22 Сентября 2017 13:47

«Не хочу копировать Анчелотти. Хочу быть самим собой»

«Не хочу копировать Анчелотти. Хочу быть самим собой»

Главный тренер «Тосно» Дмитрий Парфенов в интервью «Спорт FM» рассказал о том, как команда приживается в РФПЛ, о взаимоотношениях внутри клуба и с руководством, об Алиеве и Милевском, Быстрове и конкуренции с «Зенитом».

– По ходу старта этого сезона были разговоры о том, что команде вашей необходимо адаптироваться к условиям новым, неизвестным. К условиям премьер лиги. Сейчас адаптация прошла уже?
– Она идет, она с каждым туром идет. Вначале это было, конечно, немного не так быстро, как хотелось бы. Но сейчас мы в чемпионате это ощущаем.

– Когда примерно рассчитываете по срокам, чтобы эта адаптация завершилась? Чтобы «Тосно» и вы сами почувствовали себя полноправными членами Российской футбольной премьер-лиги?
– Хотелось бы побыстрее. Но я не думаю, что здесь какая-то черта есть. Я так смотрю уже и по ребятам, и по руководству нашему. Мы в чемпионате, мы уже здесь. Уже есть осознание этого.

– Есть мнение, что команда, которая поднимается из ФНЛ в премьер-лигу не способна играть на уровне конкурентов, если использовать футболистов, которые добывали эту саму путевку из ФНЛ в РФПЛ. Правда ли это?
– Ну, у нас большие изменения произошли. Они произошли по ходу. Единственное, не много времени на это остается. И получается это со многими игроками, их возможностями игровыми, узнаешь именно в официальных матчах. Отсюда, наверное, как мы говорим, адаптация. У нас идет притирка. По сути, как раз первый тур ты пытаешься людей соединить. Пытаешься донести. Пытаешься, чтобы они прониклись как раз тем, что ты от них требуешь.

– Иными словами, с игроками, которые за «Тосно» действовали в прошлом сезоне, именно с этим составом, биться со многими командами в РФПЛ было бы нереально и усиление требовалось бы в любом случае.
– Усиление требуется всегда, любой команде. Вам и тренер «Реала» скажет, и «Баварии», и «Челси». От этого никуда не денешься. Да, мы поблагодарили всех ребят, которые решили эту задачу. Мы благодарны. Мы с радостью друг друга увидим, пообщаемся. Но это жизненные моменты, от которых никуда не деться. Поэтому такой процесс и происходит.

– Согласно ли вы с тем, что «Тосно» был одним из самых активных игроков на трансферном рынке этим летом в России?
– Честно, если вы сейчас не сказали, я бы, наверное, и не задумывался бы над этим. Потому что на самом деле столько работы, столько проблем рабочих, что на этом не зацикливаешься.

– Но при этом подготовительная работа в этом контексте тоже велась в этом межсезонье. Насколько вы довольны итогами трансферной кампании «Тосно»?
– Мы комплектуемся в меру своих возможностей. Вам любой тренер скажет любой команды – большой, средней, маленькой, что хотелось бы еще усилиться качественными игроками в любой линии.

– Есть ли футболист, которого вы бы хотели бы видеть именно в качестве новичка «Тосно» в этом межсезонье, который в итоге в команду не пришел?
– Какую мне фамилию назвать?

– А их много?
– Из тех возможностей, которые у нас есть, мы так комплектовались. Уже закончилась заявка. И сидеть, жалеть… У нас достаточно хороший, крепкий коллектив внутри. Я на каждого игрока рассчитываю.

– Хорошо. Самое удачное приобретение «Тосно» в этом межсезонье, на ваш взгляд?
– Я на личности не люблю переходить. Я ценю каждого игрока, потому что это наша обойма. Нам двигаться с ними, для нас они самые лучшие. Мы ими дорожим. Мы хотим, чтобы они развивались и росли.

f4f0840d24c9b4d2ef6883dbab6138df.jpg
  
– Насколько тесный и плотный контакт у вас с руководством клуба, поскольку у всех по-разному это происходит? Кто-то после матчей пьет бокал вина с президентом, с гендиректором. Кто-то общается раз в неделю. Насколько у вас система контакты выстроена? Каким образом?
– Очень-очень плотный контакт в плане общения. Всегда телефонная связь есть. Генеральный директор очень часто приезжает пообщаться с ребятами и лично со мной. Президент, конечно, достаточно занятой человек. Здесь, наверное, больше телефонная связь. Очень часто и до всяких мелочей разговоры. Есть общение, есть такая атмосфера у нас в плане не семейная, но очень близкая. У нас есть офис. Есть персонал в клубе. Все живут этим делом. И все друг за друга очень. Помогают друг другу. Помогают и переживают очень сильно.

