабушка пришли – вот тебе и команда. Очень классно проводится время, с пользой для здоровья. Это и корпоративный спорт. Как раз такой team spirit именно кёрлинг помогает развивать, объединять. Сейчас же в моде корпоративность. Это же раньше - собрались в банкетном зале и всё, а теперь уже разнообразие необходимо. Теперь уже именно кёрлинг даёт возможность даже не самым спортивным чиновникам, работникам, молодёжи и взрослому поколению выйти на площадку и для своего здоровья как раз позаниматься очень увлекательной игрой.

- Я всё-таки конкретизирую свой вопрос. У нас в гостях был вице-президент федерации компьютерного спорта. Это у нас уже официально признанный спорт – киберспорт. И я задал вопрос, когда ветераном становятся в киберспорте. Он говорит: «25 лет – всё, конец карьеры. Уже медленнее на мышку кликаешь и проигрываешь более молодому и резвому, хотя мозги у тебя и соображают». Вот кёрлинг – когда ветеранским становится?

- Отвечу так: в Ванкувере на Олимпийских играх олимпийским чемпионом канадец стал. Ему было почти 60 лет. То есть мы с вами можем выйти и будем юниорами в кёрлинге.

- Хорошо, я согласен играть с вами в одной команде. Победа наших девушек – большое событие. Для вас, именно как для президента, это веха в вашем президентстве?

- В 2010 году, когда создали Федерацию кёрлинга в нынешнем составе, конечно, мы много сделали за это время. Мы сделали команды, которые сейчас с вами видим. Но мы создали и команду молодёжи, мы развили Федерацию, у нас шикарная дирекция, шикарные вице-президенты, которые по направлениям специализируются: кто-то за встречи отвечает, кто-то за партнёрства, а кто-то за приезд. И так далее. Все виды необходимой деятельности любого вида спорта мы охватили благодаря нашей хорошей команде. Плюс, конечно, мы привлекли тех людей, которые профессионалы в кёрлинге – это Ольга Жаркова и другие спортсмены, которые уже с достаточным спортивным багажом в прошлом, помогли нам распознать, что такое кёрлинг, какие там нюансы. И как раз это и помогло нам создать достаточно мощную федерацию, которая поставила для себя определённые планы, и по этим планам мы начали двигаться вперёд. Вы знаете, что кёрлинг – это не только женский кёрлинг. Это и мужской кёрлинг, это и дабл-микст, и микст, и ветераны, и инвалидный кёрлинг в том числе – на колясках. Поэтому огромное количество мероприятий мы должны проводить. Если мы говорим сейчас о женском кёрлинге, то, конечно, второе место на чемпионате мира – это грандиозная победа всего нашего коллектива.

- Давайте вспомним. Первая победу на чемпионате Европы – золото. И здесь серебро на чемпионате мира. Что оцениваете эмоциональнее?

- Самое большое для меня разочарование – начнём с этого – это, конечно, досадные проигрыши в Сочи. В Сочи нам не хватило одной победы, чтобы мы могли побороться за выход в четвёрку. И в итоге девятое место. Чемпионат Европы 2006 года, который мы выиграли, тогда я ещё даже не знал, что такое кёрлинг. Когда я пришёл в 2010 году, у нас последовало несколько чемпионатов Европы, где мы выигрывали, где были призёрами. Для меня наиболее эмоциональное и самое важное событие – это первое и третье место на чемпионате мира. Конечно, такого результата российский кёрлинг ещё не достигал. После этого последовало ещё несколько бронзовых медалей на чемпионатах мира. И очень важное для меня событие - в новой Олимпийской дисциплине, в дабл-миксе мы создали историю. Потому что до нас никто не завоёвывал в чемпионате мира первое место в новой олимпийской дисциплине. И мы стали чемпионами мира в новой олимпийской дисциплине. Сейчас мы действующие чемпионы мира. И сегодня, когда мы в Китае завоевали серебряную медаль – это грандиозная победа девушек. Многие сравнивают с золотой медалью. Это командный турнир. Надо отдать должное, канадцы были, конечно, на высоте. Мы в восторге от их игры.

- Да, давайте признаем, что между Канадой и всеми остальными, в том числе Россией, была пропасть на этом турнире.

