28 Июля 2017 19:08

Гончар: Россия остается моей родиной, американцем не стал

Гончар: Россия остается моей родиной, американцем не стал

Российский хоккеист, защитник, призер Олимпийских игр в составе сборной России, обладатель Кубка Стэнли в сезоне-2008/09 (в качестве игрока) и в сезоне-2016/2017 (в качестве тренера защитников) Сергей Гончар в интервью «Спорт FM» рассказал о том, можно ли сравнить эмоции от победы на льду и за его пределами, как изменятся его обязанности в новой должности - ассистента главного тренера, и готов ли он в будущем поработать со сборной.

- Сергей, здравствуйте! Поздравляю вас с завоеванием Кубка Стэнли в качестве тренера. Вы выигрывали этот трофей и в качестве игрока. Можно ли сравнить эти эмоции – чемпиона-игрока и чемпиона-тренера? Они отличаются?

- Наверное, эмоции радости и какого-то чувства удовлетворенности – они одинаковые. То есть когда мы выиграли в первый раз, я как игрок, и потом, когда я выиграл как тренер, в обоих случаях был очень доволен, был счастлив. Просто разница в том, как ты к этому идешь. Наверное, в качестве игрока - мы все понимаем, что это больше физический труд, это больше подготовка – и весь сезон, и матчи – более долгая, физическая работа на износ. А когда мы говорим о тренерах, это все-таки черновая работа, которую мало кто видит: много подготовительных моментов – видео, разбор игр. Наверное, эмоции, в конце концов, одинаковые, но пути – они очень сильно отличаются.

- Этот сезон вас как тренера, в первую очередь защитников, и скаута, он чему научил?

- Ну, скаутом я никогда не был, наверное, нельзя так говорить. Я, в принципе, два года уже работаю, должность… она у меня такая получилась… изначально разговор был просто о командной системе, а когда пришел Майк Салливан к руководству нашей командой, моя работа сфокусировалась только на первой команде. Поэтому сказать вот так, что именно вот в этом году, как вы говорите, это произошло, что что-то изменилось, я не могу. Два года уже работы с защитниками, по большинству. Если совсем так упрощать, чтобы было понятно, я являюсь тем человеком, который в нашей команде отвечает за каждого защитника. То есть у меня не просто какая-то общая направленность, а у нас так построена работа, что у каждого нашего защитника есть свой индивидуальный тренер в моем лице. То есть я у каждого игрока разбираю игровые отрезки, каждый игрок получает детальный разбор своей игры. Если что-то надо прибавить-убавить, мы с каждым работаем, и получается такая индивидуальная работа. Я не думаю, что в лиге еще у кого-то есть такая же система, как у нас.

- В следующем сезоне вас ждет новый вызов, вас же повысили.

- Я не знаю, опять же, повторюсь, это как-то… вы говорите – вызов, повысили… Может быть, должность моя поменялась в плане названия, но на самом деле ничего не изменится, будет та же самая работа, просто ее будет еще больше.

- Поправьте меня, если я не прав. Прощального матча у вас не было. Планируется?

- Вы знаете, никогда, если честно, не задумывался. Так получилось, что я только закончил с хоккеем и сразу же начал тренировать. И у меня все мысли уже там были. Поэтому мне трудно сказать, планировал ли я или нет. Не могу ответить на этот вопрос.

- Владимир Анатольевич Малкин в одном из интервью называл вас вторым отцом для своего сына Евгения. Удостоиться такой похвалы – большая награда. Как вы помогали Евгению адаптироваться в НХЛ, тем самым заслужив такие лестные слова от Владимира Анатольевича?

- Ой… по большому счету, наверное, ничего такого экстраординарного не происходило. Когда ты приезжаешь на новое место, не всегда знаешь где, что, как, особенно когда не знаешь языка. Жене просто старался помочь во всем - он у нас дома жил, и, если были какие-то вопросы, когда они возникали, старался ему помочь. Потому что понимал – сам через это прошел – насколько это тяжело, особенно в первый год: попасть в команду, и сразу же без языка адаптироваться и начать играть. Так что все, что я делал, – старался помочь. Сказать, что что-то делали мы такое специальное – нет никаких секретов. Когда возникали вопросы, мы их решали.

- Вы довольно долго живете в Северной Америке, но каждое лето, каждый отпуск проводите в России. Вы себя все-таки до сих пор ощущаете русским человеком, или уже человеком западной формации?

- Да нет, русским человеком. Что я – вырос здесь, моя ментальность сформировалась здесь, все равно, когда думаю там, я сначала думаю по-русски, то есть для меня все-равно Россия остается той страной, где я вырос, моей родиной. Поэтому сказать, что я стал вдруг американцем – нет, я не могу.

- Есть у Сергея Гончара профессиональная тренерская мечта?

- Ну, наверное, больше как цель – развиваться, прогрессировать, становиться лучше и лучше на этом посту. Как-то вот сказать, что я живу и работаю ради одной какой-то цели, - нет. Каких-то далеко идущих целей не ставлю, стараюсь развиваться и прогрессировать на своей должности, позиции. Вот это, наверное, моя цель, мечта, скажем так. Чтобы если жизнь подкинет в дальнейшем какие-то ситуации, которые нужно будет решить, чтобы я был к этому готов. Если будет какой-то вызов, чтобы я был к этому готов.

- А вы видите себя тренером сборной? Я сейчас даже не о сборной России, а гипотетически тренером национальной команды какой-либо страны.

- Ну, вот видите, я же только что сказал – если будет такая возможность, будет какое-то предложение, и я буду считать, что я к этому готов, буду рассматривать. А как-то говорить о том, что я сейчас только выхожу на лавку потому что хочу быть тренером сборной, я не могу. Я выхожу на лавку, на лед или в раздевалку, потому что мне это интересно на данный момент, мне это нравится, и поэтому я этим занимаюсь.

Загрузка...
Загрузка...
лента новостей
Загрузка...