– Есть футболист довольно одиозный, по многим причинам, который за «Тосно» выступал, но в этом сезоне предпочел переехать в другую страну. Речь идет про Артема Милевского. Столько было историй касательно этого игрока. Я помню его выступления вместе с Александром Алиевым за молодежную сборную Украины, когда на соответствующем чемпионате Европы они просто бомбили всех подряд. Я ожидал, что из Алиева и Милевского вырастут звезды европейского масштаба. Но по ряду причин этого не произошло. Что за человек – Милевский? Насколько комфортно было с ним работать? И почему в итоге с ним расстались?
– Что значит, комфортно?

– Были проблемы с дисциплиной у него в разных клубах.
– У нас изначально был договор, что если какие-то проблемы появляются, то автоматом наш союз заканчивается. Артему я сказал, как и любому игроку, мы очень благодарны. Он тоже очень помог и ребятам, потому что ребята увидели, что есть класс, есть качество. Был момент, в ФНЛ играли три легионера в составе. У нас получается три легионера как раз, которые определяли игру. Артему как раз здесь было тяжело. Он очень сильно переживал. Он работал, старался. Здесь такой момент… Технический.

– Технический или человеческий?
– Никаких проблем, еще раз говорю. Мы благодарны ему очень. Я его знал, тем более, давно. Очень давно. Еще со сборной. С этим проблем вообще не было никаких.

– Вы сами сказали о том, что ждали прогресса от многих футболистов, которые сейчас в основе «Тосно» имеются. Кто из них были вызваны в сборную России? Шахов, Чернов, Заболотный. После игры с «Анжи» (2:2), вы сказали, что далеко не на пользу пошел выезд в сборную России. Что имелось в виду? Насколько ожидаете, что главный тренер сборной России Станислав Черчесов будет обращать внимание на футболистов вашей команды?
– Эмоциональные слова. Ребята приехали в хорошем настроении, с хорошими эмоциями. На самом деле то, они как раз и увидели, что все в их руках. Все возможно. У меня постоянное общение есть с тренерским штабом в сборной. Они после каждого тура интересуются каждым игроком. Сами следят. Вот это высказывание оно, сами понимаете, на эмоциях было, после неудачной игры.

– В составе «Тосно» есть футболист, который ранее выступал за сборную России. Это Владимир Быстров. Ждем появления его на поле. Но пока, видимо, он не до конца готов для того, чтобы провести какое-то время во время того или иного матча. Каково состояние Быстрова прямо сейчас, когда мы увидим его на поле?
– Вы сами ответили на этот вопрос. Он три месяца ничего не делал. Понятно, фитнесс – это фитнесс. А тренировки полноценные с командой – это ничто не заменит, никакая пробежка, никакой тренажерный зал. Поэтому здесь как раз было тяжело. Но он набирает форму. Каждую тренировку старается. И, надеюсь, в ближайшее время появится на поле.

– «Тосно» - это та команда, которая практически каждый год меняет дом. В этом году домом «Тосно» является арена «Петровский» в Санкт-Петербурге. Была бы ваша воля, учитывая, что вы покатались по разным городам, не только России, где бы идеальным было бы место, где бы «Тосно» выступал как дома? В Новгороде или в Петербурге, или где-либо еще?
– Наверное, идеально было бы, чтобы это было в Тосно. У нас там и база есть. И название клуба соответствует. Но есть технические моменты.