- Это правда. Но, справедливости ради, давайте, если Канаду затронули, скажем, что там больше 3 тысяч ледовых дворцов, где только культивируется кёрлинг. Это необязательно дворец, как мы с вами представляем. Кёрлинг – это может быть одна-две дорожки, совершенно простое спортивное сооружение. Это может быть даже без крыши, на воздухе, на реке, на озере. Но это спортивное сооружение, где занимаются профессионально кёрлингом. И кёрлинг в Канаде на втором месте по популярности. Более трёх с половиной миллионов активно занимающихся кёрлингом. Поэтому из ста команд, которые сейчас самые сильные в мире, 90 – являются канадскими.

- Женский кёрлинг всё-таки по-прежнему нас пока не отпускаёт. Сезон, если брать чемпионат Европы, допустим до конца чемпионата мира, получился чрезвычайно эмоциональным. Нам не привыкать. Когда дело касается женщин, это всегда ураган, огонь, вода подступают в ропоте. Не знаешь, где, чего ждать. Одна команда выигрывает чемпионат Европы, другая едет на чемпионат мира и берёт серебро. Как вы с этим всем справились, разобрались? Как сумели сохранить хладнокровие и определить, кто же всё-таки поедет?

- В этом интрига спорта. Как раз принцип, который мы приняли у себя в федерации в исполкоме, это спортивный принцип формирования национальной команды. Было принято решение: для того, чтобы дать возможность молодым спортсменам опираться на чемпионат Европы или мира, должны быть стыковые матчи. Мы собираем две лучшие команды, и они между собой в спарринг-турнире определяют, кто же поедет на чемпионат Европы. И в этом году действительно сенсационно победила команда Моисеевой перед чемпионатом Европы. Я, если честно, откровенно говоря, переживал, потому что все знают команду Сидоровой – все мы привыкли к ней. А команда Моисеевой – для нас новый игрок, с новой командой. И мы не знали, как она сможет выстоять на чемпионате Европы, где сильнейшие команды и мира в том числе участвуют. И, конечно же, сенсационно, когда они выиграли чемпионат Европы. Это было действительно фантастично. И мы получили с вами серьёзного игрока на российском рынке кёрлинга, который всегда теперь будет уже титулованным игроком, командой титулованной, и она всегда сможет составлять достойную конкуренцию нашей команде Сидоровой.

- Но тем не менее стык за право поехать на чемпионат мира уже выиграла Сидорова.

- Да, я вам могу сказать, что не просто выиграла и не просто дался этот турнир отборочный на чемпионат мира. Потому что я сам с Сидоровой, с её командой, несколько раз встречался в промежуточный период. И они переживали, они дёргались. Потому что, конечно же, Моисеева дала о себе знать. Поэтому тот турнир, который выиграли девушки уже перед чемпионатом мира, он являлся ключевым, они немножко выдохнули. Но мы знаем с вами, что чемпионат мира был отборочным турниром к Олимпиаде в Корее. Очень важные очки. И мы одни из первых, кто уже заявил о том, что с победой мы едем на Олимпийские игры, получили лицензию.

- Вы на равных общаетесь с командой Сидоровой и Моисеевой? У вас одинаковые, ровные отношения? Ведь если девушки вдруг почувствуют чуть большую теплоту в адрес соперницы – это всё – пиши пропало.

- Совершенно верно говорите. Задача федерации – не строить никаких преференций для любого спортсмена. У нас профессиональные качества являются главным критерием в отборе команды. А личные отношения – конечно, мы выстраиваем их с каждым спортсменом, пытаемся понять, чем дышит спортсмен, какая у него проблема, чтобы её помочь решить, оказать помощь. Для нас все спортсмены равны, независимо от того, чемпион он или только начинающий спортсмен.

- Вы только что сказали, что такой прорыв и взлёт команды Моисеевой стал до определённой степени неожиданностью. Позволили себе сравнить ситуацию с женским фигурным катанием. У нас, допустим, в 90-е, нулевые, были яркие спортсменки. Слуцкая, Бутырская. Всё по одиночке. И вот тут Сочи – и дальше прорыв: одна, вторая, третья. Чемпионат России круче чемпионата Европы. Ждать ли нам, может быть, в Олимпийском сезоне прорыв от какой-то команды?

- Бутырская действительно была первой чемпионкой мира среди наших одиночниц. Конечно, благодаря её победе и на её опыте, и на её вот этих позитивных моментах и рождалась вот эта плеяда фигуристов. То же самое здесь. Конечно, что развивает спорт? Спортивное сооружение, спортивная школа, тренеры и, конечно же, те спортсмены, которые выигрывают соревнования. Именно они становятся кумирами, они становятся неким объектом подражания для маленьких девочек и мальчиков, для их родителей, которые этих детей ведут в секцию, потому что они видят перспективу. Раньше, если бы не было у нас дворцов, и не было таких, как Сидорова, Моисеева, то зачем вести? Никто бы не верил в этот вид спорта. Сейчас есть в кого поверить, сейчас есть, куда детей маленьких вести заниматься спортом, есть перспектива.

