26 Апреля 2018 10:33

«Если бы не фигурное катание, ушёл бы в футбол»

«Если бы не фигурное катание, ушёл бы в футбол»

Михаил Коляда – спортсмен, который подарил нам долгожданную медаль в одиночном мужском катании на чемпионате мира. Этот сезон сложился для фигуриста как нельзя лучше. О том, с чем ему пришлось столкнуться, какие трудности преодолеть, а также о том, как он справляется с колоссальным давлением, Михаил рассказал ведущим «Спорт FM» Эмме Гаджиевой и Александру Кузьмину.

– Насколько тот набор титулов, который имеется у тебя сейчас, удовлетворяет тебя?

– На данный момент всё прекрасно, всё устраивает. На самом деле сезон был очень тяжёлый и очень классный. Медаль практически на каждом соревновании – это здорово. Конечно, какие-то моменты я бы исправил, сделал что-то по-другому, но в целом, сезон был очень хороший.

– После чемпионата мира, на котором ты завоевал медаль в одиночном мужском катании, ты отказался от интервью, аргументируя отказ тем, что хочешь отключиться от внешнего мира и перевести дух. Как всё это происходило?

– После любого ответственного соревнования хочется просто полежать пару дней, закрывшись от всего и ото всех, и ничего не делать. Чтобы не только тело, но и мозг отдохнул, потому что идёт очень серьёзная психологическая нагрузка, и я пока не знаю, как справляться с ней по-другому.

– После таких соревнований чувствуешь опустошение в организме или приходится избавляться от мыслей, перестать прокручивать программу, ошибки?

– Бывает по-разному. Иногда приезжаешь с соревнований и продолжаешь думать о том, что будет дальше, что надо исправить на тренировке. А иногда происходит так, что приезжаешь и не думаешь ни о чем. После чемпионата мира был второй случай. Неделю я ходил в состоянии зомби. Просыпался с утра с ощущением, как будто убили.

– Ты очень редко даёшь интервью, с чем это связано? Не любишь внимание к своей персоне или боишься каверзных вопросов?

– Нет, вопросов не боюсь. Просто это идёт такая эмоциональная отдача, а когда идёт такой напряженный сезон, надо концентрироваться на чём-то более важном. Я понимаю, что есть болельщики, и я их очень люблю. Но я не железный и не могу разорваться на десять частей, а мне ведь ещё учиться надо. Надо разумно распределять свои силы.

– Со своими близкими людьми ты делишься всеми нюансами, перипетиями борьбы, которые происходят на соревнованиях, или ты больше замкнут в себе?

– Мне необходимо немного времени. Сначала надо всё обдумать самому, переболеть, пережить, а потом уже можно делиться своими впечатлениями.

– В детстве ты несколько раз пытался бросить фигурное катание. Почему так происходило, было обидно, что не выигрываешь, пресыщался, переживал какие-то падения?

– Каждый день был похож на предыдущий: тренировки – школа – дом. В этом треугольнике было сложно найти что-то хорошее, положительное. Тогда вкуса победы не чувствовал, потому что соревнования особо не выигрывал, а из-за этого и тренировки не шли. Потом, когда начались какие-то успехи, вошёл во вкус, и всё изменилось.

– Были момент, когда мама или бабушка говорили, что ты уходишь из фигурного катания, потому что тоже уставали?

– На самом деле, сейчас всё больше осознаю заслугу родителей во всём этом. Они огромные силы отдавали на фигурное катание. Мы вставали в пять утра, чтобы к шести приехать в «Юбилейный», после этого в садик, в школу, а потом снова тренировка. Кому понравится вставать в пять утра? И ведь не важно, какой день недели, будь то суббота или понедельник. Ты встаешь и едешь на первом метро.

– Кем ты хотел стать в детстве?

– Даже не задумывался об этом, просто плыл по течению. Можно сказать, что я доверился судьбе.

– У вас в семье четверо детей, ты самый старший. Разве получалось просто плыть по течению? Это ведь колоссальная ответственность, надо подавать пример?

– Да, я был самым старшим в семье, но сестра младше меня всего на два года, поэтому было не так сложно. Не могу сказать, что хотел подавать ей какой-то пример. Она всего год занималась фигурным катанием, а потом как-то не пошло.

– Чего, на твой взгляд, ей не хватило целеустремлённости, или помешала лень?

– Мы все ленивые. Может быть, у родителей просто не хватило сил, чтобы заставлять её, поднажать немного. Не понятно, что было бы, если она отзанималась бы даже пять лет. Сейчас конкуренция очень большая, и, думаю, одного фигуриста в семье достаточно.

