19 Сентября 2017 14:58

«Учился на своих ошибках. Дурак, готов признать»

«Учился на своих ошибках. Дурак, готов признать»

Свою карьеру он начинал в ЦСКА, далее были «Сибирь», «ХК Белгород», воскресенский «Химик», «Автомобилист» и поездка в Чехию. И вот теперь просмотровый контракт с «Югрой». Дмитрий Моня готов рассказать, что с ним происходило, и почему в 29 лет еще не поздно перезапустить свою карьеру и воспользоваться шансом вернуться в КХЛ.

– Сейчас тебе 29. Думаю, тебе возраст можно не скрывать. По сути карьера перевалила за. Экватор-то уже пройден. И вот сейчас, по сути, начинается тот момент, когда многие хоккеисты в этом возрасте стараются заключать как раз достаточно хорошие контракты для того, чтобы уже себя обеспечить. До этого момента они себя показывали, а сейчас тот момент, когда ты должен получить хороший контракт. И обеспечивать своей семье достаточно хорошее будущее. Ты сейчас понимаешь, что у тебя по сути уже этот момент. Но только тебе надо начинать всё с начала.
– Да, но ничего не поделаешь. Я же этого только и жду, чтобы доказать, что можно и в 29 лет измениться. И относиться немного по-другому начать и к спорту, и к жизни.

– В 29 есть люди, которые много чего выиграли. У них уже всё в порядке. И тебе надо всё как бы заново доказывать.
– Ничего страшного, я готов.

– Сейчас ждёшь предложения и, я надеюсь, это предложение будет. А я даже знаю, есть несколько таких предложений. И ты готов всё это заново начинать.
– Да, абсолютно.

– А получится?
– Конечно получится. Я думаю, что тренируюсь и жду шанс не для того, чтобы взять и профукать.

– Опять же, переговоры ведутся с агентами, с тобой. Никто не говорит ничего, никаких проблем нет? Всё нормально?
– Я переговоры не веду.

– Агенты ведут?
– Наверное, они стараются меня оберегать от такой информации.

– Скажи, пожалуйста, журналисты иногда любят что-нибудь придумать, сказать, что Дмитрий Моня – он уже завязал с хоккеем, ему надо чем-то другим заниматься. Экспертом пойти, на телевидении или ещё куда-нибудь. Детей тренировать, может быть, если допустят. Не обидно, когда вот так вот говорят. Но ведь наверняка говорят?
– Говорят. Но стараешься от этого абстрагироваться, потому что знаешь, что у тебя есть другие задачи. Не обращаешь на это внимания. Сегодня про тебя говорят плохо, а завтра ты забиваешь победный гол, и про тебя говорят хорошо. Это нормально. Это спортивная жизнь.

– Вначале твоей карьеры был взлёт. Я имею в виду, в том смысле, что надежды на тебя возлагались достаточно хорошие. Понятно, в ЦСКА проблемы были и травмы были. Но с другой стороны, оговорюсь, Дмитрий Моня – это очень перспективный хоккеист. У него достаточно хорошее будущее. Может, это тебя расхолаживало? Думал: «Ага, сейчас у меня всё получится. Кто-то ковыряется, на коньки встать не может. А я встал, поехал. Да я сейчас всех на одном коньке!».
– Да, какая-то была самоуверенность, которая мешала.

– Как-то расхолаживала.
– Именно так. Где-то такое было.

– Почему раньше не остановился?
– Не знаю. Учусь на своих ошибках.

– Знаешь, как говорят? Только дураки учатся на своих ошибках.
– Дурак, готов признаться.


Начало карьеры

– Ты начинал с фигурного катания.
– Ну, как сказать. Месяц занимался фигурным катанием. И потом мне сказали: «Мальчик, это не ваше».

– Почему? Ты всех толкал, пихал?
– Руки не держались. Сказали, опору какую-нибудь в руки.

– То есть, как Тагаеву? Ему говорили «облокотился на клюшку и поехал».
– Ну вот и мне сказали: «Нужна клюшка». И отвели меня.

– Ты рано начал заниматься. Встал на коньки где-то в три года.
– Да, в три года.

– И как?
– Хорошо.

– Что-то дало тебе фигурное катание?
– Думаю, нет.