- То есть ждём появления новых звёзд?

- Конечно, мы хотим, чтобы у нас было много звёзд и звёздочек.

- Вы же были в Китае?

- Да, так получилось, что я попал во вторую половину турнира. Мы провели совещание очень важную консультацию с президентом мировой Федерации кёрлинга. Сблизили в непростое для нас всех время позиции международного спорта, в том числе и кёрлинга, слава богу. И я был свидетелем сенсационной нашей игры на чемпионате Мира.

- Как вы остались в кёрлинге? В нём важнейшая составляющая – психология, умение не дрогнуть в решающий момент. Как вам удавалось наладить контакт, оставаясь незамеченным, может быть, но при этом помогая девушкам?

- Конечно, когда мы приезжаем на любой чемпионат, мы стараемся не мучить своим присутствием, каким-то напутствиями, какой-то ещё помощью эмоциональной или психологической. Мы стараемся быть незамеченными для наших спортсменов. Почему? Вы правильно заметили, что психологическое состояние у спортсменов – самое важное вовремя соревнований. Тем более на таком уровне, как чемпионат мира. Помощников в виде спонсоров, массажистов, врачей – у девушек достаточно. Им нужно успеть восстановиться, им нужно успеть собраться с мыслями, получить замечания тренера о прошедшей игре или наставления на будущую игру. Поэтому мы достаточно трезво это осознаём и стараемся не мешать. Когда мы приезжаем как руководство Федерации на соревнования, девушки знают, что мы рядом, в случае чего могут обратиться по тем или иным причинам. Мы всегда поможем, закроем ту или иную проблему. Но личной своей надоедливостью стараемся не спекулировать. Самое главное, быть рядом, оказывать поддержку.

- Финальный матч наблюдали вживую?

- Да.

- Как поздравили? Первые минуты вспомните.

- Конечно, с одной стороны это и поздравления. С другой стороны – это утешения.

- В финале всё-таки случилось поражение.

- Девушки за день до финальной игры стали серебряными призёрами. Это уже программа минимум выполнена. Они были счастливы. И слёзы были, и смех, прыжки от счастья. Конечно же, мы уже тогда были рады, потому что мы сделали то, что никогда никто не делал в России. Конечно, игра длилась более двух часов, и мы понимали уже в середине игры, что вряд ли может случиться сенсация, чудо. Мы понимали также, что счёт уже не в нашу пользу и вряд ли результат можно изменить. Поэтому психологически я сам расстроился. Все мои коллеги, кто были со мной – тоже и Ольга Жаркова и Ольга Шашлова – мы, конечно, уже были подавлены. Но с другой стороны, конечно, гордость за нашу страну, за наших спортсменок, за то, что делали и делаем, мы имели. И все наши иностранные партнёры и тренеры нам немножко завидуют. Они, даже когда поздравляли нас со вторым местом, я понимал, что то, куда прыгнула Россия – эта семья кёрлинга – призовые места Чемпионата Мира – конечно, для них уже недостижимы. Хотя они считались аксакалами кёрлинга. Шотландия оказалась – вроде родоначальник кёрлинга, более 500 лет. И Россия – 20 с небольшим лет, а мы уже серебряные призёры чемпионата мира.

- Обидно, да?

- Обидно и завидно. Мы, конечно, понимаем, не расслабляемся. Лёгкая прогулка. Мы понимаем, что в спорте никто дорогу не откроет. Поэтому будем двигаться вперёд. Есть куда двигаться. Я ещё раз призываю порадоваться за наших спортсменов. Мы ими гордимся. Второе место, которое мы получили – это действительно победа. Но есть куда двигаться. Согласитесь, было бы первое место, нам бы пришлось бы отстаивать.

- С давлением ехали бы на Олимпиаду.

- А сейчас есть, к чему стремиться.

- Но стол-то накрыли в Китае?

- Конечно.

600kam1.jpg

- Дмитрий Александрович, естественно в мае исполком читал ваши слова о том, что есть разные варианты отбора на Олимпиаду. Действительно только там всё вершится? Давайте ещё раз проговорим, как будем определять, кто поедет на Олимпиаду, какая команда.