Задумывался о том, чем бы ты занимался по жизни, если не фигурным катанием?

– Конечно. Думаю, что ушёл бы в футбол. Это было в 13-14 лет, когда мне ничего не хотелось. Записался в какую-то дворовую команду, тренер звал, говорил, чтобы я приходил. А вот сейчас совсем не слежу за футболом, как-то охладел. Ну, играют какие-то дяденьки, пусть играют. Я совсем не болельщик, не фанат.

– Как ты справлялся с негативом, который, несмотря на «серебро» в командном первенстве, лился просто отовсюду?

– Я просто ничего такого не читал, не заходил в социальные сети. После короткой программы в командных соревнованиях я просто сам себя потихоньку съедал. Очень благодарен ребятам, родителям, психологам, которые смогли меня реанимировать, потому что это было очень тяжело. Они помогли мне, и на произвольную программу я выходил с совершенно другим настроем.

– У тебя ведь день рождения выпал на Олимпиаду.

– Да, день рождения у меня был в день выезда. Начался он с подъёма в 7 утра и выезда в 7:30, закончился в «Пулково» в Санкт-Петербурге. Не отмечали, конечно, но ребята, которые там были, поздравили меня.

– Как фигуристы отмечают такие праздники, вам ведь даже торты нельзя?

– Почему же, можно иногда. Вообще всего хорошо в меру. Я отмечаю всегда очень спокойно, собираясь в кафе с друзьями. Мы сидим, общаемся, а потом расходимся, потому что утром тренировка.

– Катя Боброва говорила о том, что причина твоей неудачи в короткой программе связана с тем, что они не смогли из-за сборов присутствовать на твоём прокате и поддерживать. Насколько важно тебе видеть на трибунах родных людей или знать, что они смотрят прямой эфир соревнований?

– Намного лучше, когда за соревнованием следят не все. Я просто понимаю чувства зрителей, потому что однажды сам сидел за бортиком переживал за человека, который катал нас в Санкт-Петербурге на первенстве России. Меня в жизни так не трясло, как в тот раз. Это настолько тяжело, сидеть на трибуне и понимать, что ты уже ничем не поможешь и ничего не сделаешь. Родители Олимпиаду смотреть в прямом эфире, просыпались в 4 утра. Я приехал домой, а там в холодильнике «Корвалол» стоит.

– В этом сезоне чемпионат Европы проходил в Москве, Олимпиада в Корее, серьёзная смена часовых поясов. Это было дополнительная сложность в сезоне?

– Да, я тяжело переношу эту смену, акклиматизацию. Обычно происходит так: ты приезжаешь и первые 2-3 дня не понимаешь ничего, потом на 3-4 день начинает накрывать, и только после этого входишь в нужный режим. Я в этом плане после Кореи восстанавливался полторы – две недели.

Ещё одна сложность после таких соревнований – это множество приёмов: у президента, у министров. Вы постоянно ходили куда-то. Тренировочный график сбился?

– Нет, ничего не сбилось, уложились в один день. На самом деле, мне все эти встречи понравились. Впервые побывал в Кремле, посмотрел всё. Нас привели в красивый большой зал и сказали ждать. Сначала была тишина, мы все сидели, а потом начали общаться между собой, прождали минут 45. Потом открывается дверь, наступает просто полнейшая тишина, и заходит Владимир Владимирович. Все его взглядом его провожали, смотрели. Не было какого-то мандража, скорее было приятное волнение.

– Удалось пообщаться с Владимиром Владимировичем?

– Нет, да я как-то и не стремился, потому что очень уставший был. В 7 утра сел на поезд, приехал в 11 в Москву, потом в Министерство спорта, потом в Кремль. Всё закончилось только к 9 вечера, а потом я поехал в Питер на машине. В общем, очень насыщенный день получился.

– Со всеми спортсменами сфотографировался?

– Не фотографировался даже. К хоккеистам такая очередь была, что я даже не попал к ним.

– А как узнал о присвоении звания заслуженного мастера спорта?

– Это было на базе, когда приехал в Питер. Там мне сказали, что уже выпустили приказ о присвоении ЗМС. Через неделю после Олимпиады были показательные выступления в Москве, мы были там всей командой. Тогда мне и вручили и корочку, и значок.

– Это ведь наивысшее звание. Стремиться больше некуда?

– Нет, почему же. Всегда есть, куда расти. Медали ещё завоёвывать.