– Посещаемостью домашних матчей довольны?
– Учитывая, что мы играем в Санкт-Петербурге и все-таки это город, где, наверное, никто не собирается конкурировать с «Зенитом»… Еще раз повторю: мы молодой клуб, и «Зениту», и «Спартаку» сразу не было 90 и 80 лет. Все равно есть какое-то становление. У нас есть свой болельщик. Мы им дорожим. В «Уфе» одна команда. Но не вижу ажиотажа вокруг каждой игры.

– Там регион немного ориентирован на другой вид спорта.
– Но одна команда. И я не скажу, что у нас меньше народа. С каждой игрой у нас добавляются болельщики. Я еще раз говорю: пусть каждую игру 20-50. Но это как раз отвечает тому, что люди приходят, видят нашу отдачу. Да, у нас может что-то не получаться. Но в плане желания у нас нет проблем пока.

– Недавно Сергей Герасимец, бывший тренер молодежного состава «Тосно», следующим образом высказался: «Говоря о создании клуба, я пока не вижу смысла в его существовании. Показатель моего тезиса – интерес зрителя. Если на дебютном матче команды в РФПЛ в отличную погоду собирались пять тысяч человек, то глубокой осенью их вообще не останется, никого не будет. Тогда вопрос «Зачем?» возникает у многих». Зачем команда существует, спрашивает Сергей Герасимец. Мы его вам адресуем.
– Вы задайте его ему. Зачем он тогда работал в молодежной команде два года назад. Задайте.

– Понял. Вопросов по данному случаю нет. Но, наверное, самое приятное с точки зрения атмосферы – матч против «Зенита». 12 с половиной тысяч человек. Громко, шумно. Качественно. Показатель футбола, который интересует большое количество людей.
– Приятно играть, конечно, когда зрителей все больше и больше. Здесь понятно, что мы играли с «Зенитом».

463459_s800.jpg

– Если брать современных тренеров, которые работают в крупных масштабных европейских проектах, на кого вам было бы приятно ориентироваться с точки зрения тренерской мысли и стремления к определенному футболу?
– Можно сидеть и хотеть играть как «Барселона», как «Манчестер Сити». На все это нужны исполнители, время. Здесь хотелось бы быть, конечно, самим собой. Исходишь из того, что у тебя есть. Понятно, очень много моментов. Надо учиться, надо смотреть. Есть пример, есть интересные моменты. У «Ювентуса». Есть Анчелотти. Я много читаю, много слежу. Сейчас много информации в интернете. Если есть возможность, выезжаю в отпуске на стажировки. Здесь у каждого можно что-то подчерпнуть. Плюс есть свой опыт. Потому что мне повезло, что у меня в карьере были очень хорошие специалисты.

– Легендарные, чего уж там.
– Да, очень много оттуда. Конечно, никто никого не копирует. Сами знаете, что любая копия – это тень. Хотелось бы как раз быть самим собой.

– Если абстрагироваться от тех ресурсов, которые у вас имеются сейчас. В идеале какой должна быть команда Дмитрия Парфенова?
– Совершенству нет пределов.

– Но по внешним признакам хотя бы. Какой футбол, как это должно происходить? Ведь все мы на что-то ориентируемся.
– Это по духу должна быть очень сильная команда. Это сильный коллектив. Это и руководство. Это зрелищная игра должна быть. Хотелось бы, чтобы она нравилась зрителям вот этим духом и качеством. Потому что одна борьба – это все понятно. Хотелось бы, чтобы игроки получали от игры удовольствие. И, соответственно, будет так – будет и зритель доволен. Будет такое ощущение, как внутренние удовлетворение от того, что сам наблюдаешь со скамейки в том числе.

– Получается, что порядка семи или даже скорее пяти лет назад ваша футбольная карьера именно как футболиста завершилась. Насколько далеко шагнул футбол мировой и российский в том числе за прошедшие годы. Насколько многое поменялось?
– Первый момент – это инфраструктура. Принимать чемпионат мира у себя – это огромный плюс в плане инфраструктуры баз, стадиона, телевидения. Это огромный шаг и огромные возможности. На самом деле приятно видеть новые стадионы. Это нормально, правильно. Это как раз то ощущение, которое мы ощущали, играя в Лиге чемпионов.

– Немного удивлялись этому в 90-е годы.
– Ну, мы не удивлялись. У нас Лужники – 50, 60, 70 тысяч.