- Интрига есть. Конечно, раз исполком принял решение в предыдущем сезоне о том, что привилегий никакой команде и никакие регалии не помогут без отбора. И действительно мы видим с вами, что мы справедливо поступали. Моисеева отобралась – выиграла. Сидорова отобралась – поехала. То есть на самом деле вроде бы всё нормально. Что касается предолимпийского сезона. Много разговоров ходит, много мнений ходит. Но основное мнение и опрос нашего тренерского штаба и руководителей Федерации говорит о том, что команда, которая набрала олимпийские очки, а это была команда Сидоровой, и в том сезоне она практически на 60-70 % набрала олимпийских очков квалификационных. И в этом затвердила нашу позицию, получила лицензию. Должна ехать она. Это мнение и Шулико, как нашего старшего тренера, это мнение в принципе и подавляющего количества наших руководителей. Что касается новой идеи, которая возникла у Юрия Шулико, то он предложил, чтобы на чемпионат мира, который стартует сразу после олимпийского турнира, поехала команда Моисеевой. И здесь у меня тогда другой вопрос. Команда Моисеевой. У нас же есть ещё резервы! Мы для чего создаём резервы, для чего тренируем спортсменов? Почему команда Краснодарского края не может поехать? То есть что мы будем делать? Это будет моя идея, раз есть такое предложение Шулико - созвать дополнительный отборочный турнир уже на Чемпионате Мира. И тогда мы с вами, может быть, получим рождения ещё одной новой звезды. То есть, что касается Олимпиады, если не случится ничего экстраординарного – поедет Сидорова. На сегодняшний день у них большой шанс на это.

- Вопрос по акклиматизации. Ведь это важно. Корейки-то рядом, часовые пояса в ту сторону. И начало прошедшего турнира чемпионата мира было сложным для нас, как мы признаем, в том числе и по этим причинам. Учтём ошибки?

- Действительно, начало турнира сложилось не просто. Обратите внимание, первую игру мы выиграли. Три последующих мы проиграли. При том проиграли, я считаю, могли мы легко быть победителями и, может быть, не так бы нервничали за право, когда определялось право выхода из группы. Действительно, наверное, вы правы в том, что существует акклиматизация, проблемы с часовыми поясами. И мы обязательно учтём. В период подготовки. Мы действительно уже сейчас запланировали обширный большой сбор перед Олимпиадой в Японии. Там примерно часовые пояса и климат совпадают с Кореей. Мы сделаем всё так, чтобы действительно спортсмены не чувствовали проблем переезда, акклиматизации и часовых смен.

- Уже первого апреля в Канаде стартует мужской чемпионат мира. Вы в Китае побывали, в Канаду планируете выбраться?

- На самом деле действительно хотелось бы мне попасть в Канаду. Есть определённые сложности – это ещё дальше лететь. Но постараюсь быть. Визу поставил, планирую.

- Про женщин поговорили. Команда Моисеевой, команда Сидоровой, была упорная борьба, суперкубок разыграли. Россию от мужчин представит команда Алексея Стукальского. Его команда лучшая без вариантов?

- Вы правильно говорите, что, если у нас в женском кёрлинге достаточно стабильные позиции, мы признанные, если не лидеры, то участники лидирующей группы в мировом кёрлинге, то с мужчинами у нас есть определённые сложности, не так всё гладко, как хотелось быть. Мы действительно пытаемся, чтобы наши спортсмены мужчины вошли в мировую элиту. Но на сегодняшний день реалии говорят о том, что мы достаточно уверенно входим в десятку спортсменов команд мира, но не более. Сложности, прежде всего, наверное, связаны с недостатком опыта работы. Хотя, вы знаете, ребята-то уже достаточно все взрослые. И многие турниры посетили. Лучший результат, который у нас был – это четвёртое место на чемпионате Европы. Вот, наверное, и все наши достижения. Но мы стараемся, ребята замотивированы, уехали с хорошей мотивацией, с хорошим зарядом. Когда мы провожали, ещё раз сказали, что их задача минимум, которая сейчас стоит – отобраться на олимпийский турнир. Олимпийский турнир в моём понимании – непредсказуемый совершенно турнир. Там, может совершенно непонятная команда стать призёром. Поэтому я считаю, что у нас есть гипотетические шансы выступить неплохо на чемпионате мира и на олимпийском турнире. Для того, чтобы попасть на Олимпиаду нужно набрать квалификационные очки, попасть в шестёрку. Если у нас не получается это решить сразу, есть ещё олимпийский квалификационный турнир, который пройдёт в Чехии в этом сезоне. И есть вторая возможность квалифицироваться. Мы очень надеемся, что всё-таки будем в Корее.