– Многие спортсмены время от времени меняют тренеров, а ты с самого детства работаешь с Валентиной Михайловной Чеботаревой, в чем секрет вашего долголетнего сотрудничества?

– Секрета никакого нет, просто у нас уже особенные отношения. Она для меня больше, чем тренер. Я её вижу чаще, чем родителей. Она всегда находит нужные слова, подход. Так было даже в тот период, когда я хотел все бросить. Валентин Михайловна очень добрый человек, но со стержнем, который должен быть в каждом тренере.

– Все говорят, что в отношениях ученик – тренер строятся по принципу кнута и пряника. Чего должно быть больше, по твоему мнению?

– Здесь к каждому должен быть индивидуальный подход. Кому-то нужен кнут, а я без пряника не могу.

– Вес сложно держать в оптимальном значении?

– Нет, у меня с этим проблем особых нет. Где-то побольше побегал, где-то поменьше сладкого поел. Всё-таки следить за этим надо, потому что прыжки четвертные очень нагружают суставы.

– Какая атмосфера у вас на тренировках?

– Очень добрая и теплая. Раньше были какие-то споры о том, чью музыку раньше ставить, ещё разные вопросы. Но тогда мы были младше, и людей на льду было больше. Сейчас всё хорошо.

– Миша, у нас в фигурном катании довольно хорошие результаты, но о фигуристах вспоминают только в Олимпийские сезоны, в отличии от футболистов. Не обидно?

– Я уже привык как-то. У нас не такой популярный вид спорта, как футбол, например. Там конкуренция выше, детей туда больше приводят, реклама по телевизору постоянно, в СМИ.

– А отношении публики в России, Японии, Корее или в Европе отличается?

– Сейчас всё более-менее сравнялось. Но раньше, конечно, была разница. Мне ребята говорили о том, что Япония – другая планета. Я их не понимал, пока летом не приехал на гран-при. Тогда я посмотрел и почувствовал ту нереальную атмосферу.

– В чём проявляется эта нереальность?

– Когда ты находишься один на арене, идёт какая-то концентрация энергии в одном месте. Вот в Японии это чувствуется гораздо больше, чем дома даже.

– Вам постоянно дарят игрушки мягкие, что ещё?

– У нас есть зона, куда складывают подарки. Там часто появляется еда, мандаринки, печенье. Часто какие-то японские салфеточки, полотенца. Они очень классно всё упаковывают, всё красиво. Часто эти подарки могут не пригодиться в жизни, но всё же очень приятно.

– В Японии был очень интересный момент в прошлом году, когда вы после вращений развернулись не к судьям, как это должно было быть, а к фанатской трибуне. Мы в первый раз увидели смеющихся судей.

– Да, было такое. Я правда потом сообразил, что не так, но судей сразу не увидел. Смотрю, что люди сидят, но вроде не те. Там трибуны были очень похожие, поэтому ориентироваться там было сложно.

– Это самый забавный случай в твоей карьере?

– Нет, когда мне было 8 лет, я забыл часть своей программы. А Валентина Михайловна стояла за бортиком и думала о том, как я буду выкручиваться. Я вальсовым шагом проехал, рукой махнул красиво, а потом вспомнил, что было в конце. Ещё был случай, когда я трижды заезжал на прыжок, и трижды падал. После этого стукнул обиженно кулаком по льду и поехал дальше. У нас запись того выступления до сих пор хранится дома.

– Можно сказать, что это упорство помогло тебе добиться успехов? Ведь были ребята рядом с тобой, которые ничуть не уступали талантом, но не смогли добиться таких результатов?

– Думаю, тут играют роль несколько факторов. На начальном этапе много — значит тренер, нашёл он к тебе подход или нет – это очень важно. Ещё немаловажны отношения родители – тренер. Ведь когда спортсмен выходит на высокий уровень, тут не только его заслуга. Всё складывается по крупицам от тренера, от родителей.

– Совсем скоро будет заседание международного союза конькобежцев, где будут убирать вращения, корректировать какие-то правила. Если бы у тебя была возможность что-то изменить, что бы это было?

– Не знаю, я бы вряд ли что-то изменил. Слышал, что у мужчин будет не восемь прыжков, а семь. Тут я бы хотел оставить восемь. Мне кажется, что так будет правильнее. У мужчин должно быть больше прыжков.

– А какие планы лично у тебя на следующий сезон? Расскажи что-нибудь о новых программах.

– Одна программа будет более классическая, а вторая – что-то необычное, не совсем привычное для меня. Будем пытаться найти какой-то новый образ.

– Насколько хорошо продумали программу прошлого сезона?