– Открою секрет, я тоже начинал с фигурного катания. Там ещё была проблема. Родителям посоветовали, чтобы меньше болел. Раньше на открытом воздухе больше занимались. Но ничего. Это тоже, в общем-то, помогло. Многие говорят, что это для хоккеистов даже полезно. Координация лучше становится. Понятно, ты мало занимался.
– Я особо и не помню этого.

– А как тебя родители привели, и ты сказал: «Всё, давай фигурным катанием заниматься»?
– Они сами решили. Что надо, чтобы на коньках катался ребёнок. Потом им сказали, что лучше уйти в другой вид спорта.

– Очень интересная ситуация была. Я общаюсь с Игорем Захаркиным. Мы как-то сидели. Игоря Владимировича спрашиваю: «Если бы не хоккей, чем вы бы занимались, чтобы вы делали?» Он говорит: «Я бы, может, был бы не хоккейным, но профессором, занимался бы наукой. Как раз-таки продвижением всевозможных технологий, изучением всевозможных моментов технологичных в самом хоккее». Если не хоккей, то в каком виде спорта ты мог бы себя представить?
– Да. В баскетболе.

– Помнишь, баскетболист был 1 метр, 67 сантиметров. Это не мешало ему играть с дядьками, у которых 2,16-2,20 рост.
– Нет, вообще не могу представить. Но занимался бы чем-нибудь.

– Если бы не спорт, а просто какие-то занятия, не спортивные?
– Бизнес.

– Интересно. Производство клюшек? Выпуск водки? У нас бизнес-то... Кто-то реально занимается производством клюшек. Кто-то водку под своим именем выпускал.
– Каким-нибудь прибыльным бы делом занимался бы. А всё, что у нас прибыльное – это всё незаконно, поэтому…

– Кстати, интересный момент. Я сейчас был неделю в Словакии. Хоккеисты, закончившие карьеру и, может быть, даже знаешь – Ярослав Лажев, Петер Подградски и Любомир Вишневский – они сейчас в Словакии открывают хоккейные центры. Они открывают хоккейные центры и там от детей до взрослых. И хоккеисты туда приходят, они с ними занимаются.
– Сейчас это популярна такая тема. Сейчас очень многие открывают, да.

– Так что, смотри, если займёшься таким бизнесом, про меня не забудь. Проценты там.
– Сейчас много пооткрывали, я так смотрю. Ажиотаж такой огромный только в Москве, я думаю. И в таких городах, как Новосибирск. Потому что там хоккейный город. Есть такие города, где не особо интересуются.

large.jpg


Начало и ошибки

– Достаточно интересно у тебя развивалась карьера. Были небольшие какие-то трудности, шероховатости, может быть. Что-то изменилось, может быть? Что произошло в твоей карьере, что ты переосмыслил? Что в жизни в твоей произошло? Я тебе постараюсь объяснить. Некоторые, например, гуляли, вели неправильный образ жизни. А потом вдруг в один момент произошло что-то. Щелчок, тумблер сработал в голове: «Слушай! Что-то я не то делал! Надо сесть, подумать, как мне что-либо изменить».
– Ну, примерно так и получилось. Чего скрывать-то, были и гулянки, и опоздания на тренировки и пропуск раз был. Но сейчас такая ситуация у меня жизненная, что тяжеловато сейчас с контрактом.

– Как ты свернул с пути? Что произошло?
– На самом деле я не сворачивал. Просто были какие-то ситуации, которые накопились за мою карьеру и которые надо было бы исключить раньше. Но ко всему приходишь со временем.

– У тебя же семья. Не сказали: «Ну, слушай, Дим, ты тормозни уже, остановись!».
– Когда есть контракт и ты знаешь, что на следующий год тоже уже предложен, то как-то это всё… спускаешь это на тормозах. Не ценишь то, что есть.

– Сейчас много говорят: КХЛ, всё очень здорово. Но некоторых портят как раз-таки контракты. У некоторых они слишком завышены. Если мы сравниваем с обычным рядовым жителем, болельщиком, кем угодно. Про пенсионеров сейчас не говорим. Понятно, что деньги у хоккеистов – это несколько другие деньги. Это как-то портит, действительно? Начинаются машины, клубы, поездки. У тебя много денег, ты хочешь купить все «Айфоны» сразу от пятого до восьмого.
– Знаете, как я думаю… Если человека испортят деньги, то испортят по любому. Мало или много. Хоккеисты в России, скажем откровенно, зарабатывают неплохие деньги. «Айфон» можно купить, играя и в высшей лиге.