- В общем, парней ориентируете на шестёрку или, как амбициозный человек, ставите более высокие планки?

- Прежде всего спортсмен ставит себе амбициозные планы. Перспективы есть. И шансы есть. Ребята очень хорошо технически подготовлены. Не хватает как раз, может быть, сыгранности, может быть, какого-то спортивного фарта. Но я уверен. У нас же с девушками тоже такая ситуация была. Но упорством добились своего. Тренерами хорошими обеспечены ребята. И наши иностранные тренеры работают с ними. Весь штат тренерский нацелен на достижение результата.

- Кёрлинг в России - это по-прежнему что? Легендарный «Москвич», в котором все тренировались, играли. Как регионы подтягиваются?

- Кёрлинг - это не только стадион в Москве, скажем так. Это действительно легендарный московский клуб. Давайте немножко истории. Кёрлинг в России появился в Петербурге, там его российская родина. Там шикарные главные спортсмены, которые создали Федерацию кёрлинга России. Самоучки. Таланты, которые вначале 90-х годов собрались и на добровольных началах общественных начали изучать кёрлинг. Потом он плавно перешёл в Москву, здесь его подхватила Ольга Андрианова, создала школу кёрлинга. И как раз на базе «Москвича», которого вы сейчас упоминали, был первый кёрлинг клуб Москвы. Там родились основные наши звёзды - и девушки, и парни. Но сейчас кёрлинг - это уже 30 регионов! Это стадионы и в Сочи, вы знаете, олимпийский объект. Это стадион и в Дудинке, где будет проходить турнир. Хотел бы отдельно остановиться на нём. Это и Новосибирск, и Челябинск, и Петербург, и Красноярск. То есть огромное количество регионов. Иркутск, Якутия, огромное количество регионов, которые развивают кёрлинг. Как раз благодаря тому, что наши спортсмены завоёвывают места. Второй очень важный толчок, импульс для развития кёрлинга, это крупные международные соревнования. Мы проводили в Казани шикарные соревнования, благодаря республике, правительству Татарстана. У них начала развиваться активными темпами школа. Сейчас руководство Татарстана выбирает место для строительства стадиона, в ближайшее время мы получим стадион для кёрлинга. В Дудинке мы провели такой опытный, показательный турнир. В этом году проводится международный турнир с участием крупнейших, лучших команд мира. Олимпийская чемпионка приедет.

- Извините, я перебью. Я просто недавно в Норильске был, на Матче Звёзд, Вячеслав Фетисов. В Дудинку иностранцев вывести... масштабно!

- Как ни удивительно, к нам с огромным удовольствием едут титулованные спортсмены. Дудинка - это 69-ая параллель, на которой в принципе находятся все арктические страны. Канада, США, Швеция, Дания, Норвегия, Финляндия. Дополнительный гость, которого мы пригласили - двукратная чемпионка мира, из Швейцарии команда. С большим удовольствием люди едут. Да, действительно, не простые условия. Норильский «Никель» создали шикарный турнир, шикарные условия. Спортсмены с большим удовольствием туда едут. Я хотел что сказать? Турнир, который прошёл в том году, создал базу и основу для создания детской школы. Мы уехали, а детская школа начала работать. Детишки записались, порядка 120 детей сейчас ходят в секцию в Дудинке. Согласитесь, не самый простой регион с летними видами спорта, я думаю, там тяжело их развивать. А вот хоккей, фигурное катание, кёрлинг, лыжи, горные лыжи, сноуборд - это как раз те виды спорта, которые можно и нужно культивировать в северных регионах нашей страны.

- Обязательная вещь, о которой надо поговорить. Год остался не только до Олимпиады, но и до Паралимпиады. Сложная ситуация с паралимпийским комитетом России. Он по-прежнему дисквалифицирован. Мы переживаем за всех наших спортсменов, наши спортсмены, участники турниров по кёрлингу на колясках принимают участие и уверенно выглядят. Они и Чемпионаты Мира выигрывали, сейчас серебро взяли. Должны бы были поехать на Паралимпиаду одними из фаворитов. Какова ситуация? Почему так складывается, что кёрлинг удалось вычленить, удалось оставить наших паралимпийцев соревнующимися, а в других видах спорта это не получается?