– В короткой программе попробовали музыку, которая была не совсем для меня. А вообще, в произвольной надо только прыгать. Если есть прыжки, то это уже по-другому смотрится. Если срываешь что-то, делаешь грязно, это портит общую картину

– Публика всегда настроена по-разному. Как переманить её на свою сторону, если она не очень доброжелательно настроена?

– Кататься чисто, оставаться самим собой и делать всё красиво. Тогда это становится видно, и публика начинает тебя поддерживать.

– Бывает так, что с первых секунд понимаешь, что не настроен?

– Да, конечно. Не знаю, откуда это чувство появляется, сложно описать. Можно поделиться с тренером, чтобы он как-то помог, реанимировал. Но часто бывает так, что надо просто идти и делать, иначе никак.

– На этапе гран-при был такой случай. Ты допустил ошибку, но, выйдя к журналистам, сказал, что кайфанул от своего выступления. А Женя Медведева, идеально откатавшая свою программу, выразила недовольство собой. У вас изначально был разный настрой на выступления?

– Конечно, везде надо искать только хорошее. А на гран-при был такой момент, что да, я падал, у меня были ошибки, но я настолько вошёл в роль, во вкус, что помогло мне передать эту эмоциональную волну в зал. Это тоже важно.

– Фигурное катание сейчас приобретает просто космические масштабы. Я сейчас говорю о том, что Нэтан Чен исполнил шесть четвертных прыжков в произвольной программе. Реально его сейчас превзойти?

– Пока нет, у меня нет столько здоровья. А потом поживем – увидим.

– Современное фигурное катание стремительно молодеет, совсем юнцы выходят биться на лёд. Как ты считаешь, ещё лет семь сможешь кататься?

– Да, конечно. Главное, чтобы было здоровье. Мне нравится кататься, выходить на публику, дарите эмоции зрителям. Это как наркотик. Ты не можешь это оставить, поэтому люди катаются так до пенсии.

– Если бы ты поймал золотую рыбку, то какое желание ты бы загадал?

– Загадал бы, чтобы здоровье никогда не подводило. Бывает, что всё идёт круто, а на льду что-то идёт не так. То с коленом, то со спиной. Хочется поменьше таких моментов.

«Добавить «Спорт FM» в «Мои источники» Добавить

Загрузка...
Загрузка...
Программа 100% Утра 100% Утра Эмма Гаджиева и Роман Вагин и Александр Боярский
  • Пн.
  • Вт.
  • Ср.
  • Чт.
  • Пт.
  • Сб.
  • Вс.
с 07:00 до 11:00
Подробнее
лента новостей
Загрузка...
Спорт FM
...
Прямой эфир
Громкость
Другие станции
Сейчас в эфире:
...
...
Другие станции
Основной эфир
Спорт FM
...
...
Высокое качество
Основной эфир
Европа Плюс
...
...
Высокое качество
TOP 40
Европа Плюс / TOP 40
...
...
Party
Европа Плюс / Party
...
...
LIGHT
Европа Плюс / LIGHT
...
...
NEW
Европа Плюс / NEW
...
...
Urban
Европа Плюс / Urban
...
...
Акустика
Европа Плюс / Акустика
...
...
ResiDANCE
Европа Плюс / ResiDANCE
...
...
Основной эфир
Радио 7 на семи холмах
...
...
Высокое качество
Настроение любить
Радио 7 на семи холмах / Настроение любить
...
...
Настроение счастья
Радио 7 на семи холмах / Настроение счастья
...
...
Наедине с музыкой
Радио 7 на семи холмах / Наедине с музыкой
...
...
Основной эфир
Дорожное Радио
...
...
Высокое качество
Танцы по-русски
Дорожное Радио / Танцы по-русски
...
...
Рок-клуб
Дорожное Радио / Рок-клуб
...
...
Ностальгия
Дорожное Радио / Ностальгия
...
...
Основной эфир
Новое радио
...
...
Основной эфир
Ретро FM
...
...
Высокое качество
Ретро FM 70e
Ретро FM / Ретро FM 70e
...
...
Ретро FM 80e
Ретро FM / Ретро FM 80e
...
...
Ретро FM 90e
Ретро FM / Ретро FM 90e
...
...
Вечеринка Ретро FM
Ретро FM / Вечеринка Ретро FM
...
...
Ретро FM Сан-Ремо
Ретро FM / Ретро FM Сан-Ремо
...
...
Основной эфир
Эльдорадио
...
...
Кекс
Дорожное Радио / Кекс
...
...
Свежее
Европа Плюс / Свежее
...
...