– Что у тебя произошло? Как так получилось? Решил: «У меня всё в порядке. Я подписал контракт – можно и не работать теперь. Можно тренироваться, но не так, чтобы очень».
– Нет, тренировался я нормально. Разочек опоздал, другой разочек…

– Штрафовали?
– Да.

– Серьёзный штраф? Можешь озвучить, сколько?
– Один раз за пропуск сняли ползарплаты.

– Это очень серьёзно. И что ты сказал?
– Ну, опоздал, извините.

– Вообще не пришёл? Даже к концу не пришёл? А что с тобой случилось? Проспал? Погулял?
– Нет, не то, чтобы погулял, просто проспал. Никак не объяснить это.

– Была интересная история с вратарём Ильей Брызгаловым. Говорят, он один раз заснул на установке. Правда, его не оштрафовали. Ты ведь не первый, у кого так получилось. Есть и в Континентальной Хоккейной Лиге игроки, у кого такие же были моменты, они возвращались. Смогли перезагрузить свою карьеру. И, в общем-то, они возвращались на определённый свой уровень. Были такие случаи и в Национальной Хоккейной Лиге, когда у людей тоже срывает так крышу. Всё в порядке вроде. А с одной стороны – у меня контракт, вообще всё хорошо. А потом раз – и вроде как деньги имеют свойство заканчиваться.
– Да. И вроде никому уже не нужен, а делать ничего не умеешь.

– Примерно так. У тебя такая ситуация была, когда ты понял, что ты без контракта. Что дальше делать?
– Сейчас тренируюсь на льду, в зале. И жду, когда агенты проведут успешные переговоры с каким-нибудь клубом, появятся шансы.

– Намётки есть? Готов вернуться? И готов практически на всю страну сказать, что все проблемы позади?
– Абсолютно точно.


Роль тренера и игра в команде

– Скажи, роль тренера, она вообще важна для тебя? Ты работал под руководством Быкова и Захаркина. Тебе нравилась работа с ними? Для тебя вообще роль тренера, она как?
– Очень важна роль тренера вообще в команде. Он должен быть психологом. Должен и кричать вовремя на всех, и отдельно кого-то взбодрить надо. Не знаю, это не такой лёгкий путь… То есть, тренером я бы не хотел быть. Всё равно тренер всегда виноват, получается. Если команда проигрывает, то виноват тренер.

– А в ЦСКА кто был такой более тонкий? Наверное, Захаркин, да?
– Быков, Захаркин. Да, у них правильный очень подход был. Я помню первую игру. Это была еще, по-моему, суперлига. В суперлиге я, по-моему, сыграл одну игру. На следующий день Быков и Захаркин должны были в сборную улетать. Ко мне Захаркин подходит и говорит: «Ты забьешь – с нами поедешь». И все. Меня ещё больше заколошматило. Сидел на лавке и думал: «Господи! Когда игра закончится?!».

1652517.jpg

– И как?
– Пас голевой отдал.

– Что сказал?
– Отправили во вторую команду. На следующий год я только попал потом.

– Как твои ощущения?
– Великолепные. У меня ещё партнёры были опытные очень. Владимир Епанчинцев и Олег Собакин. Они помогали, подсказывали.

– Что они тебе говорили?
– Абсолютно всё. Куда ехать. Когда, что отдавать. Когда пас. Куда встать.

– Я вспоминаю момент. Владимир Епанчинцев играл в ЦСКА. Большинство команды выходит на большинство. Вадим лично собирал свою спецбригаду реализации большинства. И он их конкретно поучал и наставлял! Это реально так помогает?
– Да. Кто самый опытный, он так и расставляет игроков. Кому, как удобно. У них были какие-то комбинации наиграны. У них главное было в основном больше не мешаться.