- Вы совершенно правы. Вопрос, конечно, сложный. Паралимпийский комитет России, отстранение нас, дисквалификация... К сожалению, действительно проблема существует. И она сложно решаема. Но мы надеемся на то, что здравый смысл и здравый ум будут превалировать. И наши зарубежные партнёры поймут, что паралимпизм выше всяких политических интриг и событий. Не говоря уже о том, что мы с вами развиваем кёрлинг, и наши спортсмены уже в принципе отобрались на Паралимпиаду. У нас очень сильная, мощная команда. Те спортсмены, которые отобрались, мужественные, сильные, красивые люди, которые обязаны участвовать в Паралимпиаде. Мы должны всё сделать для того, чтобы оказать им в этом содействие.

- Что вы конкретно можете сделать? Наверное, можете сейчас как-то отстраниться от нашего паралимпийского комитета, взять их под своё крыло?

- Первое, что мы сделали, это провели консультацию с нашей международной Федерацией кёрлинга. Кейт Кейтнесс, президент Федерации, заявила, одна из немногих, что считает, что паралимпийский кёрлинг российский должен участвовать в Паралимпиаде. Независимо оттого, как будут развиваться события с паралимпийским комитетом. Она готова поддержать участие наших спортсменов. Это очень важное заявление. Что касается наших команд, мы приняли решение совместно с министерством спорта и с паралимпийским комитетом России о том, что в нашу семью кёрлинга должны войти наши паралимпийцы, кёрлинг на колясках. Почему? Мы должны соответствовать международным требованиям и нашей международной федерации головной. Потому что мировая Федерация кёрлинга объединяет спортсменов: и женский, и мужской кёрлинг, и смешанный, но и ещё и кёрлинг на колясках, как отдельная дисциплина. На сегодняшний день, к сожалению, у нас нет такой дисциплины - кёрлинг на колясках. Но буквально на прошлой неделе прошло совещание в министерстве спорта, принято решение, что мы запустим процедуру перехода спортсменов-паралимпийцев Федерации кёрлинга в нашу семью. И автоматически начали регистрировать кёрлинг на колясках, как дисциплину кёрлинга.

- Ваш пример может быть наукой для других паралимпийских дисциплин.

- Вы знаете, если Федерация готова поддерживать... Это же огромная ответственность. К нам спортсмены паралимпийцы попадают уже титулованными спортсменами. И главное помогать развивать им спорт. Согласитесь, когда они уже в рангах чемпионов мира, серебряные призёры, если они попадают к нам уже такими титулованными, мы обязаны всё сделать для того, чтобы они развивались. И региональные развивались, потому что не так много ещё кёрлинга на колясках в регионах. Наша задача географию расширить российскую, создать условия, доступность, потому что многие стадионы неспособны сейчас принимать кёрлинг на колясках. Доступность обсуждения с региональным министерством, руководством, нужно создать условия для развития кёрлинга и успешного присутствия на международной арене.

- Мне окажется, что от отстранения наших паралимпийцев от игр в Рио-де-Жанейро прошло огромное количество времени. Мы получили критерии. Но ничего не менялось. Но никаких шагов не было. Вот Фетисов с комиссией Госдумы съездили в Бон, пообщались с международным паралимпийским комитетом. Какие-то по крайней мере начались подвижки. Кто виноват, что наши паралимпийцы беззащитны?

- Виновата, наверное, ситуация, и все мы вместе взятые. Конечно, мы запустили эту проблему. Началось всё, конечно, с банальной политической ситуации, мы-то знаем. И она начала развиваться как снежный ком. Надо было вначале купировать её. Необходимо было, конечно, остановить весь этот процесс. Это было возможно сделать. К сожалению, время ушло. И думать о том, как это произошло и почему - нет смысла никакого. Другой вопрос, как сделать так, чтобы наши паралимпийцы были восстановлены полностью в правах. Паралимпийский комитет и спортсмены, прежде всего. Поэтому сегодня обсуждаем Лукина, Рожкова, наших руководителей паралимпизма российского. Как раз сегодня буквально два часа назад окончилась коллегия. И мы проговорили, что нужно сделать для того, чтобы данный процесс, процесс восстановления в правах нашего паралимпийсокго комитета ускорился. Потому что страдают и спортсмены. Вероятность того, что мы всё-таки поедем в Корею на Паралимпийские игры мала, ничтожна мала. Хотя надежда есть. За эту надежду надо цепляться, любой момент развивать.