– Скорее, удивлялись, когда выезд куда-нибудь за Урал.
– Это первое. Ну и, соответственно, качество легионеров. Оно другое, уже другого уровня. Это финансовые возможности клубов. Это менеджмент клубов. И, если есть возможность, «Зенит» приобретает игроков «Спартака», «Локомотива». Есть качественная группа тех легионеров, которые ведут игру. Если заметить, то в основном атакующая вся группа в этих командах – это легионеры.

– Помнится, когда я наблюдал за донецким «Шахтером» еще времен Луческу, я подумал, что, скорее всего, учитывая лимит на легионеров в нашем чемпионате, многие эту схему себе и заберут. Оборона в основном составлена из своих футболистов. А атака отдана на откуп более классным и серьезным исполнителям. Получается, что так к этому все и приходит.
– Ну, приходит, да. Тут не только наши примеры. Это и примеры мирового футбола. Посмотрите на «Реал».

– Васкес. Испанец.
– Всегда есть исключения из правил. Возьмите «Манчестер Сити», ПСЖ, своего местного не особо увидишь.

– Большие клубы – да. Есть клубы, где как раз воспитанники играют эту роль лидеров. А с точки зрения подготовки конкретного футболиста, с точки зрения его возможностей, поведения, насколько все поменялось с тех пор, когда вы были футболистом.
– У нас получился этап-то такой... Это 90-й год. Это нулевые года. И, получается, застал еще 2010. Три этапа – они все три разные, потому что 90-й год – сами понимаете, когда произошел развал. Это деление чемпионатов. Становление каждого чемпионата – это одно. Когда вокруг, вы прекрасно, наверное, помните, что было.
  
– Можно ли это выживанием назвать, в общем?
– В тот момент – да. Но я могу сказать, что по качеству исполнителя тот момент очень полезно прошел. Для себя даже, для карьеры. Потому что рядом были игроки, которые проходили чемпионат Советского Союза. В то время это был сильный чемпионат. Это как раз такая школа, которой не хватает сейчас молодым ребятам.

– Согласны ли с тем, что последним поколением наших футболистов, которые прошли через эту школу, это было поколение «Базеля» 2008 года? В плане успеха. Я имею в виду чемпионаты Европы в Австрии, Швейцарии. Матч против Голландии.
– Наверное. По-моему, ребята сами в интервью так и говорят.

– А с точки зрения именно особенностей поведения, каких-то даже жестов определенных, которые совершают футболисты, ритуалов каких-то может быть, как все поменялось за последние годы? Потому что сейчас мы наблюдаем вещи, которые вряд ли можно было себе представить в нулевые. Допустим, это очень конкретная, четкая забота каждого игрока о своем внешнем виде. Причем, иногда выходящая за все возможные рамки. Четкое следование не прописному кодексу поведения и образу жизни в том числе, чего в нулевые не было и в 90-е в том числе. Насколько сильно все отличается от того, что было в те годы, когда вы играли?
– Отличается. Опять же, так же по этапам. Потому что сейчас высок интерес к футболистам. Вы видите, что это звезды, иконы стиля, причесок. Бекхэм себе сделал прическу, через неделю полчемпионата одного, другого делают себе то же самое. Потому что люди эти на виду. На них смотрят. И отсюда такое, наверное, к себе внимание. То есть, ты стараешься показать, наверное, что ты как индивидуум какой-то.

ruea47c693d6b.jpg

– Если не ошибаюсь, во время вашей футбольной карьеры у вас именно такого стремления, желания не было чисто чем-то внешне выделиться.
– Да у нас и по духу-то чуть-чуть другое. Задача была выходить и выигрывать. Мы жили этим. Мы на самом деле дорожили этим мнением. И поверьте, когда Лужники по 50-60 тысяч, а иногда и больше каждую игру собирали... Да были игры, когда не так много было. Но мы играли для болельщиков. Мы выходили на поле и забывали обо всем на свете. Мы были соперниками. Да, были у нас так же, как и у всех неудачные игры, неудачные моменты. Но у нас акцент был именно на вот этом.