– Смотришь на своих ребят, с кем начинал играть. Кто-то уже достаточно высоко взлетел.
– Есть такое. И обидно. Но что сделать теперь? Надо либо опустить руки и ничего не делать, сидеть читать книги, либо идти дальше. Как жизненный опыт. Плохой, но опыт.


Приключения и ссоры в семье

– Ты играл в Москве, в Новосибирске. Есть какая-то разница? Летал же по всей стране?
– Когда я играл, в ЦСКА, тогда ходили на ЦСКА как на похороны – родственники и знакомые.

– Сейчас две с половиной.
– Кто-то ходит. Когда кто-то из наших забивает гол, слышно, как человек хлопает. Один.

– Мы с тобой говорили про твои, так скажем, проблемы. А город как-то может влиять на это? Смотря, в каком городе ты живёшь. Например, где можно найти приключения. В Москве-то понятно. Здесь приключений можно очень много найти.
– Да везде можно приключения, мне кажется, найти.

– Даже в Новокузнецке?
– Даже там.

– То есть, это никак не влияет? Я просто к чему спрашиваю... Многие игроки, например, при заключении контракта ориентируются на семью, где им будет комфортно, где им лучше будет жить. У тебя нет таких каких-то…
– Я всегда с женой советовался, когда был какой-то выбор. Я советовался с ней. Мы смотрели, какой город. Чтобы и ребёнку было удобно. Чтобы развитый город был. Чтобы можно было без проблем найти няню. Квартиру нормальную. И всё остальное. В этом плане Екатеринбург – отличный город.

– Екатеринбург и Новосибирск, это да. Хотя, если честно, про Екатеринбург многие говорят, что он несколько депрессивный город. Нет? Тебе не показалось так?
– Нет, наоборот.

– Маленькая Москва какая-то.
– В принципе, да. Пробок много. Причём пробки достаточно серьёзные.

– Вот сейчас все твои проблемы позади. А на самом деле, что произошло? Как ты понял, что пора остановиться? Что с тобой случилось? Алкогольная появилась зависимость?
– Нет, никакой зависимости не было. Просто был какой-то такой, как бы сказать… не ответственный был, вот.

– А как жена, как семья к этому отнеслась?
– Плохо, как…

– Ну ты раз куда-то пропал. Два – куда-то где-то задержался. Домой пришёл, скажем так, весёленький. Что жена говорила?
– Ругалась, конечно же. Уезжала из города пару раз.

– Собирала вещи?
– И такое было. Но ничего, мерился. Несмотря на всё, что в моей хоккейной карьере было, понимаю, что с этим со всем вот этим надо заканчивать и просто играть в хоккей.


Выбор клуба и имя сына

– Сейчас новый этап. Мы уже про это сказали. Дальше что? Что будешь делать? В том плане, что опять же, ждёшь, сейчас предложений. Хорошо, предложения поступают. С семьей, без семьи. Как, вместе?
– Да, с семьей поеду. Дальше надо догонять. Забивать очень много.

– С другой стороны, 29 – это абсолютно нормально. И для хоккеиста это тот возраст, когда можно успеть много чего хорошего и полезного. Опять же, и для себя, и для команды сделать. Такой вопрос. Не важно, в какой команде играть. «Амур», «Слон»… Условно. Любой город. От крайней точки западной до крайней восточной.
– Нет, абсолютно не имеет значения. Когда дома сидишь без работы, и дома начинается… Не хочет жена говорить, да. И родственники лишний раз напоминать. Но всё равно чувствуешь, как скапливается облако такое над тобой. И сидишь безработный. У тебя ребёнок, жена. И надо чего-то делать. Без разницы, какой клуб.

– Можно книги читать. Учиться. Какую-то полезную информацию черпать. Вашего сына зовут Марк. А почему, просто интересно?
– Как-то так выбирали имя, долго-долго-долго. С моей фамилией… Ну, Володя Моня, как это будет звучать?

– Владимир Моня. Владимир Дмитриевич.
– Ну, а Иван? Иван Моня. Тоже как-то… Марк как-то звучит. Марк Дмитриевич.

– Я общался с Костей Барулиным. Он своего сына Яном назвал. Правда, он в честь Яна Лашака – в честь партнёра по команде, своего коллеги-вратаря. Марк Мессье, мне пришло в голову. Марк Андре Флери. Опять же, разные ассоциации.
– Я пока не знаю, захочет ли он играть в хоккей. Я на коньки его не ставил. В этом году хотел отвезти его в хоккейную школу. Не знаю. Как захочет. Не хочу я заставлять его. Если ему будет это нравиться.
  