- Вы сейчас инициируете процесс выхода, под своё крыло берёте паралимпийцев. То же самое могут сделать горнолыжники, лыжники, биатлонисты? И сделать так, чтобы не международный паралимпийский комитет, а федерации по видам спорта определяли допуск наших паралимпийцев? Или я фантазирую?

- Вы правильно сказали. Томас Бах сказал, что международные федерации должны определять критерии допуска или недопуска тех или иных спортсменов. Проблема наших зимних паралимпийских видов спорта - они практически все не входят в федерации. Например, кёрлинг на колясках не входил в федерацию кёрлинга. Парабиатлон - то же самое. Они входили в федерацию так называемую с поражением опорно-двигательного аппарата. И коллеги наши - они молодцы. Им большое спасибо за то, что они развивали эти виды спорта. Взаимоотношения с международными федерациями должна вести российская федерация по виду спорта. И она должна отстаивать интересы и права своих спортсменов. Этим сейчас и занимаемся. Я призываю все другие Федерации - и зимние, и летние - заняться добрым, важным, нужным делом привлечения под своим знамёна паралимпийцев и отстаивания их интересов. Что хочу заметить? Вот, например, руководитель FIS Жан-Франко Каспер правильную вещь сказал. Буквально две недели назад он чётко сказал и дал понять, что FIS - лыжная Федерация - это 50 % примерно медалей зимников. Не получили достоверной информации о наших спортсменах, которые были замешаны в допинговом скандале. Если не уличены в допинге, значит, не важно, под какой страной они, под флагом какой страны выступают и какой паспорт имеют - они должны быть допущены до соревнований. Это очень важное заявление. И FIS, обратите внимание, не забрал соревнования, которые проходили в России. Многие Кубки Мира проходили. Это лыжники, горноложники, фристайлисты, сноубордисты. Чемпионаты проходили, Кубки Мира проходили, Кубки Европы проходили. Это говорит о том, что есть возможность, мы должны отстаивать. Задача основная: более массированное представление наших интересов как раз в европейских международных спортивных организациях: в федерациях, в МОКе, в паралимпийском комитете. И тогда у нас будет удача и успех.

znakcom-137660-600x400.jpg

- Спикер министерства иностранных дел Мария Захарова говорит, что мы только в начале дискредитации чемпионата мира по футболу в России, что нам ждать ещё очень много подстав. Согласны с ней?

- Меня, к сожалению, не услышали. Я два года назад, по-моему, даже здесь у вас сказал, что необходимо внедрить такую должность как атташе по спорту. Обратите внимание, есть у нас в любом посольстве атташе военный, атташе по культуре даже есть. А по спорту – нет. А спорт, мы видим с вами, это инструмент достижения политических целей. Считаю, что именно атташе по спорту, может быть, не во всех странах, а в основных спортивных державах должен присутствовать. Потому что там проходят основные соревнования, там рождаются и развиваются скандалы, допинговые скандалы, проблемы со спортсменами. Так вот если мы будем там присутствовать и будем решать эти вопросы прямо на месте – и в судах, и в международных организациях спортивных, тогда у нас не будет этих глобальных проблем, которые мы сейчас имеем. Все вопросы решаются в диалоге. Диалога у нас, к сожалению, не было. Сейчас, мне кажется, есть время и возможность эту нишу восполнить.

- Как вы считаете, не отнимут чемпионат мира по футболу, уже поздно?

- Я на 90% уверен, что, конечно, чемпионат мира не отнимут, но попытки и, конечно, очернить нас – и Россию, и организаторов, ситуацию – конечно, они будут продолжаться. Может быть, даже будут нарастать. Но этот момент – именно технически это сложно. И второе, всё-таки, мне кажется, ФИФА это такая мощная организация, которая понимает, что если сейчас нас будут заставлять отказаться от чемпионата по тем или иным причинам, то это как снежный ком, который завтра может захлестнуть вообще весь спорт. Поэтому задача – ни в коем случае не поддаваться на провокации. Я очень рад, что ФИФА придерживается такой политики.

- Я знаю, что вы были в Сочи на матче Россия – Бельгия. Ваше мнение? Много копий сломано сейчас по игре сборной России. Что делать?