– На футбол, прежде всего. Многие тренеры современные, европейские прежде всего, когда приходят в сильные команды, они сразу составляют определенный кодекс поведения тех вещей, которые футболистам позволены и тех, которые находятся еще и под запретом. В качестве футболиста вам доводилось сталкиваться с каким-то максимально оригинальным, нетривиальным запретом, который выносился тренером?
– Да я спокойно, еще раз говорю... Я проходил советскую школу и у меня каким-то запретом в футболе, когда это были двухтысячные или девяностые...

– Чего-то оригинального, нетривиального, что логике не поддается, не было у вас во время футбольной карьеры?
– Не помню. Не припомню. Как я и сказал, что повезло с адекватностью специалистов. Бред сумасшедшего не припомню.

– Сергей Семак, например, как это известно, в Уфе запрещает футболистам материться, чтобы все это было максимально литературно, чтобы футболист собой являл пример определенный. Вы, как главный тренер «Тосно» какие-то запреты определенные выносите своим футболистам? Особенно касательно поведения вне футбольного поля.
– У нас есть общие правила, их ребята знают. Они стандартны. И дисциплина должна быть, здесь никуда не денешься. Как раз никаких у меня бредовых запретов нет. А по мату... Это требование, думаю, есть у всех. Все-таки это нормальное поведение. Оно должно быть. Можно запрещать, можно об этом говорить, можно и не говорить. И тоже запрещать. У каждого свое видение. Но смысл один и тот же.

– Вы свою самостоятельную тренерскую карьеру начинали в Иванове, в «Текстильщике». Какие воспоминания остались от этой команды, от работы в этом коллективе? Согласны ли вы с тем, что тренеру молодому следует карьеру свою начинать во втором дивизионе?
– Я про себя скажу. Мне это пошло на пользу. На самом деле мне очень повезло, что рядом находились люди, которые помогали мне. Я имею в виду и президента, и генерального директора, и персонал. Это должен быть единый коллектив. И в руководстве, и в технических моментах. И в коллективе. Потому что ребята это все видят. Если нет единства у руководства между собой, то все равно будет реакция. Ребята это ощущают. Вот эти моменты в промежуток времени могут вылезти и негативно сыграть на команду.
  
– В одном из интервью вы говорили о том, что, будучи уроженцем Одессы, вы говорили о том, что Киев для вас город не очень комфортный. А Москва – очень даже вполне себе. Как вот с этой точки зрения оценивать Санкт-Петербург? Как вы там себя ощущаете?
– Да без проблем. Вся жизнь в дороге, в гостиницах, в сборах. Поэтому я легко, быстро адаптируюсь к любым условиям. Переезд, не переезд – я еще раз говорю, я три года работал в Иванове. Я ставил себе цели, задачи, я понимал, для чего сюда приехал. Абстрагировался.

– Города сливаются в один, получается.
– Да. Учитывая, что у нас в ФНЛ тяжелейший турнир с большими переездами, куча пересадок. Там ты практически весь год в дороге находишься. Мы не сидим в Петербурге каждый день. Все время дорога, все время переезд, все время база. И бывает даже момент, что сидишь дома и не осознаешь, что ты в Санкт-Петербурге, потому что тебе на базу ехать.

– По факту уже другой город получается.
– Это область. Команда же Ленинградской области. У нас и база сама в Тосно. Поэтому есть такой момент. У меня проблем нет с этим.

– Помнится, вы говорили о том, что была мечта встать на коньки и играть, как играет Дмитрий Сычев, например, в хоккей любительский. Как и многие другие ваши партнеры по «Спартаку» тех времен. Удалось это сделать? Или пока еще нет?
– Хотелось бы не как Сычев, а как Ковальчук. Хотя на хоккей хожу, есть возможность. Есть возможность – посещаю матчи с тренерским штабом.

Интервью: Сергей Курманов.
Загрузка...
Загрузка...
Программа 100% УТРА 100% УТРА Эмма Гаджиева и Роман Вагин и Александр Боярский
  • Пн.
  • Вт.
  • Ср.
  • Чт.
  • Пт.
  • Сб.
  • Вс.
с 07:00 до 11:00
Подробнее
лента новостей
Загрузка...