Зачем играть в хоккей?

– Скажи, пожалуйста, многие – и родители в том числе – приводя своего ребёнка в хоккей, говорят: вот это Ковальчук, Овечкин, Дацюк, Малкин. Когда ребёнка заставляют: «Ты должен тренироваться, должен делать то, делать это». Как это влияет? Тебя не заставляли так?
– Нет, абсолютно не заставляли.

– Для тебя хоккей в радость был?
– Да, это было весело. Я играл во второй лиге. В «Созвездии». У нас была команда. Потом мы с командой ехали в школу. Для меня целый день с друзьями. Это было весело, это было здорово. Мне нравилось очень. Был азарт, постоянно всякие шутки.

– Ты, можно сказать, прирождённый хоккеист. Некоторые, например, в шесть утра не хотят на тренировку подниматься.
– В шесть утра и я не хотел. Но что было делать?

– Но бежал же, тренировался?
– Да. И нравилось мне это почему-то. Не знаю. Прям весело было. Мне это доставляло огромное удовольствие – ходить на лёд.

– Что для тебя значит хоккей? Образ жизни, жизнь твоя? Ты не можешь без этого?
– Это азарт. Это понимать, что ты нужен кому-то. Что кто-то приходит и смотрит на твою игру. Понимать, что ты это делаешь не только для себя, но и для болельщиков. Для меня это азарт и желание что-то выиграть. Выиграть кубок или отдельную игру. Так вот.

– То есть, для тебя это некий образ жизни? Вне хоккея ты себя не представляешь?
– Сейчас я вне хоккея. Но себя так не представляю.

– То есть, тяжело?
– Да, очень.

Автор: Владимир Дехтярев.
Загрузка...
Загрузка...
Программа 100% УТРА 100% УТРА Эмма Гаджиева и Роман Вагин и Александр Боярский
  • Пн.
  • Вт.
  • Ср.
  • Чт.
  • Пт.
  • Сб.
  • Вс.
с 07:00 до 11:00
Подробнее
лента новостей
Загрузка...
Спорт FM
...
Прямой эфир
Громкость
Другие станции
Сейчас в эфире:
...
...
Другие станции
Основной эфир
Спорт FM
...
...
Основной эфир
Европа Плюс
...
...
Высокое качество
TOP 40
Европа Плюс / TOP 40
...
...
Party
Европа Плюс / Party
...
...
LIGHT
Европа Плюс / LIGHT
...
...
NEW
Европа Плюс / NEW
...
...
R&B
Европа Плюс / R&B
...
...
Акустика
Европа Плюс / Акустика
...
...
ResiDANCE
Европа Плюс / ResiDANCE
...
...
Основной эфир
Радио 7 на семи холмах
...
...
Высокое качество
Настроение любить
Радио 7 на семи холмах / Настроение любить
...
...
Настроение счастья
Радио 7 на семи холмах / Настроение счастья
...
...
Наедине с музыкой
Радио 7 на семи холмах / Наедине с музыкой
...
...
Основной эфир
Дорожное Радио
...
...
Высокое качество
Танцы по-русски
Дорожное Радио / Танцы по-русски
...
...
Рок-клуб
Дорожное Радио / Рок-клуб
...
...
Ностальгия
Дорожное Радио / Ностальгия
...
...
Основной эфир
Новое радио
...
...
Основной эфир
Ретро FM
...
...
Высокое качество
Ретро FM 70e
Ретро FM / Ретро FM 70e
...
...
Ретро FM 80e
Ретро FM / Ретро FM 80e
...
...
Ретро FM 90e
Ретро FM / Ретро FM 90e
...
...
Вечеринка Ретро FM
Ретро FM / Вечеринка Ретро FM
...
...
Ретро FM Сан-Ремо
Ретро FM / Ретро FM Сан-Ремо
...
...
Основной эфир
Эльдорадио
...
...
Кекс
Дорожное Радио / Кекс
...
...
Свежее
Европа Плюс / Свежее
...
...