- Лично я был доволен игрой. Конечно, были ошибки. Первые голы, которые получили в свои ворота, были досадной ошибкой. Наверное, несыгранность, очень молодая команда. Я очень горжусь тем, что у нас наконец-то тренеры выпустили молодёжь. То есть у нас есть перспектива. Что касается результата, мы довольны. Я смотрел за реакцией Виталия Мутко. Сначала это было, конечно, очень депрессивно, были задумчивость, разочарованность. Но потихонечку нарастала у него некая уверенность, и в конце матча он радовался как ребёнок. Я его поздравляю с этой победой. Потому что ничья равноценна нашей победе. Я уверен, что сборная команда России по футболу в ближайшее время отработает все ошибки, которые были, наберётся опыта и уже будет на чемпионате мира достойно выглядеть.

- На Кубке Конфедераций нужно какие-то задачи ставить?

- Какие задачи? Только победа! У нас в комитете по физкультуре и спорту Валерий Газаев как раз-таки раскритиковал всё положение дел в футболе масштабно. Он мой хороший товарищ, большой профессионал в спорте. Я всячески ему доверяю, как профессионалу. Но я в футболе не профессионал. Я оцениваю душой, сердцем, как любитель футбола. Я глазами и эмоциями ощущаю. А он – как профессионал.

- Клубный футбол у нас сегодня вертится вокруг московского «Спартака», который в нескольких турах от чемпионства долгожданного для многих болельщиков. Вы за «Спартак» в этой чемпионской гонке или против?

- Если «Спартак» выиграет – я буду рад. Я вообще-то люблю ЦСКА, как-то так получилось. Я в ЦСКА работал, поэтому я приверженец ЦСКА. Выиграет «Спартак» - молодцы. Меня интересует уровень нашего футбола на международном уровне. В том числе развитие футбола в России. Потому что я считаю, что нужно больше футбольных полей, спортивных секций, детишек приводить в футбол и не только в футбол, но и в горные лыжи, и в кёрлинг, в любые виды спорта. Кстати, на коллегии обсуждалось. Вы знаете, сколько у нас? 34%, занимающихся спортом. В развитых странах 60 % занимаются спортом. Проблема в чём? В отсутствии стадионов. Банально. Не нужно каких-то дорогущих стадионов, как в Петербурге. Нужен простой маленький стадиончик, либо футбольная площадка. Не надо трибун. Просто сделайте, поставьте свет, и пацаны будут гонять. И именно оттуда родятся наши новые звёзды.

- В заключение беседы, последний тезис. Вы успешный человек, который достиг хороших результатов в разных сферах этой жизни. И в политике в том числе. Спорт в нашей стране. Вы верите в то, что он может быть бизнесом, и вообще успешным. Мы можем выстроить бизнес модель для развития спорта?

- Однозначно. Спорт – это большая не только политика, но и большой бизнес. В наших условиях. В наших условиях это может быть большим хорошим бизнесом. Сейчас как раз обсуждается активно вопрос о том, что государственно-частное партнёрство должно быть внедрено как раз и в спорт в том числе. Вообще, в социальные сферы, но мы говорим сейчас о спорте. Государство не может на себе нести бремя инвестиций в спорт. Надо же не просто построить стадион и детскую школу, надо ещё содержать, заниматься ремонтом, эксплуатацией и так далее. Поэтому необходимо создать для инвесторов такие условия, чтобы им было выгодно приходить в спорт. На западе существует нормальная модель, когда спортивное сооружение может окупиться за 7-10 лет. Для запада это, может быть, нормальное время, для нас это 4-5 лет, тогда инвестор легко придёт в спорт, будет инвестировать в спортивное сооружение. Что нужно для этого создать? Первое: инвестору в спорт нужно выделить земельный участок. Второе – освободить его от налогов имущественных. Вы знаете, что спортивный стадион – это как минимум 100 миллионов рублей и до бесконечности. Это достаточно серьёзная нагрузка на инвестора, если не снять с него налоги на землю, налоги на имущество, и снизить налог на прибыль. На самом деле то, что я сказал – эти возможно Москва уже давно внедряет. Другие регионы сейчас пытаются это сделать. Как раз, если мы это с вами сделаем, инвесторы будут строить спортивные площадки.
Загрузка...
материалы по теме:
Загрузка...
Программа 100% УТРА 100% УТРА Эмма Гаджиева и Роман Вагин и Александр Боярский
  • Пн.
  • Вт.
  • Ср.
  • Чт.
  • Пт.
  • Сб.
  • Вс.
с 07:00 до 11:00
Подробнее
лента новостей
Загрузка...